Анатолий Рогозин Мастер

Чего не заметил мессир Жоффруа?

…Так бы болгарский царь и повыгонял латинян из Романьи, и сам бы всё захватил. Но у него были свои проблемы. Ударную силу болгарской армии составляли куманы (половцы), которыми управлять не всегда удавалось. Надоело им воевать — утекли в свои степи, оставив Иоанницу с одними болгарами да валахами.

Goran Bogicevic, Shutterstock.com

Местные жители (греки) поначалу были настроены против крестоносцев и оказывали болгарам поддержку. Но привычка Иоанницы сравнивать с землёй захваченные города и угонять население неизвестно куда им не сильно нравилась. Многих, правда, на месте убивали, в том числе и священников, не особенно разбираясь, какое направление христианства они исповедуют. Папа римский на это благосклонно взирал, но новый император Генрих Фландрский (брат Бодуэна) сумел собрать силы, привлечь на свою сторону некоторых знатных греков, и военные действия пошли успешнее. В 1207 Иоанница (Калоян) умер (погиб в сражении? убит заговорщиками? — есть разные версии), а его наследникам было не до войны с империей.

Но вообще этот христианский государь так себя вёл, что греки, в конце концов, стали просить помощи против него у императора Генриха…

В общем-то, это и вся история. Ещё только несколько отрывочков из книги Жоффруа де Виллардуэна и пара комментариев.

Бывший император Алексей V Мурзуфлус явился к бывшему императору Алексею III, заявил, что будет ему верно служить, и обещал во всём исполнять его волю. Алексей III ответил, что теперь они будут одно целое, назвал его сыном, отдал ему дочь в жёны, приказал арестовать и вырвать глаза. Всё это в хорошем темпе, почти одновременно. Виллардуэн немало удивляется таким отношениям между императорами. Западноевропейские монархи — ещё раз повторюсь — были отнюдь не святые, но Восточноримские императоры — вне конкуренции.

Алексей III потом бежал в Никейскую империю, там интриговал против своего зятя Феодора Ласкариса и ещё хорошо кончил — в монастыре. Ослеплённый Алексей V попал в руки к франкам, а те не нашли ничего лучшего, как сбросить его с высокой колонны — не кормить же зазря, да и пророчество того требовало.

Немного возвращаясь назад, стоит описать процесс примирения императора Бодуэна и маркиза Бонифация. Оба они (император, правда, с неохотой) отдались на суд уважаемых сеньоров, который и вынес решение. Город Демиотика, самовольно захваченный Монферратом, был временно передан Виллардуэну, который держал его до тех пор, пока император не передал захваченную им Фессалонику маркизу. Полная демократия.

В Константинопольской империи кроме греков жили ещё армяне. Друг друга эти народы ненавидели, поэтому армяне во всём франков поддерживали, вплоть до того, что таскались за их армией с семьями и имуществом. Как только армия латинян понесла поражение и ослабела, греки всех армян перебили.

Часть крестоносцев, в своё время от армии отколовшихся и побывавших в Сирии, впоследствии прибыла в Романью. Хотя Виллардуэн их и порицает жестоко, но император принял блудных воинов с почётом, наградил их землями и всем, чем мог. Один из них, Этьен дю Перш, получил даже герцогство Филадельфия. Ясно, что новые вассалы (пополнение армии) были нужны позарез, хотя тем, кто трижды лез на стены Константинополя, и обидно было.

В этом контексте заслуживают внимания приключения другого Жоффруа де Виллардуэна, родного племянника автора хроники. Он побывал в Сирии, на обратном пути его занесло каким-то ветром в порт Метони, на юге Пелопоннеса. Там при поддержке одного богатого грека ему удалось захватить власть в каком-то небольшом районе. Но грек вскоре умер, остальные подняли восстание, и Жоффруа вынужден был покинуть эти места с небольшим отрядом. Он примкнул к армии Бонифация Монферрата.

Маркиз в это время осаждал город Напфлион, отчаянно нуждался в рыцарях и сулил молодому Виллардуэну разные блага. Тот же не только не поддержал старшего товарища, не только сам покинул армию, но ещё и сманил Гийома де Шамплитта. Шамплитт был командиром немаленького отряда, так что два молодых сеньора, отправившись на поиски приключений, войско маркиза ослабили заметно. Я уж чуть не посчитал это вообще предательством, но выяснилось, что Монферрат был в курсе и покинуть армию целой толпе столь нужных ему воинов разрешил. В голове как-то не укладывается.

В конце концов, Жоффруа де Виллардуэн-младший стал принцем, правителем княжества Ахейского, практически самостоятельного государства, слегка зависимого от Латинской империи.

Это ещё ладно. А вообще, когда жареным запахло (болгарский царь стал одерживать победы), крестоносцы побежали из Романьи толпами. Виллардуэн упоминает эпизод с пятью кораблями и семью тысячами воинов. Не все, конечно, были рыцарями, но и носителей благородных имён, ударившихся в дезертирство, перечислено там немало.

Если в начале похода Виллардуэн считал рыцарей сотнями, чуть ли даже не тысячами, то теперь — десятками. Тем не менее им удалось выстоять. И против болгар, и против Феодора Ласкариса, захватившего земли за Босфором и основавшего Никейскую империю. Хотя, конечно, Латинская империя не особо долговечной оказалась, но это уже при сыновьях и внуках участников Четвёртого крестового похода.

Жоффруа де Виллардуэн в накладе не остался. Сохраняя за собой должность в Шампани, он стал к тому же маршалом Империи, одним из заместителей императора. Плюс Бонифаций Монферрат отдал Виллардуэну во владение город с окрестностями — так и непонятно, какой конкретно, Мосинополь или Сере. Пятый сын рыцаря стал уже конкретным сеньором…

Теперь ещё одно. Я три раза перечитал книгу, она небольшая и хорошо написана. Нигде, ни разу, ничего о различиях в вероисповедании франков и греков. Может быть, Виллардуэн этих различий не заметил. Может быть, заметил, но счёл несущественными и не достойными упоминания. Те и те — христиане, без разницы. Конечно, если бы спросить учёного богослова, тот чётко провёл бы границу, рассказал бы о разных нюансах и противоречиях. Но для образованного светского человека это дело тёмное и не особо интересное.

В то же время нельзя сказать, что Жоффруа де Виллардуэн вообще не сведущ в религиозных вопросах. Вот жители города Филиппополя — члены секты павликиан — готовятся сдать город царю Болгарии. Ясно, что павликиане — люди нехорошие, и вера у них неправильная. Их дома не жалко и пожечь.

С православными же христианами — совсем по-другому. Когда Добрый Иоанн уже полностью достал греков, они вышли крестным шествием навстречу Генриху, в то время регенту Империи. Никаких религиозных разногласий. Потом Генрих венчался с дочерью Бонифация Монферрата в церкви Святой Софии. Невесту и жениха увенчали коронами, что свойственно именно современному православному обряду. Правда, Генрих в то время уже был императором, может быть, короны с этим связаны…

Такая вот история. А книгу Жоффруа де Виллардуэна очень рекомендую.

Обновлено 1.09.2015
Статья размещена на сайте 31.08.2011

Комментарии (9):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: