Константин Кучер Грандмастер

Какого подразделения Армии Крайовой не было и никогда не будет ни в одной армии мира?

Варшавское восстание — это, помимо всего прочего, 63 дня непрерывных боёв. Шестьдесят три. Два полных календарных месяца. И ни в один из этих дней… Да что там дней! Секунды не было, чтобы в польской столице вдруг раз… И стало тихо. Не было такого.

rubiphoto, Shutterstock.com

Веслав Тшаскальский как-то обронил, что «иногда тишина становится сигналом тревоги». При этом, естественно, он не имел в виду Восстание. Но эта фраза идеально описывает и его внешний, акустический фон, и внутреннее, психологическое наполнение. Действительно, тишина в Варшаве в августе-сентябре 1944-го — самый настоящий сигнал тревоги, и прозвучал он 2 октября. В день капитуляции Восстания. Когда всё закончилось. И на разрушенные варшавские улицы пришла тишина. Та самая тишина, которой польская столица не знала все 63 дня непрерывных боёв, сопровождавшихся скрежетом танковых гусениц, взрывами гранат, лаем пулеметов, ревом немецких реактивных шестиствольных 150-мм минометов, называемых польскими повстанцами «коровами», а бойцами Красной Армии — «ишаками» (за их противный голос) или «Ванюшами» (по аналогии с «Катюшами»). Каждый день повстанцы слышали вой «иерихонских труб» пикирующих бомбардировщиков Ю-87 — «штукас» (в частях Красной Армии — «лаптежник» или «певун»), а лязгом оружия, проклятиями и стонами раненных — окружены беспрестанно…

Эта адская смесь звуков могла привести в ужас любого человека. Но среди повстанцев был взвод, который совершенно на неё не реагировал. Хотя нельзя сказать, что его бойцы были железными солдатами, не ведавшими чувства страха. Нет, они были самыми обычными людьми. Из плоти и крови. Просто бойцы этого взвода… не слышали. Вообще не слышали! И не кричали от боли, будучи ранеными. Потому что не умели кричать. Они были… глухонемыми.

Взвод глухонемых был сформирован задолго до начала Восстания. Уже в 1941 году в варшавском Институте глухонемых и незрячих на площади Трех Крестов учитель физического воспитания Веслав Яблонский, подпольный псевдоним «Псориаз» («Лушчиц»), организовал подпольную группу из своих учеников. Эта группа состояла из 20 человек и стала частью Союза вооруженной борьбы, а позднее вошла в состав территориального подразделения Армии Крайовой (АК) «Топор» («Секира»).

Глухонемые подпольщики после принятия присяги (на языке жестов) были задействованы на распространении листовок, подпольных журналов, занимались транспортировкой оружия. Зачастую они выполняли свои задачи даже лучше, чем те, у кого не было дефектов слуха — у глухонемых на руках были документы, удостоверяющие их инвалидность и нарукавные повязки с надписью «Taubstumme» («глухие»), благодаря которым они могли свободно передвигаться по улицам польской столицы.

Немцы никогда их не обыскивали, им и в голову не могло прийти, что глухонемой человек может быть солдатом подполья.

1 августа 1944 в 17:00 все бойцы взвода (вошедшего с началом восстания в батальон АК «Милош» самостоятельным, вторым взводом 3-й роты) собрались в Институте. На тот период времени в нём были как глухонемые, так и слышащие повстанцы. Из 50 бойцов во взводе, в разные периоды, было от 26 до 33 глухонемых, среди которых — 3 женщины.

Как и другие повстанцы, глухонемые страдали от нехватки оружия — во взводе было всего лишь несколько гранат. Поэтому поначалу их подразделение выполняло вспомогательные функции — они строили баррикады, разбирали развалины, готовили еду, несли боевое охранение — стояли в караулах. Но со временем взвод присоединили к линейным отделам АК. Глухонемые принимали участие в успешных атаках на здания гимназии Королевы Ядвиги и Союза Христианской Молодежи (СХМ).

Среди повстанцев бойцы взвода были известны своим необыкновенным мужеством.

2 сентября, во время атаки на здание СХМ, один из бойцов взвода — Станислав Гайда, псевдоним «Роща» (Гай"), увидел двух немецких солдат, выскакивающих из окна. Не раздумывая, Гайда вместе с глухим Хенриком Насиловским — псевдоним «Красный» («Червоны»), незаметно подбежали к ним сзади и обезоружили, добыв две винтовки Маузер и автомат Шмайсер. Во время нападения оба повстанца были вооружены только гранатами.

Взвод принимал участие в боях в центре города (южное Сьрудмесьце) и на Чернякуве. Его бойцы сражались на баррикадах, не слыша звука своих автоматов или взрывов бросаемых ими гранат. Парадоксально, но глухонемые зачастую справлялись с поставленной перед ними задачей лучше, чем их слышащие коллеги. Их не оглушали и не дезориентировали грохот артиллерийских разрывов или свист пуль над самой головой. Они видели страх в глазах других, но сами его не испытывали. Часто сами вызывались добровольцами на самые сложные задания. У них было отличное зрение, так что они молниеносно засекали «голубятников» — нацистских снайперов, стреляющих с крыш домов.

У глухонемых было какое-то удивительное шестое чувство, которое не раз спасало им жизни в самых экстремальных ситуациях. Повстанцы вспоминали случай, когда во время налета «штукас» глухонемые, в отличие от иных, побежали в противоположную сторону от той, с которой шел вой пикирующих бомбардировщиков. И только они выжили.

Удивительно, но в живых остались почти все бойцы этого взвода, участвовавшего в самых ожесточенных боях Восстания. И это, наверное, самое настоящее чудо, особенно если вспомнить, что в Варшаве погиб почти каждый второй повстанец. Но это — усредненные цифры! А ведь были части, например, батальоны АК «Зоська», «Парасоль», отряды Армии Людовой на Старом Мясте, потерявшие три четверти своего личного состава. В некоторых подразделениях — нескольких взводах 1-й и 3-й роты батальона «Зоська», взводе старшего лейтенанта Виктора Башмакова («Инженера»), оборонявшем район маслозавода на Жолибоже — в живых не осталось ни одного человека. Погибли все. До единого…

После капитуляции часть бойцов взвода глухонемых вышла из города вместе с гражданским населением, остальные попали в плен. Немцы долго не могли поверить, что воевали с инвалидами по слуху.

Взвод глухонемых, наверное, не только был, но и остается самым уникальным подразделением Армии Крайовой. Уверен, такого не было, да, пожалуй, уже и не будет ни в одной армии мира. Это — удивительный пример, когда люди превозмогают то, что, казалось бы, превозмочь невозможно. Невозможно! Потому что это — закон. Физиология такая у человека. А вот нет, оказывается, возможно.

Но самое, наверное, удивительное, что среди польских бойцов взвода глухонемых был… русский солдат. Рядовой Николай Козырев. Воинское звание АК, имя, фамилия. Пока это всё, что мы знаем об этом повстанце. Его отчество, год рождения, место призыва, то, как Николай Козырев попал во взвод глухонемых и был ли сам не слышащим… Всё это где-то там, за густым сумраком многих лет и десятилетий, что сегодня отделяют нас от первой половины 40-х годов прошлого века.

Может быть, история никогда не выдаст нам больше никакой информации об этом человеке. И он так и останется в нашей памяти — рядовым Николаем Козыревым. Но — останется! И, наверное, не только в нашей общей (польской, русской), но и в памяти тех, кто придет после нас…

Обновлено 29.11.2011
Статья размещена на сайте 21.11.2011

Комментарии (21):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Очень интересно - первый раз об этом прочитал

    Оценка статьи: 5

    • Юрий, если тема Вас заинтересовала, то ещё кое-что о взводе глухонемых можно посмотреть вот здесь -
      http://uznaika.com/facts/3454-vzvod-gluxonemyx-ob-odnom-unikalnom-podrazdelenii.html
      В этой статье - чуть подробнее о некоторых бойцах взвода и их судьбе.

  • На этом снимке запечатлены бойцы взвода глухонемых. Фотография сделана более 50 лет назад, соответственно, срок действия авторских прав уже истек, и у меня есть возможность разместить этот старый снимок здесь, в комментариях. На всякий случай, взята фотография с сайта - http://www.portalwww.eu/pl/artykuly/2011/7/28/wola-walki-silniejsza-od-kalectwa/
    Если присмотреться, то крайними справа в первом и втором ряду и четвертая справа в первом ряду - те три глухонемых женщины, о которых упоминается в тексте статьи.

  • Соглашусь с предыдущим комментарием, великолепно написано!

    Оценка статьи: 5

  • Статья -- великолепная.
    Вот только с грустью подумалось, ныне-то уже и плоскостопых, и заик, и с остеохондрозом в армию берут. Кто знает, может и до глухонемых призывников додумаются...

    Оценка статьи: 5

    • В разных военкоматах разные военкомы. Поэтому и отношение к призыву и призывникам, наверное, бывают разные.
      По своему личному опыту могу с уверенностью сказать, что военные призывные медицинские комиссии работают профессионально. Другое дело, что за пару часов обследования тяжело выявить что-то далеко запрятанное в организме. Здесь многое зависит от того, как сам призывник и его родители следили за здоровьем в предшествующие 18 лет. Если в медкарточке отражены те или иные проблемы со здоровьем, есть история развития заболевания - никто мимо этого не пройдет. Ведь потом, случись что, придётся отвечать. Так лучше перестраховаться.

      • Константин Кучер, просто у моего брата одна почка опущена, а у второй -- "расщепление миски". Не знаю, что это, но мама говорит -- не дай Бог удар (даже при падении на льду) и могут быть крупные неприятности. А оказывается -- годен...

        Оценка статьи: 5

        • Ксения, не знаю, как в Украинском Министерстве обороны, а у их российских коллег есть целый приказ по призывным делам и к этому приказу приложение на много-много-много листов. Очень много. Я когда первый раз взял в руки это приложение был просто поражен, сколько разных болезней, при наличии которых призывника могут освободить от обязанности несения воинской службы на разный период времени от "до следующего призыва" до "до самого конца".
          Я бы посоветовал пообщаться со знакомыми, понасиловать поисковик (у меня супруга приложение к приказу как раз через интернет вытащила - информация-то открытая и в комитетах солдатских матерей всё это, как правило, есть) и найти украинский аналог этого приложения. Посмотреть болезнь брата, сходить к его урологу и документально подтвердить факт болезни. Ну, а потом - в призывную медкомиссию.
          Кстати, какая медкомиссия (приписная, призывная) - тоже очень большая разница. У приписной задача просто отточковать контингент. И они вглубь редко когда роют. Если только что-то явно в глаза бросается. Но внутренние органы они ведь не на виду. А вот призывная комиссия от представленных им документов уже, как правило, не отмахивается.

  • Трагична история этого восстания. Подождали бы до подхода Советской Армии, было бы больше шансов.Приходилось читать о том, как до войны Польша хотела дружить с Германией против Союза(как теперь принято называть).
    Подразделение глухонемых - уникальное в действующей армии.
    "Только б не было войны" ...ещё лет 50, а дальше образуется, даст бог.

    • "...Подождали бы до подхода Советской Армии, было бы больше шансов".
      Сергей, этот аспект Восстания не так однозначен. По вопросу позиции советского руководства того времени в отношении Восстания написаны не только статьи, но и книги. Поэтому в небольшом комментарии всю сложность проблемы не раскрыть.
      Но можно привести хронологию предшествующих началу Восстания (17:00 1 августа 1944 года) дней:
      2 кавалерийский корпус гвардии генерал-лейтенанта Крюкова 24 июля вышел под Седльце в 90 километрах от Варшавы.
      25 июля во вторник среди немцев в Варшаве началась паника. Перестала работать немецкая администрация, власти начали эвакуацию в Сохачев, из города бежали фольксдойчи и полицейские.
      В ночь с 27 на 28 советская авиация бомбила Виленский вокзал и Грохов в правобережной части Варшавы (варшавской Праге)
      28 июля 8 танковый корпус из состава 2 армии начал наступление на Варшаву по Люблинскому шоссе. Один из корпусов этой армии начал в варшавском пригороде Кольбель бой с немецкой 73 пехотной дивизией.
      30 июля в воскресенье произошло большое танковое сражение под Варшавой. 3 танковый корпус генерала Николая Веденеева развил успешное наступление и занял Воломин и Радзымин. Это угрожало прорывом немецкой обороны на стыке 9 и 2 армиями. Два советских танка прорвались в правобережную Варшаву на Прагу в район Таргувек, но немцы подбили машины, а их экипажи укрылись у польских жителей.
      Продолжали наступление 2 корпуса 2 танковой армии: Части генерала Ивана Дубового заняли варшавский пригород Вянзовню и вышел на люблинское шоссе. 8 корпус генерала Попова перерезал шоссе около ведущей к Варшаве железной дороги. До границы Варшавы - её ближайших пригородов Анино и Вавра советским танкам оставалось 5 километров.
      5 километров, Сергей. ПЯТЬ. Куда уже дальше оттягивать начало Восстания, если завтра части Красной Армии уже могут быть в Варшаве?! Смысл тогда восставать?
      Если к этому добавить ещё и то, что 30 июля в 15:00 радиостанция имени Тадеуша Костюшко из освобожденного Люблина (где был избран Польский Комитет Национального Освобождения во главе с Осубкой-"Моравским") призвала жителей Варшавы к оружию, то становится понятным, что у поляков есть основания обижаться на русских и по этому очень сложному и неоднозначному вопросу...

      • Ох, Константин Кучер, опять Вы почему-то стали вспоминать прошлое фрагметарно.
        Что РККА была почти возле Варшавы - помните.
        Что кто-то спасся из разбитых машин и прятался у поляков - помните.
        Что целых два корпуса 2ТА наступали - помните!
        А что им навстречу танковый кулак немцев ударил - уже снова не помните.
        И что те два корпуса ПОГИБЛИ в боях - не помните.
        И что если один из них просто сгорел в боях с немецкими СС-овскими танковыми дивизиями, то другой попал в окружение и те из танкистов, кто не сгорел в своей машине и не попал в плен, сжигали и подрывали оставшиеся без горючего танки и прорывались на восток, к своим - и этого Вы тоже не помните.
        Как не помните и того, что РККА была отброшена на десятки километров к востоку и через месяц после того, как РККА была в 5 км от предместий Варшавы, она оказалась минимум в 60 км от Варшавы.
        А уж идея - что по радио в неизвестно какой передаче, неизвестно какими словами - но точно из Лблина - призвали к восстанию и все поляки кинулись восставать... Константин,в каждом приказе той войны были призывы типа "Смерть немецким оккупантам!" и в том же роде...
        Вы бы уж решили для себя - это АК восстание начало с бухты-барахты, или это все была грандиозная, неизвестно зачем во вред нашим начатая провокация Сталина.

        Оценка статьи: 4

      • Константин Кучер, спасибо за подробности. И 5км могут сойти за 10, если силы на издохе. Зееловские высоты тоже оказались крепким орешком.Какие связи, координация действий были у руководства восстанием с советским командованием?

        • К сожалению, Сергей, я не достаточно хорошо и в деталях знаю этот вопрос, но по той информации, которой располагаю, с координацией действий повстанцев и войск 1-го Белорусского фронта Константина Рокоссовского были достаточно большие проблемы.

    • Сергей Дмитриев, за всю историю Польши не было дня, что бы она хотела дружить с Россией, не против ее. Вот поэтому и не стали ждать Красную армию, мол сами с усами.

      • Александр Петров, а ещё называется "братья-славяне". При всём при том поляки как таковые мне нравятся и жгучестью и умом, вот только заносчивость их часто заносит, а так вполне на уровне.Я надеюсь, что теперь-то, после краха под Смоленском дела у них войдут в колею и надолго.