Андрей Рябоконь Грандмастер

Первая научная фантастика: год 1657 или 1709? Пролог

Одним прекрасным утром в самом начале восемнадцатого века мирные жители Вены пришли в полнейшее изумление, а некоторые — и в лёгкое беспокойство, даже смятение: 24 июня 1709 года городская газета «Винше Диариум» опубликовала сенсационное сообщение, благодаря которому почти все ее только что отпечатанные в типографии экземпляры были раскуплены в мгновение ока!..

Заметка сообщала, что в небе обнаружилось большое число пернатых, стаями нападавших на гигантскую птицу. Подвергшийся коварному нападению летящий гигант вскоре приблизился к поверхности земли и оказался… механизмом, а точнее — воздушным кораблём с парусами. Единственный человек, управлявший воздухоплавательной конструкцией, не мог спустится на городскую площадь — ветер относил его к башне, и паруса, увы, зацепились за её шпиль.

Лишь спустя пару часов небесный герой ухитрился отбить край шпиля, и освободившийся корабль плавно приземлился на площадь Вены. Под охраной путешественника отвели в пятизвёздочную гостиницу (по поводу звёзд — это ради красного словца, но отель и в самом деле был самым лучшим в Австрии), а спустя некоторое время «гость с небес» вручил городским властям важные письма, в том числе письмо португальскому посланнику. Поскольку путешественник оказался… да-да, португальцем.

Он рассказал, что вылетел из Лиссабона два дня назад. Полёт сопровождался не только массой увлекательнейших приключений, но и значительными трудностями, которые воздухоплаватель с честью преодолел. Португальцу всё время приходилось отбиваться от назойливых птиц, и если б не ружья и топоры, которые он предусмотрительно захватил в полёт (видимо, предполагая подобный конфуз), как пить дать, не выжил бы.

Когда путешественник пролетал мимо Луны, с ним произошло самое главное приключение — а на самой Луне самое большое смятение. Потому что лунатики сильно испугались непривычного для них внешнего вида храброго землянина. Сами-то они робки духом, а людей напоминают лишь отчасти — скорее похожи на черепах. У жителей Луны вовсе нет ног, и тела их заключены в крупные скорлупы.

Далее герой заявил, что, учитывая данное немаловажное обстоятельство (слабую обороноспособность лунатиков), он запросто сможет с полусотней подобных летательных аппаратов легко завоевать Лунное королевство. На борту каждого из них достаточно четырёх или пяти бойцов — а значит, всего-то чуть больше двухсот «конкистадоров». Дело за малым — то есть за приказом, высочайшей волей португальского монарха.

Конечно, у читателей газеты «Винше Диариум» могли возникнуть сомнения — и, чтоб сходу их развеять, на страницах печатного издания приводился рисунок: сама воздухоплавательная конструкция с достаточно подробными обозначениями основных деталей. Спереди корабль венчала птичья голова, сзади был патриотично прилеплен португальский флаг. Имелся руль, имелись и два боковых крыла, похожие на орлиные.

Подъёмная сила судна обеспечивалась двумя источниками. Длинные полотнища парусов, дугой натянутые от носа до кормы, предназначены для ветренной погоды. Если же ветра нет — воздух подаётся в паруса мехами через жёсткие раструбы. Есть ещё магниты, куски янтаря и ещё какие-то сверхсекретные приборы или вещества, которые размещаются высоко над палубой и притягивают её по «принципу барона Мюнхгаузена». Ясное дело, сам барон в газете не упоминается по простой причине — та книга ещё не написана. Но принцип явно тот самый!

Увы нам, увы… Имя не обделённого фантазией автора история до нас не донесла. А ведь мог бы, мог бы возглавить он перечень первых писателей, славно поработавших в жанре научной фантастики!

Всем или почти всем известно, что на самом деле человек впервые более-менее успешно поднялся в воздух спустя почти столетие после описываемых австрийских событий. Но прототип героя-воздухоплавателя из венской газетки существовал, и звали его «Увуадор», что переводится как «Летатель».

Для того чтоб понятнее стала та ситуация с появлением фантастической заметки, надо бы слегка окунуться в историю, полнее ощутить, так сказать, события давно минувших дней в историческом контексте.

Португалия, утратив к началу XVIII века почти все основные свои колонии, весьма тосковала по былой военной силе, могуществу на океанских просторах. А тут ещё зависимость от Британии… Метуэнский договор 1703 года оказался губительным для португальской торговли, отныне лишённой былой таможенной защиты от английского ввоза. (И здесь бы призадуматься страстным агитаторам, что в начале XXI столетия ратуют за вступление «всех поголовно» стран Восточной Европы в Евросоюз с его ультимативными по сути требованиями к своим «членам» — требованиями, которые мало чем отличаются от той кабалы, в какой очутилась на заре века XVIII-го бедненькая Португалия.)

Имел место и военный фактор: активно велись, как бы сейчас сказали, боевые действия за нефтяное… пардон, за испанское наследство. И закабалённая категорически невыгодным договором Португалия вынуждена была посылать миротворческие силы… простите, опять оговорился — вынуждена была сражаться, истощая свои и без того не шибко роскошные силы, в смертельной схватке за интересы Великой Британии!

Уже второй год на троне Португалии король Жоан Пятый. Он вместе со своей любимой королевой грезит о былой славе страны, о могуществе монархии. Как бы вернуть «золотой век» Португалии, вернуть власть над всеми колониями? Мечты, мечты, о, ваша сладость…

И вот тут очень вовремя появляется чудотворец — они, волшебники, обещающие чудесное исцеление от недуга или всю полноту власти с мешками, набитыми золотом, всегда появляются очень кстати! Всегда и во все века (была бы ситуация подходящая!). И сейчас такая публика не редкость.

В апреле 1709 года на арену внутренней португальской политики выходит некто Бартоломеу Лоуренсу де Гусма`н.

Бартоломеу никак не связан с книгами Конан-Дойля, которые появятся спустя несколько веков. Но дух авантюризма и некий налёт будущей фантастики у него отчетливо присутствует. Безусловно, подкреплённый неплохим образованием — мальчик из семьи бразильских колонистов обучался в иезуитской школе.

Повзрослев, Бартоломеу попал на историческую родину и явился пред светлые очи царя-батюшки — в данном конкретном случае Бартоломеу добился аудиенции у короля Жоана Пятого.

Во время аудиенции бывший колонист подал королю прошение о предоставлении монополии — всесторонней привилегии на изобретение, которое вернёт стране утраченное могущество.

Разве может подобное ходатайство оставить короля-мечтателя равнодушным?!

Бартоломеу заявил, что изобрёл корабль, способный перемещаться по воздуху с высочайшей (по тем временам) скоростью: якобы судно способно пролететь за сутки ни много ни мало… 600 миль! Конечно, сегодняшнему читателю смешно — мол, где тут фантастика?! Сейчас есть аппараты, способные всего за час покрыть большее расстояние.

Но не будем забывать, что те события отстоят от нас по времени ровно на 302 года.

Гигантский срок для технического прогресса!

Обновлено 30.01.2018
Статья размещена на сайте 23.05.2011

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Андрей Рябоконь, отличная статья!

    Оценка статьи: 5

  • Олег Ветер Читатель 24 июня 2011 в 13:06 отредактирован 24 июня 2011 в 14:40

    Забавно. Фантастики всегда хватало в истории Европы. Фантастики, фентази, приключенческих романов.Иные персонажи даже в историю вписаны как первооткрыватели исключительно благодаря тогдашнему PR. И каждая страна бережно оберегает эти мифы. Марко Поло с открытием Китая, Америго Веспуччи, в честь которого якобы назвали Америку и т.п.

    Оценка статьи: 5

    • Олег Ветер, да, это из цикла "Весёлая фантастика" или "Забавные фантазии". Главное, чтоб "весёлая инквизиция" не повторялась!

      • Олег Ветер Читатель 24 июня 2011 в 14:44 отредактирован 24 июня 2011 в 14:45

        Андрей Рябоконь,
        Да какая уж в те годы инквизиция? Может как Орган Исполнительной Власти и оставался, но никого уже давно не казнили. Вообще по поводу инквизиции , костров много чего понаписали, понарисовали. Не так это массово было, как бытует молва.

        Оценка статьи: 5

  • Я читал эту историю с подробностями в журнале "Техника - молодёжи". Там и рисунок воздушного корабля был приведён.

    • Денис Леонтьев, ещё "Наука и жизнь" публиковала (то ли в 70-х, то ли ещё раньше), кажется именно Она, родная - по иному, естественно, с иными оценками-комментариями. Помню, там было два или три рисунка. И две или три неточности в именах и/или событиях. Впрочем, бумажная печатная продукция (пусть и научная) имеет право на ошибки, "в плане исключения" . Исключения лишь подтверждают правило, так? По крайней мере, интернет грешит неточностями гораздо сильнее, примЕним снисходительность к старому доброму журналу!