Люба Мельник Бывший модератор

Детское чтение: как книга открывается читателю? Опыт прочтения Стругацких

После третьего класса, юным пионером, давшим клятву горячо любить Родину, была я впервые отправлена в лагерь. Меня определили на постой в «отряд» — щитовой домик на тридцать персон, указали койко-место. Я была взвешена и обмерена в медпункте — и заверена медсестрой: «Ниче, к концу смены поправишься!».

А затем, будучи командирована на сбор сосновых шишечек и укладку их на клумбе в слова («Будь готов!»), сделала открытие. Эта клумба прикрывала подход к библиотеке, которой заведовала моя добрая знакомая из библиотеки школьной. Вот туда-то я и слиняла, утомившись от идеологически правильного труда. Забившись меж полок, обнаружила книжку с заголовком, поразившим мою неокрепшую, но уже склонявшуюся к филологическому разврату душу — «Понедельник начинается в субботу», А. Стругацкий, Б. Стругацкий. О! «Сказка для научных сотрудников младшего возраста»?

Обложка у той книжки была, как сейчас помню, розово-черная. И картинки занятные… Как теперь уже выяснила, иллюстратором был художник Евгений Мигунов. Те картинки впились в память крепче энцефалитного клеща.

Чтоб вызвать в памяти образ лохматого Сани Привалова (соотносимого с безбородым, но тоже лохматым Шуриком из «Кавказской пленницы», от которого было два шага до еще не отснятого к тому времени Шурика в «Иване Васильевиче»…), мне не надо и глаз закрывать.

Выбегалло с его французскими фразами, гекатонхейр с отдавленной рукой, веселенькая косыночка с Атомиумом Наины Киевны Горыныч… Музейный неразменный пятак… Сворачивающий пространство Идеальный Потребитель…

Более всего впечатлял великолепный кот-склеротик… (когда спустя годы заполучила я для чтения ксерокопию журнального «Мастера и Маргариты» — из шкуры Бегемота знакомо мявкнул мне тот кот ученый «Понедельника»). Видимо, мил и душевно приятен он мне стал сразу потому, что ощущала я его социально близким: среди друзей я, уже тогда очкарик, числилась «знающей». Бабушка, мою страсть к чтению пытаясь обуздать, пугала по-народному: «Глаза испортишь!» И добавляла старинное народное: «Кто библию прочтет, тот с ума сойдет».

Я не помню, чтоб кому-нибудь рассказывала об этой книжке, с кем-то обсуждала. Ощущалось: со сверстниками такое не пообсуждаешь. Вообще обсуждения книг — это было занятие из арсенала школьного. На уроке, на внеклассном часе, с проводящей «мероприятие» библиотекаршей — «обсуждали» то, что «по списку». Этой книги не водилось в списках.

Читала я с бешеной скоростью, и книжка была мною на треть освоена уже к середине дня. Затем обед, «тихий час», когда вожатая добилась тишины и удалилась — я вытащила книгу из-под подушки… После полдника нас повели гулять в лес. Я гуляла, спотыкаясь, по черничнику — и читала, читала…

Не прочитай я эту книжку в лагере и мгновенно — в детской библиотеке долго б пришлось дожидаться. Поскольку книга, как и вся прочая «фантастика», помещалась в разделе для «выпускников» детской библиотеки — для 14-летних.

Шествуя по школьной программе литературы, я находила то, для чего название нашлось в выпускных классах, когда наступила пора литературоведения. Реминисценции — это то самое, что я постоянно обнаруживала в «Понедельнике», там их оказалось видимо-невидимо!

В первом слое значились, конечно же, исполняющая желания Щука и говорящий кот. Змей Горыныч — получается, в родственниках у Наины Киевны, гражданки Горыныч?!

Гекатонхейры в школьной читательской истории мне не встретились, но Одиссей, Полифем и гекзаметр были. И несмотря на объяснения, данные в приложенном к ПНС словарике, гекатонхейр для меня — не сторукое дитя Геи и Урана, а намек на гекзаметр.

Начальная фраза ПНС «Я приближался к месту моего назначения» — сомкнула для меня Стругацких с Пушкиным, с «Капитанской дочкой». На то же намекали потешные эпиграфы к главам «ПНС».

Кулинарные фантазии голодного Сани Привалова — конечно, истоком имели мучения салтыковских двух генералов, кормимых мужиком. Марк Твен изобрел в «Янки при дворе короля Артура» сварливого шарлатана Мерлина, которому Стругацкие жизнь продлили в «Понедельнике».

Поражал воображение Выбегалло. Я все недоумевала — откуда у серого валенка склонность к французскому?! В девятом классе тайна открылась: Выбегалло говорил фразами из Анны Павловны Шерер («Война и мир» Льва Толстого, если кто подзабыл).

Внезапно осозналось, что названия глав повести («Суета вокруг дивана», «Суета сует» и «Всяческая суета») отсылают читателя к библейскому «Екклезиасту». Впрочем, как и сворачивающееся в свиток небо (Апокалипсис) — на пике деятельности Идеального Потребителя. Это осознание было подтолкнуто переходом моим во «взрослую» библиотеку, там имелся огромный раздел антирелигиозной литературы. Оттуда, из Лео Таксиля и Емельяна Ярославского, я получала сведения о Священном писании — Забавная Библия, Забавное Евангелие… «Суета сует, сказал Екклесиаст, суета сует, — все суета… суета и томление духа!»…

Собрание сочинений И. А. Ефремова (черная обложка, золотые буквы, то самое, где «Лезвие бритвы») на некоторое время стало любимым моим чтением — а известие о том, что Федор Симеонович Киврин срисован Стругацкими с Ефремова — ученого и писателя-фантаста (который сам собою — тот же Гирин из «Лезвия»!) — я приняла всей душой.

После дудинцевских «Белых одежд» и «Пяти континентов» Н. Вавилова понятно стало, кто был прототипом Выбегалло. Воинствующий шарлатан оказался генетически связан с народным академиком, родителем «Агробиологии» — Трофимом Денисычем Лысенко (о котором рассказывала любимая моя учительница на общей биологии).

Грянули «Семнадцать мгновений весны» — оттуда умно улыбался нам Штирлиц-Тихонов. Мне показалось, или штандартенфюрера СС мы уже видели в кабинете талантливого таксидермиста Кристобаля Хозевича Хунты?

Как понимаю сейчас, по времени рождения я оказалась в замыкающих линейки тех поколений, что путь к компьютерам начинали с «Понедельника». Это было в те времена, когда человечество рвануло и прорвалось к звездам. Когда науку общественное мнение ставило высоко. Когда ученые, а не люди в рясах были искателями истины и вершителями судеб.

Ушел в забываемое прошлое XXII съезд компартии. Отзвенела оттепель, отспорили физики и лирики. Первые сбрили бороды и понемногу сокращали свои занятия альпинизмом. Вторые — наоборот бороды отрастили, возлюбили «черные доски», стали почвенниками и отправились реставрировать Соловецкий монастырь… И вместо Соловцов обнаружился там СЛОН…

«Понедельник», переизданный в 1992 году, имел уже восстановленными эпизоды, исключенные при первых изданиях цензурой. Однако это не играло роли. Ложка дорога к обеду, а яичко — к Пасхе.

Пора «ПНС» прошла? Проходила… И наступала пора — «Сказки о Тройки». Переиздание «Понедельника» в 1992 году сопровождалось этой сказкой. Которая тогда выглядела занятным продолжением приваловских развлечений.

А вот сейчас, после оттепели, в промозглую слякоть разгара начала века 21-го, «Сказка о Тройке» выглядит несмешной антиутопией. Реализовавшейся, к тому же. Все тонет в пучине произвола и бюрократического идиотизма.

Магистерскую диссертацию о взаимоотношении законов природы и законов администрации сейчас вряд ли напишут. Сейчас надо писать — о верховенстве законов администрации. Маршем шаблонных многоэтажек из «Иронии судьбы» следуют по долинам, взгорьям и жизням человеческим ряды Камноедовых в лоснящихся пиджаках…

А повесть Стругацких — как тот Шрек из знаменитого мультфильма: помните, он в беседе с Ослом сравнивает великанов с луковицами? Слой за слоем открываются новые смыслы книги. Взрослеет читатель, веют вихри времен над ним и над миром — и смыслы рождаются, проявляются. Как фотобумага в проявителе…

Статья размещена на сайте 11.02.2011

Комментарии (22):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Я была взвешена и обмерена в медпункте – и заверена медсестрой: «Ниче, к концу смены поправишься!».

    Ну и? поправились?

    Оценка статьи: 5

    • Да нет, не удалось порадовать. Но в среднем смена, конечно же, дала приемлемые привесы.

      • нет, не удалось порадовать

        А мне кажется уклоняетесь от правдивого ответа.. на лагерных харчах, и при неограниченном потреблении свежего воздуха, и с учетом малоподвижного образа жизни корпя над ПНС-м Вы просто обязаны были вернуться к родным пенатам восхитительной толстушкой.

        Оценка статьи: 5

        • Малоподвижный ОЖ! Когда вокруг лиственичный бор с черничником и грибами! Когда лагерь - на берегу речки с белым песком! И при плотине жившие старики лодку давали покататься - но чтоб детишки сами и гребли.
          Шагом - если только гнали строем, все остальное время - бегом. В том числе - чтобы из-под надзора скрыться))
          Лагерные харчи - на них только свиньи отъедались. И во времена моего детства, и когда дочь в том же лагере живывала, кстати. Отправляя мне жалостные письма, о том, что их кормят супом из соленых огурцов с куриной кожей.
          Я вот сейчас пытаюсь вспомнить - когда же это удавалось свалить от присмотра? Получается, либо после завтрака - во время уборки территории, либо после дневного сна - до и после полдника так называемого. Свалить - и сразу же удрать в лес, поскольку в самом лагере спрятаться можно было только в библиотеке, но пару раз там найдясь, я уже не могла в этой обители покоя прятаться.
          да, в общем, что рассказывать. У каждого таких воспоминаний воз найдется))

          • вокруг лиственичный бор с черничником и грибами! Когда лагерь - на берегу речки с белым песком! И при плотине жившие старики лодку давали покататься - но чтоб детишки сами и гребли.
            Шагом - если только гнали строем, все остальное время - бегом. В том числе - чтобы из-под надзора скрыться))


            Ну хорошо, я верю что все так и было и вы вернулись к любящим родителям такой же хворостиночкой как и уехамши.

            Тогда когда ж вы ПНС штудировали и подвергали всяческим анализам?

            зы
            и даже не пытайтесь запудрить мне мозги каким-нибудь алогизмом типа ну я же всеравно тебяодноголюблю - я стар и многоопытен.

            Оценка статьи: 5

            • Люба Мельник Бывший модератор 18 июня 2011 в 22:48 отредактирован 18 июня 2011 в 22:53

              Сергей В. Воробьев, я быстро читаю, бегом, - о чем в тексте сказано.
              Анализу ж посвящена )) вся жизнь - вплоть до нынешних дней. Намедни вот узнала, что есть у Стругацких в ПНС какая-то аллюзия на какой-то духовный стих, на "Житейское море", кажется. Что меня потрясло. Поскольку в те времена, когда книга писалась, духовные стихи - вообще не были актуальны. Впрочем, не поручусь. Вузовские экспедиции по старообрядческим краям ездили, че-то там собирали.
              "Житейское море, играет волнами,
              В нем радость и горе всегда перед нами.
              Никто не ручится, никто не узнает,
              Что может случиться, что завтра с ним станет" - кажется, что-то этакое. Не уточняла в деталях, точно не скажу.

              • Никто не ручится, никто не узнает,
                Что может случиться, что завтра с ним станет


                Все легко прогнозируется и обычно соответствует
                а если не то на все воля Его Величества Случая,
                ну или Божия если кто сильно верует.

                я быстро читаю, бегом, - о чем в тексте сказано

                Да верю я, верю

                да вот не сходится - ну разве что с книжкой вприпрыжку
                впрочем у вашей сестры всё так - логическому объяснению не поддается.

                Оценка статьи: 5

                • При желании все возможно. Приведу аналогию - книжную, правда - про Незнайку в Солнечном городе читать, может, приходилось?
                  "Незнайке пришлось задрать голову слишком высоко. От этого шляпа слетела с его головы. Он нагнулся, чтоб поднять шляпу, но тут вдруг случилось непредвиденное происшествие. Как раз в это время по улице шел малыш, по имени Листик, и читал на ходу книжку, которая называлась "Удивительные приключения замечательного гусенка Яшки". Этот Листик был из тех книгоглотателей, которые могут читать книги в любых условиях: и дома, и на улице, и за завтраком, и за обедом, при свете и в темноте, и сидя, и лежа, и стоя, и даже на ходу.
                  Увлекшись книгой и не заметив, что Незнайка нагнулся за шляпой, Листик наткнулся на него и упал. Падая, он повалил Незнайку и больно стукнул его по голове ногой."
                  Уточню только: с "нашей сестрой" такого не случилось бы. Поскольку "наша сестра" может одновременно читать книжки и делать много всего полезного.

  • Ох, как же я такую прелесть пропустил!

    Оценка статьи: 5

  • Я была взвешена и обмерена в медпункте – и заверена медсестрой: «Ниче, к концу смены поправишься!».

    старинное народное: «Кто библию прочтет, тот с ума сойдет». Какая-то подозрительная бабушка... Что-то тут не чисто...

    А вообще, я думаю (я думаю!), что если не знать всех этих грязных подробностей и параллелей, то в принципе ничего особо и не теряешь... Это уже "извращения" для гурманов, причём высоколобых...

    Стругацкие вообще в полном составе мимо меня прошли, стройными рядами, позорище... В детстве по полкам только ам. фантастов нарыл, типа Азимова и Саймака, ну и ещё какую-то хрень ширпотребную, в 90-ые куча всего появилась...

    Оценка статьи: 5

  • Люба Мельник,
    Огромное спасибо Вам за эту статью! Как всегда приятно встретить на просторах Сети человека, выросшего на Стругацких.
    Признаюсь, я Вам завидую: сама я открыла Стругацких только после седьмого класса, но сколько было восторга! Как раз то время, когда начинаются поиски ориентиров, поиски себя, мне в руки попали их замечательные произведения: Хищные вещи века, Гадкие лебеди, Понедельник начинается в субботу. Впоследствии - Град обреченный, Пикник на обочине и другие книги мэтров.
    Град обреченный, Отягощенные злом, Бессильные мира сего и 27 теорема этики, наверное, навсегда "вросли" в меня.

    Оценка статьи: 5

  • Люба Мельник, спасибо за рассказ! Такое впечатление, что вернулась в детство,как будто волшебный фонарь включили. Что-то происходит в атмосфере, это определенно. Я уже с месяц пытаюсь найти "Понедельник начинается в субботу" на книжных развалах. Чтобы не просто перечитать, а иметь ее дома и читать, читать, читать... На сон грядущий и за обедом, в туалете, и просто когда хочется уйти от действительности. Хотя... вы правы, Стругацкие были провидцами, их действительность догнала нашу. Но - стиль! Полное вживание в ИХ жизнь, яркие картинки. Помню, мне всегда было тяжело возвращаться "оттуда", мама меня просто выдергивала, буквально за руку из их мира. Была у меня эта книжка, - зачитали...
    Спасибо еще раз, я в восторге! Такое глубокое понимание, внедрение в текст, такой анализ мне даже в голову не приходил. Взглянула новыми глазами на любимую книгу.

    Оценка статьи: 5

  • Люба Мельник, огромное спасибо! Наша читательская биография совпадает до смешного, до знакомства с христианством по антирелигиозным книгам. Стругацким не перестаю поражаться. Сегодня особенно - "Хищные вещи века". С датой написания ассоциируется яркий образ: я с косичками в читальном зале детской библиотеки в двух шагах от белоснежной скульптуры кудрявого Володи Ульянова читаю большую книгу о том, что в 1980 году наступит коммунизм, и среди прочего будут такие галоши и плащи, которые поместятся в спичечный коробок. А они, похоже, в это время писали комментарий к таким книжкам: про изобилие, "грустиц", "человек же не карась", "дрожку", "слег"...

  • Ксения Печий Ксения Печий Профессионал 16 февраля 2011 в 12:57 отредактирован 16 февраля 2011 в 12:58

    А после "Сказки о Тройке" -- "Улитка на склоне"...
    И совсем уж апофеоз -- "Отягощённые злом".

    Оценка статьи: 5

  • Люба Мельник, вот только на днях подумалось, что хочу перечитать ПНС. Не знаю, откуда такие мысли... Тянет... И тут Ваша статья! Раньше не проводила такого глубокого анализа этой книги. А сейчас вот точно прочту, имея, так сказать, фоном Ваши размышления.
    Спасибо!

    Оценка статьи: 5

  • Люба Мельник, вспомнилось, как мы, в студенческом общежитии, по листику передавали друг другу самиздатовские "Гадкие лебеди".
    Как добывали никому неизвестные альманахи "Байкал" и "Ангара" с повестью "Улитка на склоне".

    Оценка статьи: 5

  • Люба Мельник, бурным потоком льется Ваша мысль. Чувствуется, аж зашкаливает от желания вложить побольше восторга в узкие рамки статьи! Мне еще вспомнился ловкий сценарий "Чародеев" с использованием элементов "Понедельника...".
    Браво Люба! Браво Стругацкие!

    Оценка статьи: 5

  • Люба, а уж "Трудно быть Богом" и вообще не возьмусь перечитывать - одна "сплошная современность", аж страшно. А читалось в детстве как милая сказка о прошлом.

    Оценка статьи: 5

  • Браво, Люба. Как раз только что закончила перечитывать "Сказку о тройке". Полагаю, провидческий сценарий.

    Оценка статьи: 5