Анатолий Рогозин Мастер

Кто такой Жан де Жуанвиль? Биография писателя

Жан де Жуанвиль родился в 1224 году. Таким образом, в год, когда он отправился с армией крестоносцев завоёвывать Египет, ему исполнилось 24, а в год возвращения во Францию — 30 лет. Главную из своих книг, «Жизнь Людовика Святого», Жуанвиль закончил в 1309 году, уже в сильно преклонном возрасте. Скончался мессир Жан в 1317.

lexan, Shutterstock.com

Жуанвили были вассалами графов Шампанских и занимали наследственную должность сенешаля Шампани. Эта должность не была самой высокой в государственном аппарате графства (по крайней мере, ниже маршала, хотя в других местах и в другое время — наоборот), но одной из высших.

По-видимому, Симон де Жуанвиль умер рано — при упоминании об отце мессир Жан ссылается на рассказы матери, а не на собственные воспоминания.

Теперь обратимся непосредственно к книге.

Сеньор де Жуанвиль собирается в Крестовый поход.

Банкет, затянувшийся на неделю. Правда, главный повод был другой — рождение первенца. Собрались люди де Жуанвиля и те, кто владел от него феодами. Кстати, в речи по случаю отбытия на Восток мессир Жан называет их своими подданными. Младенец сразу же получил титул сеньора Ансервиля.

Потом начались сборы. Де Жуанвиль на свои деньги нанял девять рыцарей и двух баннеретов (старших рыцарей). Пополам с кузеном, графом де Сарребрук, у которого был такой же отряд, они наняли корабль.

В двух предыдущих абзацах каждое слово кричит о знатности и крутости сеньора де Жуанвиля. Тем не менее, для того чтобы должным образом экипироваться, ему пришлось заложить часть своих имений. Правда, поскольку была жива его мать, он не мог распоряжаться всем отцовским наследством, а только его частью. Кроме того, его младший брат носил титул сеньора Вокулёра, что подразумевает выделение из наследства какой-то доли.

Но вообще-то, участие в Крестовом походе — дело недешёвое, даже для владетельного сеньора. Уже на первом этапе мероприятия, во время остановки на Кипре, Жуанвиль стал испытывать финансовые затруднения. Не был исключён вариант, при котором не получившие вовремя жалованье рыцари объявят забастовку. К счастью, король пригласил де Жуанвиля к себе на службу и положил восемьсот ливров содержания, на эти деньги наш герой вполне мог содержать себя самого и свой отряд. Тут ещё кузина помогла, мадам с интересной фамилией (де Бейрут), оплатила наём небольшого корабля для перевозки лошадей отряда.

Уже раньше говорилось, что до Египта добралась едва ли треть кораблей крестоносцев. Десантная операция производилась неорганизованно, отряды перемешались. Де Жуанвиль оказался на египетском берегу вообще в одиночестве, так что если бы вскоре не высадился рядом Бодуэн де Реймс или мусульмане действовали поувереннее, некому было бы такую интересную книгу написать.

Опасностей и в дальнейшем было достаточно. Оборона сторожевой башни, обстреливаемой греческим огнём. Битва за Мансуру. Там сражение было нешуточное. Жуанвиль получил копьём в спину, потом перелетел через голову раненого коня, под копыта лошадей мусульманского отряда. Как-то ему удалось уцелеть и занять со своим отрядом оборону в полуразрушенном доме. Один из его рыцарей получил такую рану, что кровь из него хлестала, как из бочки, другого сарацины трижды достали копьём по лицу, третьему вообще отрубили нос.

Рыцарь де Сиверей, который без носа, был послан за помощью, ему удалось уговорить графа Анжуйского, и вскоре отряд королевского брата выручил де Жуанвиля. Все, кто остался в живых, были так изранены, что долго потом не могли надеть кольчуги. Но и в таком состоянии им пришлось вступить в схватку уже в следующую ночь — мусульмане спокойной жизни осаждённым в Мансуре крестоносцам не давали. К тому времени, когда было принято решение отступать, из всего отряда де Жуанвиля остались в строю только двое рыцарей.

Те из крестоносцев, кто сохранял ещё боеспособность и не сдался сарацинам, пытались отступать на кораблях по реке. Но галеры султана преградили им путь, так что в плен попали все. Впрочем, не особенно мусульмане стремились захватить пленников, большинству на месте перерезали горло. Жуанвиля спас некий сарацин из земель императора Германии, мессир Жан приходился императору дальним родственником.

Де Жуанвиль был выкуплен из плена королём в числе остальных. Но остался без снаряжения и без денег. Ему причиталось ещё 400 ливров жалованья, но королевский казначей, судя по всему, эти деньги присвоил и отдавать не собирался. Отдал лично Людовик, из тех денег, которые он был должен казначею — запутаться можно. Жуанвиль оставил сорок ливров на мелкие расходы, а основную сумму отдал на хранение тамплиерам. Но казначей тамплиеров решил его обмануть и заявил впоследствии, что никаких денег от Жуанвиля не получал. Если бы у мессира Жана не было хороших связей, тем бы дело и закончилось. Деньги всё-таки удалось вернуть, но отношения с гроссмейстером ордена были подпорчены.

По прибытию в Акру король долго решал, возвращаться ему сразу во Францию или продолжать экспедицию. Жуанвиль был почти единственным, кто советовал остаться. Людовик остался. Большинство сеньоров и графов, включая братьев короля, вернулись. Людовик предложил мессиру Жану продолжить службу у него, тот согласился, но потребовал две тысячи ливров. Это было дорого, но вряд ли удалось бы дешевле купить коня, доспехи и нанять хотя бы трёх рыцарей. Выбор у короля был никакой — пришлось соглашаться.

Более того, впоследствии Людовик назначил де Жуанвиля командиром отряда из пятидесяти рыцарей. Тут и личная доблесть мессира Жана сыграла свою роль, но и кадровый голод тоже. В сражении при Рамле Жуанвиль командовал соединением, в которое, кроме светских рыцарей, входили также госпитальеры и тамплиеры. Во второй день сражения его отряд был ещё усилен и насчитывал около пятисот человек. Особенно впечатляет, если учесть, что всего в распоряжении короля Франции было не более 1400 воинов.

Жан де Жуанвиль, пока находился в Святой Земле, участвовал в нескольких сражениях. В стычке у замка Субейба он с небольшим отрядом пришёл на помощь попавшим в трудное положение германским рыцарям, и сам едва не погиб.

Но самым опасным из своих приключений мессир Жан признаёт тот случай, когда ему было поручено возглавить конвой королевы. О чём думал Людовик, отправляя жену с детьми в такую поездку?

Вскоре после этого крестоносцы вернулись во Францию.

Бытует представление, что средневековые феодалы были грубыми, неотёсанными, вообще неграмотными. С Жаном де Жуанвилем это как-то не вяжется. Тут ещё можно вспомнить историю с аббатом и лошадьми.

Аббат из Клюни подарил королю двух великолепных иноходцев. При этом сказал, что придёт завтра, чтобы обсудить некоторые дела. На другой день король выслушал его более чем благосклонно и устроил всё, что аббат просил. Единственный раз на страницах книги, случай, когда Жуанвиль попенял Людовику и посоветовал никогда так больше не делать. Людовик совету внял. Более того, вскоре вышел закон, по которому бэйлифам (представителям короля на местах) было запрещено не только принимать подарки от жителей подотчётной провинции, но даже и устраивать браки своих детей с жителями управляемых ими территорий.

Но бывал мессир Жан прямолинеен до простодушия. Вскоре после того, как в Палестину пришло известие о смерти Бланки Кастильской, он по каким-то делам зашёл в покои Маргариты Прованской и застал её в слезах.

 — С чего это вы плачете, — укорил де Жуанвиль королеву Франции, — всего-навсего померла злая свекровка.

Маргарита оправдывалась, что плачет не из-за смерти свекрови, а из-за того, что король расстроился. Королева-мать и вправду сильно не любила старшую невестку, шпыняла её, придиралась по мелочам и с мужем не позволяла видеться.

В Восьмом крестовом походе Жан де Жуанвиль не участвовал. Так и сказал королю — за то время, пока он воевал в Заморье, королевские чиновники довели его владения до полного запустения. Теперь нужно хозяйством серьёзно заниматься, а Гроб Господень пусть освобождают другие.

Дожил до 93 лет и написал две книги.

Обновлено 15.09.2015
Статья размещена на сайте 4.10.2011

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: