Богдан С. Петров Грандмастер

Лев Толстой. Повторное отлучение?

20 ноября 1910 г. исполнилось 100 лет со дня смерти великого русского писателя, философа и публициста Льва Николаевича Толстого. Все мы помним, какой был шум и гам по поводу круглой даты со дня смерти А. С. Пушкина (2007 г.). А что же Л. Н. Толстой? Неужели фигура помельче? Где шум, где громкие крики и восхваления?

А ведь этот юбилей значителен не только для России, но и для всего мира, значителен не только по дате, но и по величине фигуры писателя.

Однако, как ни странно, юбилей замалчивается, СМИ как воды в рот набрали, хотя раньше юбилеи писателей куда меньшего ранга вызывали большой государственный резонанс. Приходится обращаться к западным СМИ.

Влиятельная английская газета «Дейли Телеграф» в статье, посвящённой 100-летнему юбилею, пишет, что в России наших дней Л. Н. Толстого «отлучили от памяти». Он стал «неличностью» по Оруэллу. Англичане сокрушаются, что в России игнорируется 100-летняя годовщина со дня смерти Л. Н. Толстого, тем самым русские как бы отказываются от своего литературного прошлого в лице «величайшего русского писателя».

Тут англичане явно «перегнули палку». Россия обладает великой литературой, и, как бы ни была велика фигура Л. Н. Толстого, наша литература им одним не ограничивается.

Почему же именно Англия так озаботилась судьбой этого юбилея? То ли англичане так и не поняли, начитавшись Л. Н. Толстого, «таинственную русскую душу» (что сомнительно), то ли лукавят, печалятся не о забвении великой литературы (чего на самом деле не происходит; зря они это), а о замалчивании другой ипостаси Л. Н. Толстого — ипостаси разрушителя Русской православной церкви и Государства Российского (чего на самом деле, судя по их делам, они желают всей своей английской душой).

О своей главной цели Л. Н. Толстой написал ещё в 1855 г., и этой целью отнюдь не было написание великих литературных произведений:

«Разговор о божественном и вере навёл меня на великую, громадную мысль, осуществлению которой я чувствую себя способным посвятить жизнь. Мысль эта — основание новой религии, соответствующей развитию человечества, религии Христа, но очищенной от веры и таинственности, религии практической, не обещающей будущее блаженство, но дающей блаженство на земле…».

Именно реализации этой идеи, для чего литература была лишь средством, и посвятил Л. Н. Толстой свою жизнь. Именно поэтому священник РПЦ Иоанн Кронштадтский, причисленный ныне к лику святых, написал 14 июля 1908 г. в молитве, опубликованной в газете «Новости дня»:

«Господи, умиротвори Россию ради церкви Твоей, ради нищих людей Твоих, прекрати мятеж и революцию, возьми с земли хулителя Твоего, злейшего и нераскаянного Льва Толстого и всех его горячих последователей…».

И вот, наконец, свершилось по сему. Но лучше не стало. Потому что идеи сильнее людей. А дальше вы знаете: Февральская и Октябрьская революции 1917 г., гражданская война в России, троцкистские и сталинские лагеря, и пошло-поехало…

Но всё же представьте себе, во что превратилась бы Россия, если бы толстовство как религия победило? На нас напала Япония, а мы в ответ — непротивление злу насилием! На нас напала Германия — а мы отвечаем непротивлением злу насилием!

Так что идеи Л. Н. Толстого — не более чем иллюзии, осуществление которых на практике ведёт, как всегда, к противоположным, разрушительным последствиям. И как было бы хорошо западным странам иметь вместо могучего и богатого Русского государства нечто аморфное, непротивляющееся злу насилием! Вот о чём английская тоска по Толстому!

А теперь я хотел бы сказать нечто о «великих русских писателях», так прославляемых на Западе. Нет, это не Пушкин и Горький, не Булгаков и Шолохов, не Бунин и Тургенев. Это Гоголь, Достоевский и Толстой.

Ну, Гоголя они вообще не понимают, а вот Достоевский и Толстой — это да! Что же их объединяет? А то, что все они в зрелые годы страдали шизофренией. А чем отличаются шизофреники от обычных людей? А тем, что, кроме одного пунктика, во всём остальном они обладают повышенными способностями и массой интересных идей, а трое названных — ещё и литературные гении. И когда, именно из-за проявлений своего пунктика, такого человека называют «совестью нации», я лично содрогаюсь.

Ведь именно идеи Льва Толстого сокрушили Российскую империю и РПЦ (не зря В. И. Ленин называл Л. Н. Толстого зеркалом русской революции!). А идеи Солженицына, Сахарова и Лихачёва сокрушили СССР — мою великую Родину. И теперь руководители «новой» России, разгребая обломки былого величия, пытаются воссоздать страну, что приходится делать в условиях объективно враждебного окружения, которому сильная и богатая Россия не нужна. Отсюда и западная тоска по идеям Л. Н. Толстого, но не для себя, а для нас с вами.

А теперь вопрос: нужно ли нынешним властям прославлять Л. Н. Толстого во всех его ипостасях? Ну, великий писатель, включили его литературные произведения типа «Война и мир» в школьную программу. Ну, пусть англичане и другие иностранцы копаются в них, выискивая «таинственную русскую душу». Они ахают и ужасаются, но ничего понять не могут, как в нашем ответе на любой вопрос словами типа «да, наверное, нет». Мы-то понимаем, а они — никогда!

Кстати, недавно всё те же англичане провели опрос 1000 русских, но «русскости» в ответах не нашли. Интересно, чего искали — топор за пазухой, извечное покаяние, больную совесть или ещё чего? Так мы же не шизофреники, как «великие русские писатели»! Вот и не находят того, что очень хотели бы найти. Ущербности не находят!

А читателям моим (для Запада все мы — русские, независимо от национальности) пожелаю удачи и крепкого здоровья. А остальное приложится!

Обновлено 30.08.2017
Статья размещена на сайте 28.11.2010

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • 100 лет со дня смерти юбилеем быть не может

    Юбилей — это годовщина жизни, деятельности (обычно круглая дата); либо празднование такой годовщины.
    100 лет со дня смерти юбилеем быть не может по определению. Однако в тексте статьи слово «юбилей» используется неоднократно.

    А то, что по мнению автора статьи вся английская душа желает разрушения Государства Российского — это ваще песня. С другой стороны, на фоне специфических размышлений автора о шизофрении Толстого, Достоевского и о шизофрениках вообще — в этом нет ничего удивительного.

  • Комментарий скрыт
    • Оксана Шундрова, можно мне спросить и заметить? Дело в том, что плача по былому, мы помним (видим) только хорошее и положительное. Каждый оплакивающий "Россию, которую мы потеряли", видит себе на месте того самого барина, а не прислуги (рабочего, крестьянина).

      А что Вы, Оксана, думаете о выражении "Благими намерениями вымощена дорога в ад"?

      Толстой дей-но учил добру. Был неспящ сердцем. Умел сострадать. Но он был утопист, как оказались утопистами социалисты и коммунисты. Его учение о "непротивлении злу" - то же Христово учение. Как оно может быть дурным? Но в нашем мире оно нежизнеспособно. Попросту самоубийство. По-моему, об этом, где-то, автор и пытался сказать.

  • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 14 декабря 2010 в 11:01 отредактирован 14 декабря 2010 в 11:02

    Богдан С. Петров, хотел и я Вам добавить на орехи, как автору, но, проглядев рецензии, - зря, т.к. от этого уже написанное будешь воспринимать в тусклом отблеске читательских мнений, - обращу внимание на следующее:

    1) здравое зерно в такой неумелой статье, где довольно разумные тезисы переходят в личностные претензии маленького ребенка, присутствует. Верно, Запад всегда любил тех, кто стоял ближе к его ценностям и способствовал, в той или иной степени, развалу Империи.

    2) то, что Империя развалилась вряд ли виноваты, или даже поспособствовали, Достоевский или Толстой. Или даже Солженицын. Развал, насколько я понимаю, начался не извне, а изнутри. Назревал долго в массах. А массы тогда не читали Солженицына. Массы хотели колбасы (хлеба и зрелищ). "ГУЛАГ" стал "популярен" несколько позже. Как всегда, после свержения колосса на глиняных ногах. Да и то, честно, при всей правдивости и значимости, притянутые за уши грандиозные цифры. Как и прочее.

    3) идея всеобщего равенства и справедливости, права человека, мир и любовь, а также пути ведущие к ним, развалят любую империю. Любое государство. Хотя бы потому, что основы любого государства или империи имеют мало общего с ними. Капитал, научный прогресс и ресурсы - вот три кита, на которых покоится любое сильное государство. А не liberte, egalite, fraternite.

    Толстой - был утопист. Этим все сказано. Как и коммунизм - великая идея, но не жизнеспособная.

    И Толстого, и Достоевского, и даже Шекспира с Гете на Западе почти не читают. Это монументальные фигуры, за которые приятно держаться. Пока не спроектированы новые.

  • Скучно объяснять, почему эта статья (?) не имеет отношения ни к Толстому, ни к истории, ни к политике.

  • Комментарий скрыт
    • Богдан С. Петров Богдан С. Петров Грандмастер 16 декабря 2010 в 11:40 отредактирован 16 декабря 2010 в 11:43

      alfia lambert, почему "весь образованный мир" отметил 100-летие смерти Толстого, я объяснил в своей статье достаточно подробно. Но вопрос в том, почему власть предержащие России не отметили эту дату так, как в 2007 г. отметили соответствующую дату смерти Пушкина?

      Ваша позиция мне понятна - ведь Вы живёте как раз в стране, в которой "таинственную русскую душу" до сих пор ищут в произведениях только 2-3 писателей-шизофреников, хотя есть достаточно много русских писателей, и среди них великие, но там эту самую душу не ищут - страшно!

      Вам хотелось бы считать, что в России живут слабоумные шизофреники, но это далеко не так! И вам страшно!

      Вообще-то я писал статью отнюдь не для американцев, а для себя и для своих. А американцы пусть отдыхают!

  • Великое сокрушить нельзя. А коль старичок граф Толстой и старичок зек-Солженицын смогли, то, сталоть, великого там ничего не было. А был там Богдан Петров, такая сильная моська, которая полаяла на графа Толстого. Знать она сильна, что лает на слона...

    • Лаура Ли, а почему бы не полаять? Граф Толстой - фигура монументальная, вселенский концентрат разума и совести, а автор статьи, и мы с ним, просто Моськи?

      Думаю, не стоит преувеличивать. Или сотворять кумира, даже изо Льва Николаича. Всего лишь и был человек, во многом, как мы с Вами. Заблуждающийся, сомневающийся, не умеющий жить. Первую половину жизни грешил не по-божески (убийства, попойки, кутежи, азарт), а вторую, просвещенную, эти грехи замаливал.

      При всем уважении к графу ("Война и мир", "Не могу молчать", "Царство Божие - внутри нас" - мои любимые), к его мечущемуся сердцу, к его гуманистическим идеям, к его могучего уму, призываю не лаять, но придерживаться некой здравой середины, - не обожествлять. Идеи - утопичны. Грандиозные по объемы труды, вроде "Бой-бабы" ("Анна Каренина"), многословны. Идеи, предлагаемые в них, сомнительны.

      В статье здравое зерно есть.