Галина Иванова Профессионал

Охотный ряд. Какова история этого места?

«В Москве сорок сороков да один Охотный ряд» — так говорится в русской пословице. И хотя я не москвичка и бываю там не часто, мне стало интересно узнать историю этого места.

Столица издавна славилась своими рынками. Наверное, легче перечислить, чем не торговали в этом особом своеобразном мире снеди и всевозможных ремесленных изделий.

Но, несмотря на огромное количество московских торговых рядов, здесь всегда соблюдалась строгая специализация. Известны Лубяной и Сенной рынки, Вербный и Грибной базары, Конный, Собачий и Лесной рынки. Был и охотничий рынок — Охотный ряд.

Получил он свое название, конечно же, из-за товара, который наперебой предлагали охотники из ближайших деревень: тушки зайцев и тетёрок, уток и лебедей. Здесь же можно было купить любое охотничье снаряжение: луки и стрелы, силки, сети и даже огнестрельное оружие.

Со временем на рынке, как грибы после дождя, вырастали многочисленные лавки и лавочки, проходы между ними стали напоминать улицы, узкие, прямые и длинные. Везде стояли лари, прилавки, лотки, скамейки (они делались складными и на ночь убирались). Лавки по большей части ставились из дерева, одноэтажные, с глубокими и обширными подвалами-складами.

Основными покупателями были повара из трактиров и ресторанов, дворянских и купеческих домов, приказчики и купчихи-хозяйки. Цены в лавках были те еще, люди победнее могли позволить себе лишь ребра, требуху или подпорченное мясо «с душком». Но обвешивали и обманывали и тех и других одинаково, соблюдая неписаный закон торговли «Не обманешь — не продашь!».

Почти каждая мясная лавка имела бойню, и если в самой лавке, где покупателям всегда предлагался первосортный товар (всевозможные окорока, туши баранов и свиней, дичь, битая домашняя и дикая птица), было довольно чисто и прилично, то на бойнях и в подвалах нельзя и шагу было ступить, не угодив в кучу нечистот или яму, полную зловонной жижи. Полчища крыс были обычным делом и никого не смущали.

«Начиная с лестниц, ведущих в палатки, полы и клетки содержатся крайне небрежно, помет не вывозится, всюду запекшаяся кровь, которою пропитаны стены лавок, не окрашенных, как бы следовало по санитарным условиям, масляною краскою; по углам на полу всюду набросан сор, перья, рогожа, мочала… Колоды для рубки избиты и содержаться неопрятно, туши вешаются на ржавые железные невылуженные крючья… В сараях при некоторых лавках стоят чаны, в которых вымачиваются снятые с убитых животных кожи, издающие невыносимый смрад» (В. Гиляровский, «Москва и москвичи. Очерки старомосковского быта»).

По воскресеньям в многолюдном Охотном ряду буквально яблоку негде было упасть. Каждый уважающий себя охотник считал своим долгом посетить рынок. Иногда просто ради того, чтобы перекинуться словом-другим с коллегами, послушать охотничьи байки, что-то продать или купить — в общем, себя показать и других посмотреть.

Шум и гам не смолкали ни на минуту, один хозяин нахваливал свой товар, другой зазывал в свою лавку, кто-то спорил и торговался, ругал хапугу-продавца или воришек, утащивших кошелек. Драки здесь не были редкостью, в причинах разбирались, но особого значения этому не придавали. Отовсюду слышался птичий гомон: множество клеток с различными видами певчих пташек развешивались на стенах и стояли на тротуарах, здесь же устраивали петушиные и гусиные бои, принимались ставки.

В Охотном ряду, как и на любом рынке, шныряло множество карманников, нищих, гулящих девок, на любом свободном пяточке располагались калеки (или якобы калеки), просившие милостыню. Бренчали на гуслях, затягивали тоскливые (чтобы разжалобить) песни слепые.

На мостовой перед лавками можно было и пообедать: пирогами, блинами, пряниками, мочеными и свежими яблоками, вареными раками, вяленой рыбкой. В качестве питья предлагался горячий сбитень, квас всевозможных сортов (самым популярным был квас из груш).

Охотничий рынок «вел кочевую жизнь»: сначала он находился на месте современного Кремлевского проезда, затем рынок «переехал» на Манежную, а после пожара в 1737 году — на место теперешней гостиницы «Москва».

В 1812 году деревянные лавки, расположенные в Охотном ряду, сгорели снова. Точную причину пожара установить не удалось, не исключали и намеренный поджог. Неустроенность, антисанитария и преступность всегда были непреходящей головной болью для властей Москвы. По их распоряжению, лавки рынка теперь следовало строить из камня, строго предписывалось соблюдать в них чистоту и порядок. Провинившихся владельцев лавок штрафовали, лишали привилегий и даже сажали в тюрьму.

В середине XIX века рынок был переселен на Лубянскую площадь, и теперь уже здесь по воскресеньям собирались любители охоты. Торговали не только трофеями и снаряжением, но и голубями, охотничьими собаками, аквариумными рыбками. В Благовещенье (25 марта по старому стилю) на рынок съезжались люди со всего города для того, чтобы, по древнему русскому обычаю, купить и выпустить на волю птиц.

После революции 1917 года все лавки Охотного ряда были снесены, а на их месте выросло одиннадцатиэтажное здание гостиницы «Москва». Всю торговлю (в который уже раз) перенесли на Цветной бульвар, положив тем самым начало Центральному рынку.

В тридцатые годы XX века площадь Охотный ряд стала частью проспекта Маркса, и только в 90-е годы теперь уже улице Охотный ряд вернули настоящее имя.

К счастью, названия улиц (порой даже уже не существующие) живут намного дольше, чем некоторые памятники архитектуры и искусства. Замененные новыми, порой не всегда понятно почему, удачные старые названия еще подолгу живут в народе.

Обновлено 9.07.2011
Статья размещена на сайте 8.07.2011

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: