София Варган Грандмастер

Драконы злые и добрые, или Куда катится мир?

Любопытен мифологический и сказочный образ дракона. Мало того, что он зависит от уголка земного шара, где родился, так еще и от времени рождения. Возникает закономерный вопрос: почему драконы Востока являются покровителями, достаточно добрыми, хотя и грозными, мощными существами, а драконы Запада — злы, злонравны и только и заняты подсчетом сокровищ да истреблением христиан? Почему в сказках средневековья драконы традиционно злы, а в современных сказочных историях в основном фигурируют добрые драконы? Что за странные эволюции образа?

Возможно, все дело в нуждах и чаяниях человечества или конкретной группы людей (народа, нации). Так, Древняя Русь и Европа, раздираемые междоусобицами, нуждались в собирательном образе врага — и на выручку пришел дракон, грозное, мощное создание, изрыгающее пламя, способное напугать одним только своим видом. Восточные государства ориентировались в основном на внешнего врага, и в этих условиях нуждались не столько в персонификации «вражины», сколько находились в постоянном поиске покровителя. А кто более подходит на эту роль, чем дракон? Грозный, мощный, изрыгающий пламя, способный заставить врага дрожать от ужаса. И появляются два дракона: европейский — враг, восточный — покровитель.

Правда, не следует забывает еще и о различных верованиях. Так, западное христианство считало восточный буддизм отчаянной ересью, идолопоклонничеством и прочими нехорошими вещами. И, соответственно, все, что было добрым для «еретиков», становилось злым для «носителей истинной веры». И добрый дракон Востока просто обязан был быть злым на Западе.

По тому же принципу строится дальнейшая эволюция образа дракона. Кстати, с развитием палеонтологии к драконам присоединяются динозавры — то в собирательном образе врага, то в собирательном образе друга, товарища и покровителя.

Так, в романах Энн Маккефри (серия «Всадники Перна»), которые начинали публиковаться в 1968 году, дракон — явный друг и покровитель. Как раз то время, когда человеческий мир, опасаясь ядерной катастрофы, начинает остро нуждаться в сильном покровителе, а религия находится в упадке. А вот «Парк Юрского периода» (автор Майкл Крайтон) был опубликован в 1993 году, когда страх перед всеобщей катастрофой поутих, приняв привычно-хроническую форму, зато был необходим собирательный образ врага. И — voila! — мы имеем злобных динозавров, выпущенных на свободу человеческой глупостью и жадностью, которые могут поработить всю Землю.

В последние пару десятилетий все чаще появляются «добрые» драконы или динозавры. Снимаются разнообразные фильмы и мультфильмы, в которых фигурируют этакие очаровашки («Динозаврик Динк», «Мы вернулись. История динозавров», «Как приручить дракона», «Сердце дракона», «Земля до начала времени» и т. д.). В некоторых из них ситуация повернута с точностью до наоборот — в покровительстве человека нуждается сам дракон, вдруг оказавшийся в непривычном для него современном мире. Но это не значит, что человек настолько силен, что не нуждается в могучем друге, просто человеку очень хочется быть сильным, очень сильным, сильнее дракона — чтобы побороть все беды мира.

В настоящее время число добрых драконов в литературе и кинематографе перевешивает число злых, и перевес увеличивается. Значит, человечество все больше опасается за свою судьбу и судьбу своего мира. И инстинктивно пытается найти защитника и покровителя. Кстати, в этот же ряд становятся истории о «добрых инопланетянах», которые спят и видят, как облагодетельствовать Землю новыми технологиями, концепциями гуманизма и прочими сладкими пряниками.

И все же, при всей силе, красоте и мощи драконов, при всей их грозности, человек сам себе лучший друг и самый злобный враг.

Обновлено 22.02.2011
Статья размещена на сайте 18.02.2011

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: