Анатолий Рогозин Мастер

«Жизнь Людовика Святого» - о чем писал Жан де Жуанвиль? Трагедия на берегах Нила

Давно хотелось написать серию статей по мотивам книги Жана де Жуанвиля «Жизнь Людовика Святого». В честь короля книга названа, целью сочинения провозглашено рассказать о его благочестивых высказываниях и добрых деяниях. Это всё так. Но получилась книга многослойной, достаточно ясно видны, по крайней мере, четыре линии, как бы четыре разных рассказа:

Abramova Kseniya, Shutterstock.com

 — о Седьмом крестовом походе;
 — о короле Людовике IX;
 — о приключениях самого де Жуанвиля;
 — коллекция любопытных зарисовок из жизни французских сеньоров XIII века.

Начнём с крестового похода.

Главной его предпосылкой послужила болезнь короля Людовика. В те времена было обычным делом, находясь в опасном положении, пообещать Богу или кому-нибудь из святых компенсацию за избавление от напасти. Этот обычай и до сих пор сохранился, но в XIII веке свечкой не обходились. Для благочестивого короля могущественной державы крестовый поход — в самый раз.

Людовик, только начав выздоравливать, приказал нашить крест на свой плащ. На волне энтузиазма крест приняли также трое его братьев.

Мамаша их, Бланка Кастильская, была в ужасе.

Чуть позже в крестоносцы записались герцог Бургундский и множество графов, как могущественных, так и скромных. Дальше уже пошли сеньоры и рыцари, некоторые собирались в Святую землю из благочестивых побуждений, другие в поисках приключений, большинство — под влиянием своих сюзеренов.

1248 год. Огромная армия погрузилась на корабли и отправилась на Кипр, выбранный промежуточной базой для подготовки операции. Там Людовик IX принял посетителей, очень интересных.

Во-первых, это были представители монгольского хана Гуюка. Хан предлагал мир, дружбу и военную помощь для освобождения Иерусалима. Козырный вариант, но не срослось (если историки обмен посольствами называют координацией действий — их проблемы), ИМХО, по вине самого короля Франции.

Во-вторых — императрица Латинской империи, с просьбой о помощи. Людовик ответил, что, может быть, когда-нибудь, а сейчас не отвлекайте, пожалуйста, от более важного дела.

Для начала решено было захватить Дамиетту, город и крепость в Египте. С одной стороны, Дамиетта считалась стратегическим пунктом, крестоносцы предполагали, что захватив эту крепость, они смогут потом, на неё опирась, легко организовать наступление хоть на Каир, хоть на Иерусалим. С другой стороны, Дамиетта от Иерусалима гораздо дальше находится, чем Акра (христианский на тот момент город с крепостью и портом). И ещё. Египет для султана ас-Салиха Айюба — родовой домен, а в Палестине до сих пор идёт гражданская война между мусульманскими властителями, вроде бы хорошая ситуация.

Но решено было атаковать в первую очередь Дамиетту. Может быть, надеялись вообще государство Айюбидов изничтожить под корень, может, на богатую добычу рассчитывали.

Десантная операция едва не сорвалась. Разыгравшийся шторм разогнал корабли в разные стороны, флот подошёл к побережью Египта в сильно поредевшем составе. Из двух тысяч восьмисот рыцарей осталось не более семисот. Сколько было воинов простого звания — де Жуанвиль не считал.

Однако высадка прошла успешно. Мусульмане сопротивлялись вяло, неуверенно, город вообще оставили без боя. Дамиетта наша!

Дальше были варианты — наступать на Каир или Александрию (об Иерусалиме как-то и не вспомнили). Александрия — стратегический порт. Каир — столица, голова змеи, по выражению Робера, графа Артуа, брата короля, который и настоял на каирском направлении.

Правда, на полгода армия в Дамиетте застряла. Сначала праздновали победу, потом Нил разлился, и только когда начались проблемы с продовольствием, королю Людовику удалось выпихнуть своё войско в поход.

Но всё-таки нужно было как-то переправиться через один из нильских рукавов. Крестоносцы начали строить дамбу. Труд оказался сизифовым, мусульмане с другого берега тоже занялись земляными работами — они расширяли протоку ямами и канавами. Да ещё при этом поливали христиан из баллист и катапульт, в основном, снарядами с «греческим огнём».

Какой-то бедуин вызвался показать христианам брод выше по течению. Даже не обманул — значительная часть крестоносного войска переправилась и ворвалась в город Мансуру. На этом их успехи закончились.

Мансура оказалась ловушкой. Большая часть христианской армии оказалась в окружении. Некоторые позорно бежали, многие отчаянно сопротивлялись. Де Жуанвиль даже считает, что крестоносцы в этом сражении победили. В том смысле, что атаки мусульман удалось отбить и армия не была разгромлена подчистую. Но потери были велики, христиане остались сидеть в блокированном с трёх сторон городе, многие были серьёзно ранены, да ещё и без продовольствия. Робер, граф Артуа (прадед Робера из «Проклятых королей»), в сражении за Мансуру погиб.

Христиане Мансуру оставили и отступили за реку. Ещё не всё так плохо, но вскоре их лагерь превратился в сплошной госпиталь. Основной болезнью, косившей ряды крестоносцев, была дизентерия, но в некоторых случаях упоминается и цинга.

Начались переговоры. Очень даже неплохие условия предложили послы султана. Главный пункт договора — обмен Дамиетты на Иерусалим. В качестве гаранта соблюдения договора (в смысле — заложника) Людовик предлагал любого из своих оставшихся в живых братьев. Но мусульмане хотели видеть в этом качестве самого короля. Наверное, как-то можно было найти приемлемые для обеих сторон условия, но христиане резко прервали переговоры.

А Людовик так и так вскоре попал в плен. Не в сражении. Армия пятилась в сторону Дамиетты, каждый отряд сам по себе, царил неизбежный в таких случаях беспорядок. Больной король оказался в какой-то деревне в сопровождении всего лишь одного рыцаря. Здесь передовые части султанской армии его и прихватили.

Какая-то часть христиан ещё пыталась сопротивляться, но сыграл свою роль некий свихнувшийся (или подкупленный мусульманами?) оруженосец. Он начал призывать к сдаче, утверждая, что это приказ короля. Крестоносцы и сдались, большинство. Остальных потом отлавливали по одному.

Общий результат первой части похода — множество крестоносцев погибло и умерло от болезней. Остальные, во главе с королём — в плену.

Людовик уплатил выкуп за всю свою армию. За себя лично — отдал мусульманам Дамиетту.

Крестовый поход на этом не закончился. Основная часть освобождённой из плена армии отплыла в Акру. Вскоре, правда, у большинства владетельных крестоносцев, в том числе и у королевских братьев, нашлись срочные дела в Европе, а у простых рыцарей закончились деньги. Можно так понять, что из знатных сеньоров с королём остался один де Жуанвиль. Но и тот запросил за службу немаленькую сумму. Правда, мессир Жан представил королю и приводит на страницах книги обоснованную смету.

Ещё четыре года Людовик IX провёл в Заморье, совершая вылазки и укрепляя оставшиеся ещё в руках христиан замки. Но ничего толком не добился, продолжение похода вообще выглядит, в целом, пародией какой-то.

Варианты, правда, были. За это время Египетский султанат практически развалился. Один султан сам умер, другого убили эмиры-мамлюки. Сирия объявила суверенитет. Ан-Насир Юсуф, захвативший власть в Дамаске и объявивший себя султаном, предлагал христианам союз. За помощь в борьбе с Каиром обещал отдать Иерусалим. Но Людовик поступил наоборот — заключил союз против султана Дамаска с египетскими эмирами. Те его кинули, и закончилось тем, что врагами христиан оказались обе стороны.

К 1254 году всем всё надоело. Король Людовик IX с остатками крестоносцев вернулся во Францию.

Такая вот славная история Седьмого крестового.

Обновлено 15.09.2015
Статья размещена на сайте 4.10.2011

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: