Валентина Пономарева Грандмастер

Что такое кентавромахия? По страницам мифов

Битва с лапифами

Порожденные царем фессалийских лапифов Иксионом, кентавры из поколения в поколение являли собой племя буйное и не слишком обремененное понятием честности. С теми же лапифами, которые и сами были весьма необузданны и воинственны, они находились в постоянных стычках, беззастенчиво угоняли скот, умыкали женщин…

Дошло до того, что уж лапифы взвыли, так им надоело подобное сосуществование с соседями и, по большому счету, даже изначально родственниками. Вот и решили они, как и чем могли поразмыслив, устроить мировую с кентаврами.

Собрав в головах все потуги на зачатки дипломатии, придумали уважить притеснителей, подружившись на пиру, да не на каком-нибудь, а на свадебном, и даже не просто свадебном, а на царском — по случаю женитьбы фессалийского правителя Перифона.

Однако кентавры, вкусив разнообразных яств, от которых стол ломился, и изрядно утолив жажду пиршественными напитками, задумали воспользоваться свадебной суматохой и похитить всех женщин, включая невесту. Понятное дело, возникла ссора, за которой последовала драка, а затем и жестокая битва, названная кентавромахией.

Лапифы, кстати, победили.

Сражение с Гераклом

Но вообще-то изложенный миф повествует лишь о первой главе кентавромахии. Вовсю она проявилась, когда безрассудные четвероногие бойцы вздумали потягаться с Гераклом. А дело было так. Великий герой, совершая очередной свой подвиг, охотился на эриманфского вепря — свирепого зверя, убийцу людей и опустошителя полей, наводившего ужас на всю Фессалию — и повстречался с Фолом.

Фол был кентавром, но иного, чем потомки Иксиона, происхождения, и имел сильно отличающийся от них характер. Этот добродушный весельчак обладал даром предсказания, помогал людям, растил воспитанников, обучая их борьбе и гимнастике. Единственным его недостатком, на современный взгляд, было неотвратимое пристрастие к вину, но именно это выдвинуло его в свиту Диониса — бога виноделия, производительных сил природы, вдохновения и религиозного экстаза.

По преданию, именно Дионис вручил однажды Фолу запечатанный пифос с вином, заповедав открыть его лишь тогда, когда придет Геракл. Впрочем, это лишь одна из ряда версий, но по рассказу она приходится как раз кстати. Так или иначе, Фол пригласил героя в гости, зазвав заодно и мудрого Хирона — кентавра божественного происхождения. И угощал.

А хмельной напиток, поданный к трапезе, был так ароматен (еще бы: из рук самого Диониса!), что, привлеченные им, набежали кентавры, которые не преминули устроить драку. За что и поплатились жизнью в разразившейся битве. Однако в результате схватки случилась беда: хозяин пещеры по чистой случайности наступил на одну из стрел Геракла, а другою был ранен нечаянно миролюбивый Хирон, который пытался утихомирить враждебные стороны. Да разве можно утихомирить кентавров?! Но стрелы-то у Геракла, как известно, были непростые: с наконечниками, отравленными ядом лернейской гидры, жуткой гадины, побежденной им раньше.

Так прервалась жизнь двух самых лучших, самых достойных из кентавров…

* * *
А вообще-то ответить на вопрос о том, что такое кентавромахия, можно гораздо короче: это битва кентавров, оружием которых были каменные глыбы и стволы деревьев. Но тогда бы мы упустили нечто важное: история сражения Геракла с ними весьма прозрачно показывает, что на войне погибают не только враги, но и друзья. Не только посредственности, но и таланты. Не только агрессоры, но и миротворцы.

А войны продолжаются и ныне. Так сколько ж можно воевать, люди!

Обновлено 21.10.2010
Статья размещена на сайте 16.10.2010

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: