Елена Хотько Дебютант

Адмирал А.Г. Головко. Кто командовал Северным флотом?

«…Если так надо… Что ж, Север так Север…». Так закончился разговор Арсения Григорьевича Головко с наркомом Н. Г. Кузнецовым. 7 августа 1940 года А. Г. Головко вступил в командование Северным флотом. С этой минуты Арсений Григорьевич с какой-то неведомой ранее остротой испытывал смешанное чувство тревоги и ответственности за порученное дело. Хотя, конечно, оно и прежде было знакомо ему.

Памятник А. Г. Головко в городе Прохладном Doran an Teg ru.wikipedia.org

«С 15 лет на флоте. Прошел путь от курсанта до командующего флотилией, служил на Балтийском и Черных морях, на Севере и Тихом океане, на Каспии и Амуре. Отличный моряк, мыслящий, волевой командир, инициативный, опытный военачальник», — такую характеристику дал Головко Н. Г. Кузнецов.

Первая неделя августа у нового комфлота ушла на изучение флотских дел. Он побывал в соединениях, в ближних и отделенных гарнизонах, беседовал с командирами, политработниками, краснофлотцами. Он радовался энтузиазму моряков в освоении сложного морского театра. Вместе с ними испытывал чувство гордости за флот, за успешно выполненные задачи. В те дни его редко можно было найти в кабинете штаба. Он стремился больше находиться в частях и соединениях, чтобы лучше изучить морской театр, ближе познакомиться с людьми, глубже вникнуть в их проблемы.

Несмотря на то, что Арсений Григорьевич с головой ушел в большие и сложные дела, он не остался равнодушен к окружающей величественной и суровой красоте Севера. Он не уставал восхищаться могучими скалистыми берегами, высоко вздымающимися над морскими просторами громадными волнами, которые отливали удивительным внутренним светом под северным незаходящим солнцем.

Первые выходы в море напомнили командующему о строгом нраве и необузданной силе штормовых арктических вод. Даже в спокойную погоду океан волновался, подернувшись серой зыбью. Арсений Григорьевич по давней своей привычке почти не сходил с мостика. Так в заботах минул 1940 год…

Вступало в свои права лето 1941 года. Тревожно было в пограничных районах Норвегии и Финляндии. Разведка постоянно докладывала, что гитлеровцы увеличивают на севере свои сухопутные, авиационные и морские силы, особенно тревожно было то, что в районе Петсамо (Печенга) сосредоточивается 19-й горнострелковый корпус генерал-полковника Дитля. Действия немецко-фашистского командования носили явно открытый характер.

18 июня в течение суток в небе часто появлялись фашистские самолеты-разведчики. В Полярном и на других базах зенитчики вели огонь по самолетам-нарушителям.

На следующий день в зоне флота произошел первый воздушный бой над полуостровом Рыбачий. В тот же день Головко направляет на имя начальника Главморштаба адмирала И. С. Исакова доклад, в котором излагает тщательно обдуманный им новый вариант использования подводных лодок с началом войны.

Первой победы подводники добились 14 июля. В тот день экипаж подводной лодки «Щ-402» под командованием старшего лейтенанта Николая Столбова потопил в бухте Хоннингсвог фашистский транспорт тоннажем 3 тыс. брт.

Уже к осени 1941 года у подводников появилось новшество — они начали широко применять способ залповой стрельбы по площади 2−4 и даже 6 торпедами, выпускавшимися последовательно, с рассчитанным временным интервалом и постоянным углом упреждения. Таким образом, эффективность атак стала вдвое выше, чем при прицельной стрельбе одной торпедой.

С августа 1941 года Северный флот стал выполнять еще одну миссию: охрана транспортных конвоев союзников. До конца 1943 года СФ встретил 368 и проводил 352 союзных транспорта. Обеспечивая безопасность воинских и народнохозяйственных перевозок, которые достигли в это годы максимальных доставок, Северный флот успешно справился и с этой задачей.

В октябре сорок третьего года комфлота вылетел на беломорскую флотилию. На этой трассе осуществлялось снабжение 14-й армии и Северного флота. По этой коммуникации переводились на Север боевые корабли с Тихоокеанского флота, перевозились воинские грузы, экспортные товары, техническое оборудование, различные виды снаряжения для полярников, уголь, руда и другие материалы.

Эта поездка была для Арсения Григорьевича как нельзя кстати. Ему хотелось побыть в иной обстановке. Всего лишь за несколько дней до отъезда он пережил большое горе — во время операции скончалась жена. Успевший немало испытать на своем жизненном пути, закаленный в суровых условиях флотской службы, он не стыдился своих скупых мужских слез. Остро резала сердце мысль о том, как не хватает ему доброго друга. Екатерина Николаевна помогала ему переносить невзгоды и трудности, которых в жизни военного человека бывает предостаточно…

В течение пяти последних месяцев войны флот обеспечил переход 70 внутренних конвоев. Северный флот на коммуникации Кольский залив — Белое море самостоятельно провел в обоих направлениях сотни союзных транспортов.

Этот огромный боевой опыт североморцев будет широко использоваться в боевой подготовке Военно-морского Флота в послевоенные годы. Но об этом ни в ходе войны, ни в майские дни величайшего ликования и радости адмирал Головко и его соратники, и все североморцы не думали. Они просто были добросовестными, настоящими тружениками войны, самоотверженно отдававшимися порученному делу. И были счастливы тем, что их усилия давали эффект, неплохо служили всенародной цели разгрома врага. Это безмерное счастье от сознания исполненного долга с особой яркостью и силой излучали их глаза и лица в наступивший день Победы.

Центром празднеств стала главная база флота. Еще с вечера все корабли были украшены флагами расцвечивания и алыми стягами. На улицы вышло все население города Полярного. Люди от малого до великого были одеты по-праздничному. Краснофлотцы, старшины и офицеры вышли при всех своих орденах и медалях, у многих на груди горели Звезды Героев Советского Союза. Митинг начался звуками торжественного и величавого Гимна Советского Союза.

Когда замолк оркестр, адмирал Головко обратился к собравшимся с речью. Он кратко подытожил боевую деятельность североморцев, подчеркнул мудрость и дальновидность партии, по воле которой был создан в короткий срок Северный флот, почтил память погибших скорбной минутой молчания:

«Северный флот за время войны с честью выполнил задачи возлагавшиеся на него. Я, как ваш командующий, горжусь вами, горжусь вашим мужеством, боевым мастерством и преданностью Родине… Я горжусь тем, что в годы войны командовал вами, отважные североморцы…»

Обновлено 29.05.2017
Статья размещена на сайте 3.12.2011

Комментарии (12):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Уважаемая г-жа Ли!
    Я с Вами абсолютно согласен. Главным недостатком этой статьи считаю то, что она, посвященная адмиралу средней руки (такой эпитет дадим этому начальнику) пытается поднять его до уровня полубога. Это уже скатывание к временам, когда Сталин просто был богом, Хрущев и Брежнев выиграли войну, Жуков был величайший из великих - мясник, пробы негде ставить и так далее... Жаль, что эти времена возвращаются.

  • Знаете, что очень раздражает в статье? Попытка придать человеческое лицо казенному портрету адмирала. Рассказана заурядная биография обычного военного командира, ничего не совершившего сверх...Служил, и ладно. Худо-бедно. На войне всяко бывает, тем более с таким допотопным флотом как ему достался в командование. В общем, адмирал, как всякий другой адмирал. Ну и? ЧТО? Началнык?
    А, он, оказывается ронял скупую мужскую, любил любоваться красотами севера, и как подозреваю, даже так по-человечески ходил по-маленькому. Просто как Ленин.
    Не Нахимов,не Ушаков, ни даже Нельсон...
    Очень казенным языком написана статья. Даже проблески "человеческого лица" на трафаретном фоне не сделали для меня портрет этого человека чем-то притягательным. Сорри. А может, был и неплохой мужик при жизни. А так мертвячина в советском мундире получилась.

  • Северный флот был основан в 1937 году на базе Северной флотилии и значительно уступал немецкому ВМФ базировавшемуся в Норвегии
    "К началу Великой Отечественной войны имел 8 эсминцев, 7 сторожевых кораблей, 2 тральщика, 15 сторожевых катеров, минный заградитель и 15 подводных лодок, 116 самолётов (в большинстве своём устаревших образцов)."
    В ходе войны флот усиливался за счет перебазирования кораблей с ТОФа

    Оценка статьи: 4

  • Комментарий скрыт
  • Елена, откуда автор знает о том, что испытывал, думал и переживал герой статьи? Из его "отрецензированных" партией и цензурой дневников?

    Повествование напомнило патриотические панегирики советской эпохи. "Доблестно", "мудро", "героически"...

    Нет, чернить не надо. Хочется верить, что человек дей-но был достойный. Но от пафосности слога военного и поствоенного времени, мне кажется, мы уже отошли. Я ошибаюсь?

    • Комментарий скрыт
      • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 6 декабря 2011 в 15:21 отредактирован 6 декабря 2011 в 15:23

        Елена Кендрали, пришли, наверное, туда, где не намного лучше - согласен.

        Отвечая мне, Вы, похоже, отвечаете и на другие, более резкие комментарии (я героя статьи не ругал, т.к. плохо владею ДАЖЕ ПОДВЕРГШЕЙСЯ ЦЕНЗУРЕ ИСТОРИЕЙ ГОЛОВКО - это было бы глупо).

        Очень трудно рассуждать на подобные темы: не хочется пафоса прошедшей эпохи, но и боишься очернить, по незнанию. Лично я - не судья.

        "Статью, перечисляющую и удачи, и неудачи" представить можно. Но для этого нужно, в первую голову, не быть слепым квази патриотом своей страны и не быть ее же хаяльщиком. То есть быть незаинтересованным автором.

        ПС Да, Головко никто из нас не судья.

  • Уважаемая г-жа Кендрали. вы абсолютно правы - судить о том, как воевали можно по потерям. Советы воевали бездарно, маршалы были мясниками. Потому и потеря страшные. А насчет статьи - не люблю апологетичесвкаих росказней. Прокакал герой статьи английский караван - еще и потому, что не было средств его защитить. И не надо мне петь о том, что встретили врага во всеоружии. Почитайте еще раз статью - вот безгрешен он был, не придерешься. А на самом деле - неплохо бы побольше скромности.

    • роман солодов, если позволите... мне кажется, в чем-то Вы правы. Например, в том, что потери в Войне были огромными, командиры - часто безграмотными назначенцами и т.п.

      Но интересно, можем ли мы, даже "не видя бой со стороны", судить о том, о чем можем лишь судить по тем или иным "россказням"? Где гарантия того, что наша история вернее истории ненашей?

      Сейчас модно чернить воевавших и говорить правду. Правду? Полуправду? Квази правду?
      Знать мы не можем.

  • О том, как успешно воевали североморцы и сопровождали суда, можно по трагедии PQ-17. Стоило англичанам снять сопровождение от конвоя остались клочья. Куда смотрели славные североморцы?

    • роман солодов, "Стоило англичанам снять сопровождение"
      Англичане бросили конвой без прикрытия. Конвой до определенного рубежа сопровождают англичане, затем сопровождение переходит в СССР. Англичане испугались мифического похода Тирпица, который был послан вдогонку конвоя и догнать его не мог, а тут еще Лунин торпедной атакой повредил Тирпиц и он вернулся в базу. И при всем желании североморцы не могли поспеть. А Англии был нужен повод прекратить поставки в СССР и этот повод был найден.

      Война есть война и она состоит не только из побед и поражений. Итог ее известен. А чтобы судить о правомерности тех или иных действий нужно знать всю оперативную обстановку в тот момент.

      Оценка статьи: 4