Марк Блау Грандмастер

Святой Габриэль: почему монах считается покровителем стрелков?

«Ты можешь достичь добрым словом и пистолетом большего, чем просто добрым словом.» (Аль Капоне)

За две тысячи лет христианства, похоже, не осталось ни одной профессии, не имеющей своего святого покровителя. Любой мало-мальский солидный профессиональный цех обзаводится собственным небесным заступником.

Недавно я узнал мимоходом, что святой покровитель имеется и у стрелков. Убивать и калечить — совсем не богоугодная профессия. И вот поди ж ты, у них тоже имеется святой патрон! Правда, пока неофициальный. Ватикан почему-то медлит, но любители пострелять уже объединились в ассоциацию и хотят видеть своим представителем перед Божьим престолом святого Габриэля.

В отличие от католических святых, которые жили в незапамятные времена, святой Габриэль был причислен к страстотерпцам совсем недавно. Был он монахом. Габриэль — имя принятое при пострижении. А в земной жизни звали его Франческо Поссенти (Francesco Possenti) (1838−1862).

Он родился в итальянском городке Ассизи, известном как родина другого католического святого, Франциска. Преемственность поколений: маленького Франческо крестили в той же купели, в которой в 12-м веке принял крещение святой Франциск.

Вскоре после рождения сына семейство Поссенти переехало в соседний городок, Сполето, где отец стал судейским чиновником. Там же, когда мальчику было всего 4 года, умерла его мать.

Нельзя сказать, чтобы духовная жизнь сильно привлекала Франческо. Наоборот, он тщательно следил за своей внешностью и не отказывался от участия в вечеринках и праздниках. Среди городской молодежи Франческо получил прозвище «танцор». Был он также хорошим наездником и стрелком. И характером паренек отличался отнюдь не смиренным. Бывало, его охватывали дикие приступы гнева, и хорошо, что в эти моменты в руках Франческо не оказывалось оружия.

Лучшее образование в то время в Италии давали школы и колледжи ордена иезуитов. Франческо учился в городском колледже иезуитов в Сполето и закончил его с отличием. В общем, юноша был вполне готов, чтобы стать преуспевающим чиновником или военным.

И тут жизнь начала толкать Франческо на стезю Божью. В 1851 году он почти безнадежно заболел и в случае выздоровления пообещал стать монахом. Выздоровел чудом. Но, конечно, забыл обещание.

В другой раз во время охоты он едва не попал под шальную пулю. И снова Франческо решил посвятить свою жизнь Богу. Но данное себе слово опять не сдержал.

Габриэль Поссенти, http://catholicfire.blogspot.comНесколько братьев и сестер Франческо скончались за короткий промежуток времени, а в 1853 году и он серьезно заболел. И снова врачи сомневались в том, выживет ли юноша. Когда врачи бессильны, остается вверить себя в ангельские руки. На этот раз Франческо вытаскивал из могилы недавно причисленный к лику блаженных Андрей Бобола. Поскольку А. Бобола был монахом-иезуитом, выздоровев, Франческо решил вступить в орден иезуитов. И снова далее решения и первоначальных шагов дело не пошло.

И тут во время эпидемии холеры умерла любимая сестра Франческо, Мария Луиза, которая фактически заменяла ему умершую мать.

Когда по окончании эпидемии горожане Сполето организовали крестный ход к городскому собору, где находилась известная реликвия, старинная икона Божьей матери, Франческо в церемонии не участвовал, стоял на тротуаре. Но когда мимо него проносили икону, он вдруг явственно услышал голос сестры: «А ты для чего остался в этом мире?»

Прозрение заставило Франческо вступить в монашеский орден. В сентябре 1856 года он принимает имя Габриэль и становится послушником, а через год — монахом. В 1859 году он с группой монахов поселяется в Абруццких горах в городке Изола дель Гран Сассо.

Здесь, несмотря на обилие свежего воздуха, у Габриэля обнаружились первые симптомы туберкулеза. В те годы это означало смертный приговор. Но юноша проявил изрядную силу духа и до самой смерти, 27 февраля 1862 года, сохранял редкостное самообладание. Канонизировали его в мае 1920 года, объявив покровителем католической молодежи.

http://meta-delo.blogspot.comНашлось ли в этой жизни место подвигу, из-за которого стрелки претендуют на покровительство святого Габриэля? Нашлось, конечно.

Дело в том, что монахи неспроста перебрались в 1859 году в глухой провинциальный городишко посреди высоких гор. В Италии бушевала война за объединение страны. И — что может быть только в Италии — война эта велась двумя военачальниками одновременно. Король Виктор-Эммануил II был официально признанным претендентом на трон будущей объединенной от севера до юга страны. Но вряд ли ему удалось бы поднять итальянцев на войну за единство страны. Надо знать характер этого народа и его абсолютное нежелание воевать за какие-либо абстрактные принципы, чтобы понять значение Джузеппе Гарибальди. Благодаря своей харизме, он стал воистину народным лидером и народным полководцем. Это, да еще огромная популярность Гарибальди во всем мире, заставляло мириться с героем даже недолюбливавших его французских союзников Италии.

В 1859 году Гарибальди задумывал поход на Рим, чтобы свергнуть все еще существовавшее Папское государство. С большим трудом королю удалось отговорить Дж. Гарибальди от похода на Рим. Тот распустил своих «партизан», но приказал им быть всегда наготове и не разоружаться.

Было бы ошибкой думать, что эти ребята дисциплинированно вернулись к домам и полям (которых у многих как раз отродясь не было). Работать они не хотели и не умели, а потому пошли по небольшим городкам и селениям, занимаясь разбоем и насилием. К монахам и священникам гарибальдийцы относились, как к солдатам вражеской армии, и в плен не брали. Поэтому группа монахов сочла за лучшее скрыться подальше в горах.

Но ты бежишь от войны, а война приходит к тебе. Один из таких разбойничьих отрядов захватил Изолу. Выше в горы, в монашескую обитель, они не пошли, а занялись грабежом в городке. Услышав снизу выстрелы, Габриэль Поссенти попросил у настоятеля разрешения спуститься в Изолу. Может быть, он может сможет кому-то помочь?

Оказавшись в городке, он увидел на центральной площади двух мародеров, пытавшихся изнасиловать местных девушек.

По-видимому, здесь дал себя знать взрывной характер Габриэля, так и не смирённый монашеской жизнью. Юный монах подбежал к насильнику и выхватил у него из-за пояса револьвер. Увидев направленный на него «кольт», солдат подчинился приказу Габриэля отпустить женщину. На помощь товарищу бросился второй насильник, но был разоружен таким же манером и тоже отпустил свою жертву.

К площади бежали другие солдаты, горя желанием разделаться с молоденьким монахом, казавшимся легкой добычей. Несмотря на то, что Габриэль был сейчас вооружен двумя револьверами, стрелять по людям ему запрещал монашеский сан. И мародеры, хоть и не добрые, но, без сомнения, католики, об этом знали.

Пожалуй, Габриэль Поссенти мог умереть на два года раньше, если бы… Если бы он не заметил сидевшую на земле между ним и приближавшимися солдатами ящерицу. Когда враги приблизились на достаточное расстояние, Поссенти выстрелил по ящерице. Меткая пуля снесла рептилии голову. Габриэль направил два револьвера на окруживших его солдат и громко спросил, кто хочет быть следующим? Желающих не оказалось. Разбойники побросали оружие. Более того, по приказу Поссенти они погасили подожженный ими дом и покинули городок, обещая никогда больше сюда не возвращаться.

Свидетелями этого истинного чуда, сотворенного молодым монахом, были все жители городка. Ликующая толпа проводила героя до монастыря и наградила званием «Спасителя Изолы».

Да, одолеть одним выстрелом целый отряд головорезов, никого при этом не убив, — подвиг покруче, нежели прикончить какого-то мифического огнедышащего дракона…

Обновлено 21.06.2010
Статья размещена на сайте 28.05.2010

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: