Владимир Рогоза Грандмастер

Фельдмаршал Михаил Барклай-де-Толли. Почему из-за него Пушкин поссорился с родственниками Кутузова?

Полководец Михаил Богданович Барклай-де-Толли долгое время оставался в тени своего преемника фельдмаршала Кутузова, стяжавшего в 1812 году лавры победителя Наполеона и спасителя Отечества. На долю Барклая-де-Толли досталось самое трудное время, когда русские армии были вынуждены отступать, избегая генерального сражения.

Отступление всегда неоднозначно воспринимается в обществе. Барклай же, по словам Карла Маркса (кстати, хорошо разбиравшегося в военных вопросах), «не уступил невежественным требованиям дать сражение, исходившим как от рядового состава русской армии, так и из главной квартиры; он выполнил отступление с замечательным искусством, непрерывно вводя в дело то ту, то другую часть своих войск».

После объединения двух русских армий под Смоленском, Барклай по согласованию с П. И. Багратионом принял на себя общее руководство, хотя формально продолжал оставаться главнокомандующим только 1-й Западной армии. Ему удалось не только сохранить силы объединенной армии, но и нанести значительный урон войскам Наполеона. Кстати, именно он был организатором партизанской войны в тылу французов.

Когда полководец под Царевым-Займищем выбрал позицию и стал готовиться к генеральному сражению, в войска прибыл Кутузов, назначенный главнокомандующим объединенной русской армии. Не захотев давать сражение на месте, выбранном Барклаем (с военной точки зрения оно было лучше, чем затем у деревни Бородино), Кутузов приказал продолжить отступление. Генеральное сражение произошло через несколько дней. Во многом благодаря именно Барклаю русская армия выстояла при Бородино.

Затем на счету Барклая были доблестные победы в заграничном походе, за которые он стал полным кавалером ордена святого Георгия, был удостоен золотой шпаги с лаврами и бриллиантами, получил чин фельдмаршала и титул князя. Но обвинения в отступлении в 1812 году так и продолжали шлейфом следовать за ним, отравляя фельдмаршалу жизнь, хотя многие и в армии, и в русском обществе понимали, что его решения в тот период были единственно правильными. Так, Н. И. Тургенев отмечал: «Общество, которое даже в России не бывает долго несправедливым, со временем отказалось от своего предубеждения против Барклая-де-Толли; военные сумеют оценить заслуги его, как генерала, а люди беспристрастные отдадут дань уважения его неподкупности и прямоте его характера».

Одним из первых, кто во весь голос заговорил об истинной роли Барклая-де-Толли в разгроме Наполеона, был Пушкин. Не стоит забывать, что Александр Сергеевич был не только гениальным поэтом, но и весьма талантливым ученым-историком. Судя по всему, мнение о роли Барклая в прошедшей войне у поэта сформировалось к концу 20-х годов. Любопытно, что в десятой главе «Евгения Онегина», говоря о прошедшей войне, он называет Барклая, но не упоминает Кутузова:
Гроза двенадцатого года
Настала — кто тут нам помог?
Остервенение народа,
Барклай, зима иль русский Бог?

Такой увидел Военную галерею А.С. Пушкин (фрагмент картины Э.П. Гау из серии «Виды залов Зимнего дворца») Затем появляется его знаменитое стихотворение «Полководец», посвященное портрету Барклая-де-Толли кисти Джорджа Доу, увиденному поэтом в Военной галерее Зимнего дворца. Известно несколько вариантов стихотворения, так как по соображениям цензуры Пушкин вынужден был в первых публикациях сделать несколько существенных купюр. Отдельные изменения есть и в авторских рукописных текстах.

В стихотворении поэт сразу же заявляет, что среди сотен генералов, чьи портреты украшают галерею, его заинтересовал только Барклай. Затем в стихотворении следует текст, воспринятый в обществе весьма неоднозначно. Приведу его практически полностью, чтобы показать, как глубоко прочувствовал поэт и роль Барклая в войне, и его личную драму:
О вождь несчастливый… Суров был жребий твой:
Всё в жертву ты принес земле тебе чужой.
Непроницаемый для взгляда черни дикой,
В молчаньи шел один ты с мыслию великой,
И в имени твоем звук чуждый не взлюбя,
Своими криками преследуя тебя,
Народ, таинственно спасаемый тобою,
Ругался над твоей священной сединою.
И тот, чей острый ум тебя и постигал,
В угоду им тебя лукаво порицал…
И долго, укреплен могущим убежденьем,
Ты был неколебим пред общим заблужденьем;
И на полу-пути был должен наконец
Безмолвно уступить и лавровый венец,
И власть, и замысел, обдуманный глубоко, —
И в полковых рядах сокрыться одиноко.
Там, устарелый вождь! как ратник молодой,
Свинца веселый свист заслышавший впервой,
Бросался ты в огонь, ища желанной смерти, —
Вотще! Преемник твой стяжал успех сокрытый
В главе твоей. — А ты непризнанный, забытый
Виновник торжества почил — и в смертный час
С презреньем, может быть, воспоминал о нас.

Ф. Вендрамини. Портрет Михаила Богдановича Барклая-де-Толли. 1813 г. Мнение о стихотворении разделило общество. Многие встретили «Полководца» с восторгом. Но далеко не все. Видимо, поэт не ожидал, что на него посыпется вал обвинений в принижении роли Кутузова. Особенно рьяно претензии к Пушкину предъявляли родственники Михаила Илларионовича. Любопытно, что и среди них не было единства. Дочь Кутузова Елизавета Хитрово осталась почитательницей поэта и даже предупредила его, что Л.И. Голенищев-Кутузов направил возражения в цензурный комитет и готовит к изданию разгромную брошюру о стихотворении «Полководец».

В конце 1836 года брошюра вышла из печати. Практически с первых строк в ней звучали обвинения в адрес поэта: «В Полководце… некоторые мысли и стихи до знаменитого полководца относящиеся, совершенно противны известной истине, противны его собственным словам, его отличительным свойствам; состоят из вымыслов, преувеличений, ни мало не нужных, когда дело идет о человеке, которого деяния принадлежат истории». Затем следовал подробный разбор «вымыслов и преувеличений».

У автора брошюры нашлось не мало сторонников, он даже записал в дневнике: «Мои замечания Пушкину всё время являются предметом разговора общества; все находят их вне сравнений с произведениями подобного рода и не упускают случая наперерыв расхваливать их».

Памятник М.Б. Барклаю-де-Толли на Бородинском поле Пушкин был вынужден оправдываться, опубликовав в «Современнике» специальную статью, в которой писал: «Это стихотворение заключает в себе несколько грустных размышлений о заслуженном полководце, который в великий 1812 год прошел первую половину поприща, и взял на свою долю все невзгоды отступления, всю ответственность за неизбежные уроны, предоставя своему бессмертному преемнику славу отпора, побед и полного торжества. Я не мог подумать, чтобы тут можно было увидеть намерение оскорбить чувство народной гордости и старание унизить священную славу Кутузова; однако ж меня в том обвинили.

Неужели должны мы быть неблагодарны к заслугам Барклая-де-Толли, потому что Кутузов велик? Ужели после двадцатипятилетнего безмолвия поэзии не позволено произнести его имени с участием и умилением? …Его отступление, которое ныне является ясным и необходимым действием, казалось вовсе не таковым; не только роптал народ ожесточенный и негодующий, но даже опытные воины горько упрекали его и почти в глаза называли изменником. Барклай, не внушающий доверенности войску ему подвластному, окруженный враждою, язвимый злоречием, но убежденный в самого себя, молча идущий к сокровенной цели и уступающий власть, не успев оправдать себя перед глазами России, останется навсегда в истории высоко поэтическим лицом".

Кстати, Пушкин отнюдь не противопоставлял полководцев друг другу, у него не мало стихов, в которых он восторженно говорит о Кутузове, в том числе отмечая, что Михаил Илларионович «облечен был в народную доверенность». В разгар полемики, в 1836 году, в стихотворении «Художнику» он еще раз четко обозначил свою позицию, лаконично заявив: «Здесь зачинатель Барклай, а здесь совершитель Кутузов», подчеркнув, что победа в войне достигнута их общими усилиями.

На мой взгляд, Пушкин своим стихотворением не только решительно поднял голос в защиту недооцененного современниками полководца, по сути, он вывел его имя из забвения и заставил общество по-новому взглянуть на его роль и его свершения.

Время все расставило по своим местам, вернув М.Б. Барклаю-де-Толли заслуженную славу. В Петербурге, Риге, Смоленске, Черняховске, Тарту, на Бородинском поле установлены памятники полководцу, издаются и переиздаются посвященные ему книги. Тем, кто заинтересуется его судьбой, рекомендую весьма интересную книгу А. Г. Тартаковского «Неразгаданный Барклай».

Когда-то Денис Давыдов коротко, но емко выразил суть Михаила Богдановича Барклая-де-Толли: «Мужественный и хладнокровный до невероятия». Таким полководец и остался в истории.

Обновлено 25.05.2010
Статья размещена на сайте 24.05.2010

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Владимир Рогоза, В статье «Смоленск в огне. Городская крепость могла выдержать осаду войск Наполеона» Евгений Мезенцев, старший научный сотрудник Центра военной истории Института истории, пишет:
    «Когда в начале войны 1812 г. Наполеона спросили, каково его мнение о русском полководце Барклае-де-Толли, тот ответил: «Я о его прежних заслугах не слышал, но по его первым действиям скажу, что он неважный генерал». (см. «АиФ» № 31)

    Это как же надо не уважать русскую военную историю, чтобы согласиться с Наполеоном?

  • Владимир Рогоза,
    Хороший материал
    Есть байка или история?
    В канун нового 1764 г трехлетнего Мишеньку Барклая-де-Толли тетушка решила покатать в санях по Невскому Проспекту. Внезапно на их экипаж налетела карета и ребенок вывалился на дорогу. Из кареты тут же выскочил гвардейский офицер, подхватил мальчика на руки и передал испуганной тетке. Извинившись он сказал: «Каков молодец! Он не только не заплакал, но даже не испугался. Этот ребенок будет великим мужем!» и, прощаясь, добавил: «Всегда готовый к услугам капитан гвардии Григорий Потемкин». Спустя четверть века Потемкин вручал двадцативосьмилетнему Барклаю-де-Толли медаль за взятие Очакова. Потемкин был тогда фельдмаршалом, а будущий фельдмаршал Барклай-де-Толли - капитаном.

    Оценка статьи: 5

  • На мой взгляд, Пушкин своим стихотворением не только решительно поднял голос в защиту недооцененного современниками полководца, по сути, он вывел его имя из забвения и заставил общество по-новому взглянуть на его роль и его свершения. Замечательные строки.

    Оценка статьи: 5