Дмитрий Зотиков Грандмастер

Как «профукать» державу?

Однажды в тридевятом царстве, тридесятом государстве случилось чрезвычайное событие.

Царю по утру подали кофию чашку турецкого помола. А не бразильского, как тот любил. Рассвирепел царь и велел было отрубить голову ответственному за кофий боярину Долгополову Ивашке. Но по своей привычке не принимать скоропалительных решений решил трошки подумать.

Вышел царь на балкон царский, а внизу благодать благолепная! Девки в сарафанах сено в стога мечут и песни поют народные, мужики в белых рубахах молоко пьют из кринок, а детишки в салки играют.

Разомлел царь и пустил по щеке слезу царскую. Ведь нет ничего приятнее для царей, чем вид благодарных подданных. И даже кофий помола турецкого можно после этого простить боярину знатному, но неразумному. Впрочем, такому же неразумному, как и все другие бояре царские.

Царь вздохнул и сел за компьютер. А так как эта сказка писалась уже в веке XXI, то наличие в ней компьютеров и прочих айфонов пусть здесь никого не удивляет. Прогресс, однако. Его, ить, не остановишь.

Как обычно, проверил царь почту электронную. Спам удалил, не читая. Ибо ученый, вирусов боялся пуще нашествия татарского. А программу Касперского не ставил из-за принципа. Кто-то из холопов придворных нашептал царю, что штука эта жидомасонская и трафик от нее, якобы, хуже становится. Ну, во всем царя в том царстве развести пытались.

В почтовом ящике два письма оказалось. Первое от какой-то Марфы из Киева. Якобы та в сети социальной нашла царскую аватарку и решила напомнить, что когда-то сидела с ним за одной партой в церковно-приходской школе.

 — Тьфу на этих бывших одноклассниц, — сплюнул царь, глядя на портрет компьютерный, ничем бывшую школьную привязанность с косичками не напоминающий.

Второе письмо было от кузины из царства Германского. Напоминала, что зима скоро и ежели поток газа от кузена прервется, как в прошлом году, то…

Не стал царь письмо дочитывать, чтобы систему нервную не расстраивать. Нажал перстнем с изумрудом персидским «делите» и решил по Сети Всемирной попутешествовать.

Сначала на форум вышел политический, в котором сам под ником «tsar» чатился. А там про события последние на окраине царской. Народишко-то, оказывается, совсем на окраинах этих огрубел. Это возле дворца они сено в стога и молоко из кринок. А в этом, как его, Междуозерске, на тракт почтовый вышли. С городовыми драку устроили.

Ушел царь с форума, чтобы не расстраиваться. А для успокоения снова на балкон царский выглянул. А там по-прежнему благодать благолепная! Девки в сарафанах сено в стога мечут и песни поют все народные, мужики в белых рубахах молоко пьют из кринок, а детишки в салки играют.

В этот момент обед подали. Борщ с пампушками, севрюжка, в фольге запеченная с трюфелями, и графинчик чистой, как слеза, водочки привели царя-батюшку в хорошее расположение духа.

Тут министр военный не вовремя объявился.
 — Войска иноземные, недавно парадом по нашей площади Красной прошедшие, все никак домой не уберутся. Сильно им девки наши да вино белое понравилось. Ужо две недели по кабакам столичным шастают.

Рассвирепел царь и стукнул короной снятой по столу обеденному.
 — А я тебя предупреждал, что все эти иноземцы проклятые спят и видят, как вино все наше выпить и девок обрюхатить. А где тогдать наша армия. Ась?
 — Не вели казнить, вели миловать, — рухнул на колени министр военный. — Как по приказу твоему начал я ее реформировать, так она куда-то и исчезла. Уже две недели как пропала, и никто найтить не могет.

 — Как так — целая армия и исчезла? — удивился царь и снова для успокоения на балкон выглянул. А там по-прежнему благодать благолепная! Девки в сарафанах сено в стога мечут и песни поют все народные, мужики в белых рубахах молоко пьют из кринок, а детишки в салки играют.

 — Как да как, — пригорюнился министр военный. — Да через как. Вона, у министров финансов вся казна за бугром пропала. А ежели казны нет, то и армии — тю-тю.
Расстроился царь беспорядку казенному и вспомнил, что на днях даже палач из Приказа Тайного уволился по сокращению. Да, без казны и царь — не царь.

 — Давай, министр, что ли в подкидного сыграем. На щелбаны. Только, чур, не жульничать, как в прошлый раз, и шестеркой короля не бить. Знаю я вас, шельмецов. Все царство разворовали, едрить твою коромысло.

И стали они в «Дурака» играть. А перед дворцом царским артисты, из-за рубежа приглашенные, перекур устроили. Знали, что до вечера царь-батюшка на балкон больше не выйдет. Уж очень он любил своему министру военному щелбаны отпускать. Даже когда и проигрывал.

Щелк, щелк, щелк… Эх, гуляй, Москва, разговаривай, Рассея!

Обновлено 21.06.2010
Статья размещена на сайте 19.05.2010

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: