К. Ю. Старохамская Грандмастер

Золушка, которая хотела странного, или Портреты живых цветов (картины Е.Билокур)

… Рисовать можно было только по воскресеньям, и то только если вся работа сделана. Холсты, кисти и краски она делала сама: кисти из щетины и шерсти, краски — из трав и цветов. За право писать картины ей пришлось бороться всю жизнь и со всем миром.
В забытой богом деревне все (и ее семья) считали рисование — бездельем, заморочками. Советская власть требовала от нее прославления колхозного строя. А она писала — цветы…

Ей позволили рисовать каждый день, только когда она решила покончить с жизнью. Отношение же к ее «малеванью» изменилось только тогда, когда за ее работами стали гоняться столичные искусствоведы и галереи, а увидевший их Пабло Пикассо сказал «Если бы у нас была такая художница — о ней говорил бы весь мир». Добавляло ей тяжести то, что не было близкой души — деревенские нравы были тяжелы и грубы, и женская доля там рисовалась совсем не в разговорах и написании картин.

Вот такая вот Золушка в родном доме, только Золушка мечтала о понятном, женском счастье: красивое платье, балы и принц — а Катерина Билокур о Странном: писать картины. Этого никто в деревне не понимал, и в общем они были не так уж виноваты — из забитого крестьянского быта они шагнули в жестокий железный век советской власти с ее голодоморами, прописками, продразверсткой, потом война… Какие тут картины, какое искусство — просто выжить, и то удалось далеко не всем.
А душа — просила искусства, рука тянулась к кисти, и цветы просили: напиши нас! Она рисовала на стенах, на самотканых холстах, если очень повезет — на бумаге.
Все было против нее. А что помогало? Прекрасная природа Украины? Народные песни и вышивки? Потусторонние силы, с которыми она контактировала душой? Неубиваемый талант?

…Родилась Катерина Билокур в селе Богдановка Полтавской губернии (теперь Киевская область), в крайне бедной семье, детство и юность прошли в тяжком физическом труде, в голоде и нужде… времена — одно тяжелее другого. Родители и односельчане, заскорузлые в нищете и темноте, считали рисование блажью. Способная девочка сама научилась читать, но именно поэтому в семье было принято решение не продолжать ее образование, да и слишком много работы нужно было ежедневно переделывать по дому, в поле, в огороде. Отсутствие же элементарного школьного образования в будущем воспрепятствовало поступлению талантливой художницы уже в художественные специальные учебные заведения в Миргороде и Киеве. Всю жизнь Катерина училась сама и осваивала художественные навыки сама, с некоторой помощью сельского учителя, а также иконописца из соседнего села. Тем поразительнее ее талант и тем удивительнее красота и мастерство работ художницы.


Катя рано начала рисовать — сначала угольками, тайком от неодобрения родственников, на кусочках полотна (иногда взятого без спросу в сундуке дома). Потом — на кусочках картона и бумаги. Работала по ночам и поздно вечером, в конце тяжелого дня, полного домашних и хозяйственных хлопот. Впоследствии художница сама ткала полотно и делала кисточки из кошачьих волосков для своих картин, а иногда и сама делала краски из ягод, коры и других природных материалов.

Известность пришла к художнице интересным образом. Рассказывают, что однажды в гостях Катя услышала песню «Чи я в лузі не калина була?» в исполнении Оксаны Петрусенко и, потрясенная впечатлением, решила отправить певице письмо, вложив в конверт маленький рисунок с изображением калины на кусочке полотна. Певица была удивлена рисунком и рассказала о талантливой девушке в Центре народного творчества. В результате руководитель художественно-методического совета областного Дома народного творчества приехал в Богдановку и увез несколько работ Билокур, чтоб показать художникам в Киеве.

Работами заинтересовался Павло Тычина. Творчество Катерины вызвало огромный интерес, о художнице узнали, начались поездки и выставки — например, персональная выставка в Полтаве в 1941 г. К сожалению, многие работы, представленные на этой выставке, погибли во время войны в пожаре. После войны художница продолжала работать, и в 1954 г. три ее картины («Царь-колос», «Березка» и «Колгоспне поле») попали на международную выставку в Париже. Именно тогда Пабло Пикассо, пораженный талантом Билокур, сказал: «Если бы у нас был художник такого уровня, мы заставили бы весь мир говорить о ней».

Искусствоведы спорят — относится ли творчество Екатерины Билокур к народному творчеству или к профессиональной живописи. Но все исследователи сходятся в том, что ее работы полны высокого философского смысла, глубокого осмысления жизни. Ее картины осияны ее необычайным чувством цвета, оживлены ее тончайшим мастерством и воспринимаются как величальный гимн природе и человеку.
"Огородные цветы" (1952)

Перед тем, как начать работу, художница долго обдумывала замысел, изучала натуру и тончайшие нюансы освещения. Она не делала набросков, а писала картины на одном дыхании. Последние, завершающие штрихи она делала тончайшей кистью буквально из нескольких волосков. Детали тщательно и достоверно выписаны, живописный слой прозрачный, картины будто светятся. Цветочные образы предстают перед нами во всей сочной красе, наполненные земной природной силы роста и созревания, они существуют в гармоничном единстве трепетного царства Природы во всем его совершенстве.

В 50-е годы Катерине стало легче жить: ее признали, работы выставлялись в музеях и на экспозициях, и даже вот Пикассо был ими восхищен… Ей уже можно было писать картины и читать книги! Но здоровье ее ухудшилось, после войны она мало выходила из дому. В деревне лечиться было негде, а ездить в город она не имела возможности: надо было «доглядаты» старуху-мать. В 1961 году художницы не стало.

Великая слава пришла посмертно — ее именем назвали улицу в Киеве, ей поставили три памятника, выходят альбомы ее картин. О ней ставят фильмы и пишут балеты. В Государственном музее искусств Украины в Киеве есть большой зал Екатерины Билокур. Изданы отдельной книгой даже ее письма — и в этих письмах открылся огромный писательский талант… Какая жестокая и насмешливая штука эта жизнь.
"Мальвы и розы" (1954-1958)
Катерина никогда не срывала цветы — она хотела писать их живыми, не срезанными. Подумайте об этом, рассматривая ее картины — это портреты живых цветов.


Источники и виртуальные галереи:
Статья Ніна Розсошинська і Олександр Федорук «Екатерина Билокур».
Альбом. «Мистецтво», Киев, 1975 г.
www.ukrop.com/ua/encyclopaedia/100names/6170.html
www.bilokur.iatp.org.ua/seredina2.html
svit.ukrinform.com:8101/bilokur.shtml
www.everyday.com.ua/arts/bilokur/

"Цветы и овощи" (1959)

"Хата в Богдановке" (1955)

Обновлено 16.02.2014
Статья размещена на сайте 9.03.2007

Комментарии (12):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: