Елена Асвойнова Профессионал

Что такое домра?

Что только ни говорят наши соотечественники, встретив на улице музыканта с таким инструментом, как только ни обзывают! «Мандолина» — это в лучшем случае… А можно услышать и «гитара», и «балалайка», и «бандура», и «скрипка».

Irina Terentjeva, Shutterstock.com

У меня один гражданин как-то поинтересовался, не ракетка ли это для игры в большой теннис, а одного моего коллегу даже приняли за… баяниста. И даже услышав объяснение — домра, переспрашивают: «Домбра?» или даже «Это что-то азиатское?»

Между тем русская домра, конечно, состоит в родстве с казахской домброй — но не больше, чем казахская тамбура или итальянская мандолина… А главное — она именно русская! Пожалуй, её можно считать «исконно русской» даже в большей степени, чем балалайку, которая успела стать своеобразным музыкальным символом нашей страны (хотя и презираемым многими нашими соотечественниками — как и всё русское).

Начало истории домры теряется в глуби веков. Одни исследователи возводят её к восточным инструментам, другие — к европейской лютне (имеющей, впрочем, арабское происхождение). Весьма вероятно, что правы и те, и другие: русская домра возникла «на пересечении» двух музыкальных традиций, вобрав в себя — как и многое в нашей национальной культуре — как европейское начало, так и азиатское.

Так или иначе, в Средние века домра уже была широко распространена на Руси, будучи любимым инструментом скоморохов, что отражено даже в фольклоре (вспомните пословицу: «Рад скомрах о своих домрах»)… Причём домрачеи (так назывались в те времена исполнители на домре) пользовались успехом не только в народе: в XVI веке при царском дворе существовала так называемая «Потешная палата» — своего рода придворный оркестр, куда входили в том числе и домрачеи. Причём уже тогда существовало нечто вроде оркестровых разновидностей: «домришка», «домра басистая».

В XVII веке история русской домры трагически обрывается: в 1648 г. представители духовенства обращаются к царю Алексею Михайловичу с просьбой принять меры против скоморохов. Почему это произошло? Согласно официальной версии, приведённой в обращении, скоморохи своими «бесовскими игрищами» отвлекают народ от молитв и от посещения храмов. Но, возможно, причина была намного глубже: даже через много веков после Крещения Руси язычество не спешило сдавать позиции, продолжая бытовать в народе, а скоморошество было именно языческой традицией…

Так или иначе, царь — хоть сам и любил скоморохов — не посмел перечить святым отцам и издал указ об истреблении скоморохов. Репрессиям подверглись не только люди, но и инструменты — в том числе и домры: их сжигали на площадях. Так русская домра была уничтожена — казалось, навсегда… Но поскольку без музыки жить невозможно, на смену ей скоро возникает другой инструмент — балалайка.

Именно из балалаек составил в 1888 г. свой кружок, а затем и оркестр Василий Васильевич Андреев — человек, вошедший в историю как создатель оркестра русских народных инструментов. Но одних балалаек было недостаточно — Андреев интуитивно чувствовал, что нужен мелодический инструмент… но какой?

Решение пришло неожиданно: в 1896 г. один из сподвижников В. Андреева находит в Вятской губернии на чердаке старого дома неизвестный инструмент с овальным корпусом. На основании изображений в древнерусских источниках был сделан вывод, что это и была русская домра. Как удалось этому экземпляру уцелеть и сохраниться до конца XIX века — так и осталось тайной, но так или иначе, с этого момента домра — как спящая красавица — возвращается к жизни.

Совместно с мастером С. Налимовым В. Андреев создал оркестровые разновидности домры: малая, альтовая, теноровая, басовая, контрабасовая, а также домра-piccolo (контрабасовая со временем вышла из употребления, а теноровая сейчас употребляется достаточно редко). Домра вошла в Великорусский оркестр — и с этого момента он становится в полном смысле оркестром.

Потом было многое… Был Концерт для домры с оркестром Н. Будашкина — первое произведение для солирующей домры. Великие имена: А. Симоненков, Ю. Яковлев, Т. Вольская, С. Лукин… и конечно — «домровый Паганини» А. А. Цыганков.

Сегодня — как и во времена В. В. Андреева — быть народником вообще и домристом в частности означает быть фанатиком своего дела. А борьба против русских народных инструментов идёт, быть может, не такая явная — но, пожалуй, не менее ожесточённая, чем при царе Алексее Михайловиче (разве что без костров на площадях).

Так что же — сохраним? Или — как всегда — будем бездумно терять всё своё родное, национальное, а потом говорить громкие слова о «возрождении России»?

Обновлено 12.11.2011
Статья размещена на сайте 10.11.2011

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: