Евгений Жарков Грандмастер

«Обнаженная в шляпе» - первый постсоветский эротический детектив?

В СССР, как известно, секса не было. Поэтому, когда человек с пятном на голове приказал всей стране искать консенсусы и перестраиваться, советские люди стали активно… нет, не спариваться, с этим и раньше особых проблем не было. Наши соотечественники стали яростно заполнять пробелы в сексуальном образовании, зачастую не видя границ и не чувствуя меры.

Estea, Shutterstock.com

Экспансия была повсеместной. На полках книжных магазинов стали робко появляться ранее опальные романы и повести, в газетных киосках все чаще можно было прикупить не только «Правду» или «Труд», но и провокационный «СПИД-Инфо». Видеосалоны все смелее расширяли репертуар, завлекая население на вечерние сеансы, заботливо помеченные владельцами «только для взрослых». На еще советском, но уже стремительно меняющемся пространстве началась очередная революция, не требовавшая построения баррикад и громких лозунгов.

Разумеется, в кино тенденции были схожие. На экраны отечественных кинотеатров мощным потоком хлынули сладко-запретные плоды буржуазной цивилизации, собиравшие полные залы. Наши кинодеятели, понимая, что тягаться на равных ни с Эдрианом Лайном («Девять с половиной недель»), ни с Залманом Кингом («Дикая орхидея») не в состоянии, всячески пытались образумить аудиторию, продолжая творить в привычном жанре соцреализма. Ясно было одно: без обнаженной фактуры обойтись уже никак нельзя, поэтому приходилось изворачиваться. И если на экране должны были мелькнуть сиськи главной героини, то уж никак она не могла быть приличной девушкой. Любая эротика прикрывалась толстым слоем морализаторства, вызывая к жизни «маленьких Вер» и «интердевочек».

Осмелиться снять лиричную и простецкую ленту с элементами обнаженки никто не решался, пока на экраны СССР не вышел фильм Александра Полынникова «Обнаженная в шляпе».

…В редакции газеты «Женский день» случается ЧП. Под покровом ночи неизвестные похищают из собственной квартиры фоторепортера Костю Телегина (Андрей Смоляков), который должен был на днях сдать разоблачительную статью о сутенерах города N. Костю содержат в загородном доме в невыносимых для советского человека условиях (виски, сервелат, красивые женщины, импортная мебель), предлагая заключить сделку с совестью и помочь подпольным порнографам в их нелегком, но таком увлекательном деле. Костя исправно кушает и запивает, но сотрудничать отказывается, мотивируя свой отказ нежеланием связываться с нелегальным бизнесом.

Пока Костю пытают дефицитными продуктами, его коллеги в лице Игоря Кошкина (Алексей Серебряков), Зуева (Олег Штефанко) и просто Наташи (Анна Назарьева), а также друга-милиционера Соломина, пытаются определить мотив похищения и найти соучастников. Главной уликой в их дилетантском расследовании служит весьма интригующее фото обнаженной незнакомки в шляпе с родинкой на правой ягодице. Учитывая, что накануне Костя собирался выдать статейку о взаимосвязи знаков зодиака и личностных характеристик рожденных под ними девушек, в деле ровно двенадцать подозреваемых гражданок. Однако кто именно изображен на фото, неизвестно.

Вывод горе-следователей прост: необходимо, не вызывая подозрений, найти счастливую обладательницу родинки и через нее выйти на похитителей. Учитывая, что расположение приметы носит интимный характер, придется изрядно помучиться, чтобы заставить потенциальных соучастниц преступления обнажиться добровольно и желательно полностью…

Несмотря на то, что сюжет у фильма Полынникова был той самой «шляпой», зрители с удовольствием валили на сеансы, где им в кои-то веки не приходилось ради пары невнятных пикантных кадров внемлить драматическим событиям из жизни падших женщин. Эротики в картине было столько, что у некоторых, особо впечатлительных, захватывало дух, в то время как старшее поколение провозгласило ленту «апофеозом влияния загнивающего Запада» и заклеймило авторов к позорному столбу. Что, конечно же, было не совсем справедливо.

Вы не поверите, но у фильма даже была литературная основа — одноименный детектив латвийской писательницы Далии Трускиновской. Правда, создатели сознательно пожертвовали саспенсом и интригой книги, сконцентрировав все свои усилия на демонстрации обнаженных частей тела изрядного количества безымянных актрис. В результате детектив трансформировался в комедию с легкими вкраплениями криминала и мелодрамы. То есть на выходе получился абсолютно легкий и ненавязчивый фильм без всякого социального подтекста. Что, собственно, и стало залогом успеха проекта у массового зрителя.

Как это ни странно, при всей своей примитивности, картина вовсе не пошлая и на фоне современных комедий даже во многом застенчивая. Авторы осмелились лишь на легкий флирт с эротикой, памятуя о том, что ленту в те времена могли запросто задвинуть в дальний ящик.

Весь фильм снимался в Таллинне, где всегда пахло Европой сильнее, нежели в Рязани или Москве. Отсюда непонятные поначалу газеты на иностранном языке и «Жигули» с надписью Politsei. На тот момент в Эстонии уже переименовали милицию в полицию.

Неизвестно, были ли претензии к авторам за явно пиратское использование мелодий и синглов популярной в то время группы Enigma. Красивые песни с характерными придыханиями и томным женским голосом, вещавшим на французском языке, отлично ложились на картинку, где приятные глазу молодые женщины хвастались на весь Союз своими подтянутыми телами.

С актерами, кстати, тоже сложилось хорошо. Явно чувствуется советская школа, которая готовила основательно к любым испытаниям. Совсем молодой Алексей Серебряков, недавно прославившийся на всю страну главной ролью в боевике «Фанат», даже успел единожды продемонстрировать навыки рукопашного боя. Правда, его мишенью стал не какой-нибудь негодяй, а полка шкафа в кабинете главного редактора. Неплохо смотрится и украинский исполнитель Олег Штефанко, в середине восьмидесятых игравший в многосерийном фильме Станислава Говорухина «В поисках капитана Гранта». И даже Анна Назарьева («Криминальный талант», «Приморский бульвар»), несмотря на свою не сильно эротическую фактуру, неплохо вписывается в рамки главного «объекта желания».

Большой кинематографической ценностью «Обнаженная в шляпе», само собой, не обладает. Выкинув из повести все лишнее, Полынников с трудом растянул свое творение на 67 минут экранного времени, треть которого занимают «картинки с выставки». Но с позиции дня сегодняшнего лента смотрится очень наивно и невинно, а местами даже радует глаз позабытыми деталями нашего советского прошлого. Полынников же, лучшим фильмом которого и по сей день считается романтический опус «Приморский бульвар», впоследствии продолжил «творить» в легком жанре, правда, без особого успеха.

Обновлено 5.12.2011
Статья размещена на сайте 3.12.2011

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 6 декабря 2011 в 09:48 отредактирован 6 декабря 2011 в 09:49

    Евгений, как известно, в СССР секс был. Не было той одиозной и горячо любимой фразы, якобы незамысловато брошенной простой женщиной на телемосте Познера-Донахью.
    Пользовать себе в угоду народные глупости-мудрости, конечно, может быть интересно и даже полезно. Но если придерживаться фактов, то... закончите сами.

    Возникает мысль, косвенно, но по теме: русские люди когда-нибудь любили своих правителей? Или хотя бы относились к ним с уважением и благодарностью, хотя бы за что-то? Мне кажется, нет.

    Эротика советского, на грани Перелома и постсоветского периода, по своему целомудрию и невинности (прокомментированный Вами фильм, тот же "СПИД-инфо") не идут ни в какое сравнение с той чернухой и порнухой, которая началась позже.

    Не думаю, что "Обнаженная" была первой эротичной картиной. Были другие, положенные на полку или прошедшие под сурдинку.

    Рецензия фильма, как всегда, познавательна для тех, кто не знаком с киноискусством того времени. Как и с самим временем.

    • Игорь Ткачев, была фраза и произносила её молодая девушка краснея и запинаясь... Я видела тот телемост.

      • Игорь Ткачев Игорь Ткачев Грандмастер 6 декабря 2011 в 16:40 отредактирован 6 декабря 2011 в 16:42

        Татьяна Горшкова, насколько я помню (не телемост, а то, что читал об этом), контекст "В СССР секса нет" на самом деле, был приблизительно "У нас нет секса в рекламе, так как нет рекламы".

        Фраза была вырвана из контекста и искажена... или я ошибаюсь?
        Но интернет нам в руки - проверим.

        А также под "сексом" тогда подразумевалась не половая любовь, интимные отношения, а эротика и порнография.

        • Татьяна Горшкова Читатель 6 декабря 2011 в 16:48 отредактирован 6 декабря 2011 в 16:53

          Игорь Ткачев, да, вы правы, слово "секс" было равнозначно словам "разврат", "порнография".
          А прозвучала эта фраза именно на телемосте СССР-США. Нам тогда было очень интересно увидеть по телевизору живых американцев и обычные советские люди (и я, в том числе) с удовольствием смотрели эти телемосты.
          На вопрос американцев о том, как у нас дела с сексом, девушка встала и выпалила, что у нас, в Советском Союзе, секса нет, после чего от американцев последовал недоумённый вопрос, а как же мы размножаемся.

          • Татьяна Горшкова, речь шла о сексе в рекламе и была вырвана из...
            Во всяком случае, так гласит Вики.

            Я и сам помню, мальчишкой, что слово "секс" означало "разврат", "порнографию", а не любовь и половые отношения.
            Увидав в к-т видеофильме уличную вывеску со словом @SEX@, я рассказывал пацанам, "какая у них свобода - слово "секс" можно произносить и даже писать".

            Сейчас секса полно. Думаю, все довольны-(