Гертруда Рыбакова Грандмастер

«Ну что, хиппуешь, клюшка?» Талант Н.И. Салуниной. Часть 1

Живет в Санкт-Петербурге удивительная женщина, Салунина Надежда Ивановна, хорошо известная старшему поколению петербуржцев — автор-исполнитель, дипломант конкурсов песни «Память сердца» и «Салют Победы». Она родилась в 1929 году в семье учителей, в селе Любино, в Тверской области. А после Великой Отечественной войны, поступив учиться в Ленинградское педучилище № 3, навсегда связала свою жизнь с городом на Неве.

Впервые я увидела и услышала эту женщину с гитарой в юбилейном для города 2003 году. Она приходила к нам на встречу в Дом отдыха пенсионеров Невского района, где в течение часа исполняла свои песни-стихи. Там были и грустные, и смешные, и лирические. Автор и манера исполнения очень понравились, хотелось записать и перечитать ее стихи. Но оказалась, что у Надежды Ивановны нет ничего напечатанного, все только в рукописном варианте. Через пару месяцев, во Дворце культуры «Ленсовета» я снова услышала оригинальные бардовские песни Надежды Салуниной! Публика принимала ее с восторгом. Очень смеялись над песней «Храните деньги в банке!». Годы те были сильно «воровскими», немало пожилых людей, и не только, лишились кошельков от ловких карманников. Вот эта песня:

Хватилась как-то — нету кошелька,
А в сумке — дырка. Вырезали, значит.
Как кошелек сберечь наверняка,
Не сплю ночей — решаю я задачу.

«Храните деньги в банке!», я прочла
И кошелечек в банку опустила,
А банку в сумку. Так спокойно я
По Петербургу гоголем ходила!

Чинила, правда, сумку я не раз,
Но кошелек хранила банка честно.
Тут на минутку как-то отвлеклась
Опять дыра… И баночка исчезла.

Ну, воровская мафия, держись!
Не раз и у меня ты плакать будешь.
Устрою я тебе такую жизнь,
Про кошелечек сразу позабудешь.

Из спиц вязальных я, сообразив,
Для баночки кольчугу смастерила
И, кошелечек в банку опустив,
В кольчуге банку к сумке привинтила.

Никто б вовек её не отвинтил,
Но заболталась как-то я с подругой,
И кто-то тут же сумочку схватил
С винтом, деньгами, банкой и кольчугой.

Теперь идея новая нужна.
И кошельков, и денег шибко жалко.
Пусть воровская мафия сильна,
Но ведь и мне не зря дана смекалка.

После концерта я постеснялась подойти к Надежде Ивановне, её окружало много людей, вероятно, друзей и хороших знакомых. Потом тщетно пыталась найти что-либо о Надежде Ивановне в интернете, в книжных магазинах ее стихов тоже не было. Прошлую зиму в статье Тины Хеллвиг о клубе ленинградских блокадников «Надежда» от 25 октября 2010 г. увидела фотографию Надежды Салуниной. Как я обрадовалась! Связалась с Тиной, она сказала, что была в клубе по приглашению своей давней знакомой. Обещала дать ее координаты в Санкт-Петербурге, чтоб можно было выйти и на Н. И. Салунину.

Когда я весной вернулась в Петербург, то созвонилась по телефону с блокадницей Валентиной Александровной, подругой Надежды Салуниной — поэта-барда. Не сразу появилась возможность встретиться — то они были заняты, то я. Майские праздники в Петербурге всегда богаты разными событиями, концертами, встречами, на которые приглашают блокадников, ветеранов и вообще свидетелей той Великой войны, так что это вполне объяснимо. Но вот я иду встречать моих гостей к метро — договорились встретиться в домашней обстановке.

У метро уже стоит скромная пожилая дама с зачехленной гитарой на плече — узнаю ее сразу, хотя не видела почти 8 лет. Это Надежда Ивановна. Разговор завязался сразу, как будто мы знакомы сто лет! А когда минут через 10 приехала Валентина Александровна, мы уже были совсем как подруги. Хотя между нами 10 лет разницы, но мы все же люди одной страны, одного поколения и мировоззрения!

За чаем с пирогами неспешно шла беседа. А потом Надежда Ивановна пела нам свои новые бардовские песни. Она говорит, что не считает себя поэтессой, отдельно стихи не складываются в голове, а только вместе с музыкой — как у всех бардов. За последние годы Надежде Ивановне почитатели ее стихов-песен дважды помогли распечатать небольшие сборники, которые мигом разошлись по друзьям и знакомым. Но издать официально типографским способом томик стихов — нынче вряд ли возможно не обладая солидным капиталом и невероятной пробивной способностью. Ни тем, ни другим автор не обладает. Мне Надежда Ивановна смогла оставить свой единственный экземпляр сборника на три дня, и я что-то перепечатала, что-то отсканировала для себя. Среди ее стихов есть посвященные ветеранам, блокадникам, Петербургу, друзьям, и просто жизненным ситуациям:

Подарю я вам песни сегодня,
Где слова так прозрачно просты
И от всякой цензуры свободны.
В этих песнях и быль, и мечты.

Как умею спою понемногу
О ветрах мирных дней, о войне.
О друзьях, о житейских дорогах —
Обо всем, что так дорого мне.

Надежду Ивановну очень часто приглашают на встречи не только ветеранов войны и блокады, но в учебные заведения, в дома отдыха, везде она желанный гость. Её песни неоднократно звучали по петербургскому радио и телевидению. Надежда Ивановна не имеет музыкального образования, но всегда ее стихи связаны с музыкой. В школьные годы Надю называли «птичкой-певичкой», в Ленинградском педагогическом училище № 3 — «музыкальной табакеркой», в Пединституте им. Герцена — «музыкальным моментом». На работе в детском саду — «девушкой с гитарой». А на пенсии ее стали называть «бабушкой-бардессой». Но как бы не называли — представить Надежду Ивановну без гитары и песни невозможно. В 2003 году за активное участие в многочисленных благотворительных акциях и мероприятиях, за многолетний вклад в организацию досуга петербуржцев, за работу с молодежью по патриотическому воспитанию Надежду Салунину наградили медалью «В память 300-летия Санкт-Петербурга».

В заголовок я вынесла строчку из ее cатирического стихотворения «Хипповая старушка». Приведу его полностью:

Была весна, черемуха цвела
Решила я — пойду-ка погуляю.
А чтоб не хуже всякого была,
Наряд свой самый лучший надеваю.

Надела менингитку «а ля Ёж»
С рельефным и чарующим фасадом,
А к менингитке юбку солнце-клеш
С манящим и волнующимся задом.

И блузку, где рукавчик «пистолет»,
Да пыльник свой небрежно прихватила,
Да ридикюльчик — спутник давних лет
В нем ни гроша, но в нем и наша сила.

А чтобы ножки были хороши
И чтоб была походочка в порядке,
Обула я на пробке лакиши,
А к ним капрон бесцветный с черной пяткой.

Иду по парку и глаза блестят,
Своим любуюсь в лужах отраженьем,
И на меня прохожие глядят
С восторгом и, возможно, с уваженьем.

Но из толпы нечесаных парней
Послышалось: «Хипповая старушка! — 
И крикнули, — греби сюда скорей,
Ты как и мы, видать, хиппуешь, клюшка?»

«Кому сказали?» — говорю я им.
Не мне ж такое, думаю в надежде.
«Тебе, конечно, клюшка, говорим.
А что хиппуешь, видно по одежде».

Не за себя, нас унижают все,
Но за наряд мой так обидно стало!
В наряде этом я во всей красе
Перед самой Сикстинскою стояла.

«Хиппую! — отвечаю им, —
Но вот бумажки я бросаю в урну,
И хипповать по правилам моим
Предпочитаю чинно и культурно!»

Теперь смеемся — что судьба творит!
И если мне звонит моя подружка,
Она теперь не «здравствуй» говорит,
А говорит: «Ну, что? Хиппуешь, клюшка?»

Мне очень хочется поделиться с вами, читатели «ШколыЖизни.ру», тем хорошим настроением, которое вселяют стихи Надежды Салуниной. Ведь если женщина 82-х лет может так шутить, писать и петь стихи, значит, мы сильны, и всякие беды нам нипочем. В продолжение, во второй части, я приведу еще несколько бардовских текстов этой замечательной «бабушки-бардессы».

Обновлено 21.08.2011
Статья размещена на сайте 3.08.2011

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: