Галя Константинова Грандмастер

Аве Мария! Сколько в мелодиях неожиданностей, мистификаций и открытий?

Не так уж много есть не белом свете совершенных мелодий. Столь прекрасных, что они знакомы практически всем. Совсем невероятно, когда подобные мелодии пишутся разными людьми, и даже на разный текст. Общее — только название, тема, образ. Это уже само по себе — загадка.

Итак, радуйся, Мария! Изначально — приветствие архангела Гавриила Марии в момент благовещения. В католической традиции — Ave Maria, в православной — «Песни Пресвятой Богородице» («Богородице дева, радуйся!»). Молитва эта одна из самых известных, с XI века к ней только добавляются отдельные слова.

Áve, María, grátia pléna; Dóminus técum: benedícta tu in muliéribus, et benedíctus frúctus véntris túi, Iésus — так она звучит на латыни.

Θεοτόκε Παρθένε, χαῖρε, κεχαριτωμένη Μαρία, — так она звучит по-гречески.

Мадонна с младенцем. Таддео ди Бартоло  (Авиньон, 1400) Эта молитва переведена на большинство языков, звучит и в англиканской, и в лютеранской церкви, и в грекокатолической. В православных церквях мы слышим следующие слова:

Богородице дѣво, радѹйсѧ, Благодатнаѧ Марїе, Господь съ тобою: благословена Ты въ женахъ, и благословенъ плодъ чрева Твоегω.

Но речь в дальнейшем пойдет не о молитве. На текст молитвы написано несколько десятков произведений. Но ни одна из тех песен, о которых пойдет речь и которые можно послушать в комментариях, не является молитвой. Это просто гениальная музыка, часть которой связана с известными словами, а другая — нет. Это просто гениальная музыка, но авторство последней мелодии было подвергнуто сомнению. А выводы привели в СССР.

Самые потрясающие примеры мелодий «Аве Мария» связаны с необычными историями. У всех на слуху наиболее известны «Ave Maria» Баха-Гуно, Шуберта и Каччини (но не Каччини).

«Ave Maria» Баха-Гуно. Один из самых известных и фундаментальных трудов И. С. Баха — двухтомный «Хорошо темперированный клавир». Прелюдии и фуги из него музыканты играют с детства и всю жизнь. Самая первая прелюдия, открывающая весь цикл, на первый взгляд — просто кажущийся удивительно простеньким до-мажорный наигрыш. На второй и последующий взгляды так уже не кажется — прелюдия завораживает.

Церковнославянское написание (Dmitrismirnov, en.wikipedia.org) Через полтора столетия французский композитор Шарль Гуно (известный нам по опере «Фауст» с его «Люди гибнут за металл!») написал к прелюдии мелодию. Просто наложил на баховскую музыкальную ткань свою мелодию. Музыка зажила своей жизнью и является одной из самых часто записываемых и исполняемых в мире. Но сейчас, если ее поют, а не исполняют в одном из многочисленных инструментальных вариантов, то снова звучит латинский текст.

«Ave Maria» Шуберта. Эта не менее гениальная и не менее известная песня. А вот с молитвой не связана вообще! И изначально называлась — «Третья песня Эллен». Правда, первые два слова — то есть обращение, были сохранены («Ave Maria! Maiden mild! Listen to a maiden’s prayer!»). Текст в поэме Вальтера Скотта был английским и относился к кельтской Владычице Озера.

Произведение В. Скотта «Дева Озера» было переведено на немецкий язык Адамом Сторком, и этим текстом уже воспользовался Франц Шуберт («Ave Maria! Jungfrau mild»). Точнее, Шуберт хотел, чтобы его песня звучала и по-английски, и по-немецки — чтобы пели и на родине, и в Англии. Вполне понятное пожелание немецкого композитора, осознающего свою гениальность, но жившего в страшной нищете. А мы часто слышим песню и по-русски, это перевод А. Плещеева:

Ave Maria! Ночь пришла.
Измучены мы тяжким горем,
И ложем служит нам скала
Над этим вечным бурным морем…

И сейчас повсеместно звучит эта романтическая песня Шуберта. Во всех вариантах, и с латинским тоже, чего сам композитор совершенно не предполагал…

Самая загадочная история — еще с одним знаменитым произведением.

«Ave Maria» — эта прекраснейшая музыка появилась в 1970 году и моментально разошлась по миру. Авторство впоследствии было указано — малоизвестный итальянский композитор Джулио Каччини (1551−1618 годы), один из зачинателей жанра оперы.

В. Вавилов Понадобилось несколько десятилетий изысканий энтузиастов и экспертиз профессионалов в лютневой музыке, чтобы придти к интереснейшему выводу: автором этой знаменитой «Ave Maria» является … советский гитарист и лютнист В.Ф. Вавилов (5 мая 1925 — 11 марта 1973, Ленинград). Питерский парень из рабочей семьи, воевавший в Великую Отечественную войну, посвятивший жизнь музыке.

На пластинке, изданной фирмой «Мелодия» («Лютневая музыка XVI—XVII вв.еков»), — несколько известных сейчас на весь мир мелодий («Город золотой», «Ричеркар» Нигрино и другие). К ним прилагались итальянские имена авторов музыки или было указано, что автор неизвестен, но тем не менее, он — представитель старинной итальянской лютневой школы. Пластинка разошлась мгновенно. А дальше людей, не совсем далеких от музыки, стало разбирать любопытство.

Но спросить уже было некого. В. Вавилов к этому времени уже умер. Он прожил недолго (не дожил до 48 лет), совсем небогато. Выступал в гитарном дуэте, записал две пластинки. На данный момент считается доказанным, что он является не только исполнителем, но и автором большинства мелодий, ставших международными хитами.

Сейчас Владимира Федоровича Вавилова называют гениальным мистификатором. Но, похоже, мы в очередной раз не заметили гениального композитора…

(Все три мелодии можно послушать в комментариях).

Обновлено 4.12.2010
Статья размещена на сайте 22.11.2010

Комментарии (21):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: