Анатолий Рогозин Мастер

Как крестоносцы захватили Константинополь?

…Императоры решили крестоносцев кинуть. Да что они сделают, не сильно большое войско посреди чужой страны? Без баз снабжения и с ограниченным запасом продовольствия. Впрочем, никто этого им не сказал, расчёт просто откладывался и откладывался, пока вождям франков самим не стало всё ясно.

Tomas Sereda Shutterstock.com

Для предъявления ультиматума была снаряжена новая делегация. Возглавляли её Жоффруа де Виллардуэн и Конон де Бетюн (храбрый рыцарь и знаменитый поэт).

Слова были произнесены. Послы прямо заявили, что если сейчас же с их сюзеренами не расплатятся должным образом, они постараются добиться того, что им причитается, всеми способами, какими только сумеют.

Греки были потрясены и изумлены: никто никогда не осмеливался бросить вызов императору Константинополя в его покоях. Мало того, что наглость, так ещё чуть ли не святотатство.

Послы быстро вышли из дворца, вскочили на коней, выехали из города и возрадовались от всей души, благодаря Бога за своё спасение.

Началась война между недавними друзьями и союзниками. Франкам отступать было особо некуда — их флот не мог выйти в море, не подвергаясь опасности быть утопленным или сожжённым. Пока что боевые действия носили локальный характер.

Жизнь в Константинополе шла своим чередом. Один грек из придворных, по прозвищу Мурзуфлус (насупленный), договорился со стражниками, чтобы те арестовали молодого императора Алексея. Потом он долго пытался отравить того ядом, но как-то всё не получалось, поэтому пришлось задушить. Старый император Исаак помер сам. Мурзуфлуса, как выяснилось впоследствии, тоже звали Алексеем, и он надел красные сапоги как Алексей V.

Для крестоносцев это был плюс. Всё-таки они немного стеснялись воевать против законного монарха этой земли, а Мурзуфлус был узурпатором однозначно. Боевые действия стали более активными.

Первый штурм города не был успешным. Франки и венецианцы отошли, тщательно подготовились и через несколько дней пошли на приступ во второй раз. Им удалось ворваться в Константинополь и занять его часть. Потери при штурме были, видимо, велики, крестоносцы озлоблены и распалены, поэтому не обошлось без резни и грабежей. Франки резали и грабили, возможно, тех самых греков, с которыми ещё пару недель назад были в хороших, чуть ли не приятельских отношениях.

Большая часть города оставалась в руках Мурзуфлуса. Кому-то пришла в голову «мудрая» мысль, как обеспечить безопасность занятого плацдарма. Выжечь несколько кварталов перед оборонительными позициями. Прекратить пожар по своему желанию, конечно, не получилось, запылал чуть ли не весь город.

Крестоносцы провели тревожную ночь, ожидая контратаки и готовясь к завтрашней битве. Но утром оказалось, что императорской армии больше не существует. Рассеялась, вроде утреннего тумана. Мурзуфлус бежал куда-то под шумок.

Бонифаций Монферрат спокойно проскакал по набережной ко дворцу Буколеон. Императоры часто в последнее время менялись, поэтому во дворце маркиз застал целую толпу императриц. Одна из них была, кстати, сестрой короля Франции, другая — сестрой короля Венгрии. На последней Монферрат решил жениться. Влюбился с первого взгляда или рассчитал политические выгоды — кто его знает?

Крестоносцы теперь уже приличнее себя вели — мирных жителей почём зря не резали. Можно, конечно, Виллардуэна обвинить в сокрытии фактов, но вот касательно вчерашнего дня у него прямо написано: «устроили резню», а сегодня уже по-другому.

Грабить, конечно, грабили. Без этого просто невозможно представить себе средневековую войну. Методика военных действий. Случись им захватить Париж или Лондон — то же самое было бы. А что творили не так давно Андрей Боголюбский и другие Рюриковичи с Киевом? Удержать победоносную армию от разграбления взятого города удавалось исключительно редко, и только харизматическим лидерам.

Вожди Четвёртого крестового похода поступили хитрее. Вся захваченная добыча должна была сдаваться в общий котёл, а потом происходил делёж по правилам. Граф де Сен-Поль приказал повесить одного из своих рыцарей, утаившего часть добычи, а уж простых воинов было казнено за эти дела немало.

Из своей доли франки наконец-то смогли расплатиться с венецианцами, долговое обязательство так и висело над ними всё это время.

Шестеро представителей западноевропейского рыцарства и шестеро венецианцев заперлись в часовне на предмет избрания нового императора Константинопольского.

Вообще предводителем похода считался Бонифаций Монферрат — сколько суеты было с поиском достойного кандидата. Но императором стал Бодуэн, граф Фландрии и Геннегау. Оба они себя достойно проявили, но как-то во всём описании не просматривается однозначный лидер. То отряд одного из командиров отличился, то другой, а общего руководства как бы и нет. Или вправду решения принимались коллегиально — о советах по разным поводам упоминаний много.

В общем, Бодуэн Фландрский стал императором, а маркиз Монферрат получил Фессалонику с окрестностями. Почти сразу же между ними возникли непонятки. Бодуэн имел в виду, что Фессалоника будет графством или герцогством, входящим в состав империи, а Бонифаций считал эту самую Фессалонику независимым королевством. Дошло до вооружённых столкновений и осады городов, принадлежащих оппоненту. Целая проблема была для здравомыслящих крестоносцев, как этих товарищей замирить. Ключевую роль в этом деле играл мессир Жоффруа. К этому времени он стал маршалом не только Шампани, но и Романьи (Латинской империи), то есть доверенным лицом императора, а с Монферратом де Виллардуэн был в приятельских отношениях.

Примирение случилось, Бонифаций принёс императору оммаж, но реально они в дальнейшем действовали каждый себе. Пока речь шла о подчинении полученных в собственность земель — ещё ладно, но вскоре франкам пришлось сражаться с сильным болгарским войском, и разобщённость их тут сыграла козырно.

Вообще-то, болгарский царь Калоян, по-другому называемый Иоаниица (Добрый Иоанн), совершал набеги на Константинопольскую империю уже с 1199 года, за пять лет до основных событий. Как-то императоры это дело игнорировали — пограбил, оторвал кусок, да и ладно. Но франки стали активно сопротивляться.

Активно, но неудачно. В 1205-м они были разбиты под Андрианополем, император Бодуэн попал в плен, да там и сгинул. В том же году, но позже, погиб в сражении с болгарами Бонифаций Монферрат, так и не ставший королём. Ему было оказано большое уважение — отрубленная голова была отослана Доброму Иоанну и служила украшением его гостиной.

Не стоит представлять болгарского царя диким кочевником. Папа Римский Иннокентий III ещё в 1204-м официально признал его королём со всеми вытекающими последствиями. На незначительные различия в вероисповедании никто особо внимания не обратил.

Продолжение следует…

Обновлено 25.10.2017
Статья размещена на сайте 31.08.2011

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: