Борис Рохленко Грандмастер

Рубенс, «Возвращение Брисеиды Ахиллу». За что воевали греки?

В этой истории два главных действующих лица: Ахилл и Агамемнон. Все остальные участвуют, создавая фон. В том числе и предмет раздора — Брисеида. Парис (тот самый, который должен был определить, какая из трех богинь самая прекрасная) украл Елену (она, кстати, тоже была прекрасная: ее имя так и писали — Елена Прекрасная) — она была ему обещана Афродитой. Он бежал вместе с ней, а Елена на всякий случай захватила с собой все сокровища Менелая — своего тогдашнего мужа. И бежали они в Трою, где Парис в это время жил. Менелай со своим братом Агамемноном собирают войска и идут войной на Трою забрать назад жену и имущество (а может, только имущество, без жены?)…

Троя в осаде, но не сдается. 10 лет не сдается. За это время Ахилл, который был в армии Агамемнона, разорил множество окрестных городов, взял большую добычу и девиц, среди которых была Брисеида — дочь царя одного из разоренных Ахиллом царств Бриса. И Ахилл положил на нее глаз. Среди пленниц была и Хрисеида — дочь другого царя, Хриса. А вот на нее положил глаз Агамемнон.

Война идет одиннадцатый год, конца ей не видно. Идут к оракулу, который говорит, что война закончится только после того, как Хрисеида будет возвращена отцу. Это — удар по Агамемнону. И Агамемнон считает, что это подстроил Ахилл.

Пророчество оракула надо выполнять, иначе прогневаешь богов, проиграешь войну. Агамемнон отдает Хрису Хрисеиду, но отбирает у Ахилла Брисеиду!

Ахилл обижен до смерти. Он отказывается воевать и вести в бой свои отряды. Агамемнон вынужден что-то делать. А что? Он собирает совет военачальников (далее все цитаты — из «Илиады» Гомера).

Царь Агамемнон старейшин собравшихся ввел к себе в ставку.
Там предложил он им ужин обильный, для сердца приятный.
Руки они протянули к поставленным яствам готовым.

Агамемнон правильно рассудил, что от голодных советчиков ждать хороших советов не приходится.

После того как питьем и едой утолили желанье,
Первым из всех меж собравшихся ткать размышления начал
Нестор, который и раньше блистал превосходством советов.

Нестор уговаривает отдать назад Брисеиду и другие вещи:

Я теперь выскажу то, что мне кажется самым хорошим.
Лучше никто не придумает мысли, к которой пришел я
Очень давно и которой держусь неизменно и нынче,
С самого дня, о потомок Зевеса, как в ставке Пелида.
К сильному гневу его, Брисеиду забрал ты насильно,
Нашим не вняв уговорам. А сколько тебя убеждал я!

(Пелид — это Ахилл, сын Пелея.)

И Агамемнон уже согласен, хотя ему очень не хочется:

Дело исправлю я сам и бесчисленный дам ему выкуп.
Здесь перед вами дары я исчислю, достойные славы:
Золота десять талантов и двадцать лоханей блестящих,
Семь на огне не бывавших треножников новых, двенадцать
Победоносных коней, получивших награды на гонках.

(Осада длится десять лет. Кони должны были состариться за это время. А потом, где же они устраивали гонки? И кто в них участвовал? Гомер об этом — ни слова.)

Дам я семь жен ему, знающих дело свое безупречно,
С Лесбоса. Их я тогда, как Лесбос он взял благозданный,
Сам отобрал; побеждали всех женщин они красотою.
Их ему дам. И при них возвращу также ту, что я отнял, —
Дочь Брисея. Притом величайшею клятвой клянуся:
С ней никогда на постель не всходил я и с ней не сближался.

"Возвращение Брисеиды Ахиллу". Фрагмент (Агамемнон отдает «семь жен с Лесбоса, знающих дело свое безупречно», которых он сам отобрал! Между прочим, остров Лесбос славился лесбийской любовью. Кстати, и жены эти тоже должны были постареть за время, проведенное в плену. Агамемнон явно обещает Ахиллу товар не первой свежести.)

Послы приходят к Ахиллу и просят его принять извинения Агамемнона и его подарки. Ахилл отвечает:

Что получил я за то, что так много понес испытаний,
Душу мою подвергая вседневно опасностям битвы?
Птица бесперым птенцам своим корм добывает усердно,
Как бы ей ни было трудно, усталости в этом не зная.
Так же и я: как много ночей я провел тут бессонных,
Сколько кровавых промучился дней среди сеч жесточайших,
Храбро сражаясь с мужами троянскими из-за супруг их!

(Вот она истинная цель войны — добыть чужих жен!)

На кораблях я двенадцать забрал городов многолюдных,
Пеший одиннадцать их разорил в многоплодной Троаде.
В каждом из тех городов драгоценнейших много сокровищ
Я добывал и, сюда принося, властелину Атриду
Все отдавал их. А он, позади у судов оставаясь,
Их принимал, — оделял понемножку, удерживал много,
Кое-что дал из добычи царям и мужам благородным.
Целы награды у всех. У меня одного лишь отнял он
Женщину, мне дорогую. Пускай наслаждается ею,
Взявши к себе на постель.

Ахилл признается в любви к Брисеиде:

Хороший муж и разумный
Каждый жену охраняет и любит, как я Брисеиду.
Я Брисеиду от сердца любил, хоть копьем ее добыл!

Ахилл отказывается принять извинения.

Посланники пытаются уговорить Ахилла принять дары Агамемнона, не быть столь непреклонным:

Есть у великого Зевса-Кронида и дочери — Просьбы:
На ноги хромы, в морщинах, с глазами, глядящими робко;
За Ослепленьем они озабоченно следом ступают.
Но Ослепленье могуче и на ноги быстро. Намного
Опережает оно их и, всюду вперед поспевая,
Людям вредит. А они получившийся вред исправляют.
Кто подошедших к нему дочерей Громовержца уважит,
Много тому помогают они и мольбам его внемлют.
Если же кто им откажет, кто словом суровым отвергнет,
К Зевсу приходят они и родителя молят, чтоб следом
Шло Ослепленье за ним и бедою ему отплатило.

Иными словами, если ты что-то делаешь в гневе, не оглядываясь ни на что, потом тебе приходится просить обиженного о прощении, об уступках. И если обиженный тоже разгневан, то обе стороны только теряют от ссоры.

В конце концов Ахилл соглашается принять то, что предложил ему Агамемнон. И вот все отступные выносят из закромов, выводят и Брисеиду:

"Возвращение Брисеиды Ахиллу". ФрагментСемь обещанных взяли из ставки треножников, двадцать
Ярко блестящих котлов, двенадцать коней легконогих,
Семь также вывели женщин, искусных в прекрасных работах.
Вывели и Брисеиду, румяную деву, восьмою.
Шел впереди Одиссей, отвесивший десять талантов
Золота, следом же юноши шли с остальными дарами.
Все в середине они разместили на площади.

Брисеида видит убитого Патрокла (друга Ахилла) — и не может остановить рыдания:

Мужа, которого мне родители милые дали,
Я увидала пронзенным пред городом острою медью,
Видела братьев троих, рожденных мне матерью общей,
Милых сердцу, — и всех погибельный день их настигнул.
Ты унимал мои слезы, когда Ахиллес быстроногий
Мужа убил моего и город Минета разрушил.

Вот где трагедия: отца, братьев, мужа убил Ахилл, которого она успела полюбить (странно, потому что мужа она потеряла не столь уж давно). Между прочим, Патрокл обещал ей, что Ахилл на ней женится.

Рубенс написал небольшое полотно «Возвращение Брисеиды Ахиллу», по которому должна была быть сделана шпалера — на это указывает декоративная рамка.

В центре полотна — миловидная женщина, за ней — седобородый старец. Перед ней как бы с распростертыми объятиями молодой мужчина, который прокладывает себе путь между какими-то чашами и котлами. Все это происходит на фоне эскадры (видны паруса). Справа — альков с лежащим мужчиной и двумя рыдающими женщинами. Слева на полотне — кони, за ними — женщина с полной корзиной. И еще какие-то женщины сзади.

Миловидная женщина — это Брисеида, которую должен вот-вот обнять Ахилл. Справа, в алькове — мертвый Патрокл, друг Ахилла, погибший в схватке с троянцем Гектором. Перед Ахиллом — дары Агамемнона. И девушки на заднем плане — тоже в дар. И кони — тоже в дар.

А привел все это к Ахиллу седобородый старец Одиссей — самый дипломатичный из всего окружения Агамемнона. Корабли на заднем плане — флот Ахилла, на котором располагаются его воины.

Финал всего этого — Троя пала, Ахилл погиб от стрелы Париса, Брисеида вновь осталась вдовой.

За что же все-таки воевали древние греки?

Статья размещена на сайте 31.08.2011

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Уважаемые коллеги! Спасибо за комментарии и оценки!

  • Конечно "Илиаду" надо читать (я читал в адаптированном переводе)... Мне очень понравились "разборки" между богами. Интересный момент-осада Трои продолжалась так долго, потому что стены ее строили Аполлон и Посейдон (за что они были так наказаны Зевсом-отдельная история, и греки просто не могли взять стены города. Тогдашний царь Трои (не помню имени)отказался платить богам за стоительство стен и даже угрожал высечь плетьми, поэтому Аполлон и Посейдон во время троянской войны поддерживали греков

  • Агамемнон правильно рассудил, что от голодных советчиков ждать хороших советов не приходится.[/ - мудро, мудро.

    Агамемнон явно обещает Ахиллу товар не первой свежести - ай молодца!

    Оценка статьи: 5

  • Борис, мне очень нравятся ваши статьи, за эту я тоже выставил пять, но у меня свои смутные представления о причинах войны и прочих заварушках, поведанных Гомером. Все это очень романтично - сражаться за прекрасных дам, но я считаю, что причина военных конфликтов - чисто материальные соображения, а дамы - лишь повод. К сожалению, я плохо знаю историю, но подозреваю, что не все так просто у древних греков было с обладанием землями. Возможно Менелай, Агамемнон, Одиссей и были царями, но имели ли они полные права на земли и недвижимость, которыми управляли? Недаром Елена, Хрисеида, Брисеида, несколько раз переходили из рук в руки, а Пенелопу так долго осаждали женихи. Кстати, Пенелопа за два десятка лет (точно не помню) отсутствия Одиссея тоже изрядно состарилась, и кому бы она была нужна, если бы не ее владения. Или права на титул царя Итаки.

    Оценка статьи: 5

    • Сергей Денисевич, спасибо за комментарий и оценку! Что касается причин этих войн - я не историк, а те сочинения, на основании которых описываются события тех времен, слишком художественны, чтобы считать их абсолютно достоверными. Судя по Овидию, все эти царьки воевали за стада коров. Вероятно, и за землю, и за рабов. Женщины вообще были предметом, который передавался из рук в руки, переходил из постели в постель.

      Мне во всем этом интересно художественное решение, которое находил Рубенс. А попутно - и совершенно изумительный язык, которым изъяснялись древние (по крайней мере, в сочинениях, которые нам доступны).