Борис Рохленко Грандмастер

Рубенс и Мария де Медичи. Художник и королева - что их связывало?

Все, что написано ниже — плод воображения. Но воображения, основанного на фактах…

Richard Susanto Shutterstock.com

В 1600 году Рубенс прибывает в Мантую, ко двору герцога Винченцо Гонзага, затем по заданию своего работодателя отправляется в Рим, в Венецию, во Флоренцию, где делает копии с картин прославленных художников.

Рубенсу 23 года, он молод, красив, обаятелен, не женат, одинок. Он представлен ко всем дворам правителей как художник и как знаток древностей. Надо думать, что его личные достоинства вызывали к нему симпатии всех окружающих. Без сомнения, и женщин, с которыми ему приходилось встречаться по роду обязанностей.

К сожалению, написанные до 1609 года произведения доступны для обозрения только в ничтожной части. При его скорости работы он должен был выдать за 9 лет работы сотни полотен и рисунков. Где это все сейчас?

Флоренция. У великого герцога Тосканы Фердинандо I нестарая жена (что-то под 40) и воспитанница — племянница, дочь старшего брата Мария де Медичи (25 лет). Она недурна собой, вероятно, скучает.

Сколько времени Рубенс провел при дворе Фердинандо — неизвестно. В 1600 году Марию выдают замуж за Генриха IV, и Рубенс присутствует на свадебной церемонии.

«Пейреск — Рубенсу
Париж. 27 октября 1622 г. [итал.]
Дражайший Синьор.
… Я с удовольствием узнал, что Вы присутствовали при венчании Королевы-Матери в Санта Мария дель Фьоре…»

Придворный живописец Джакопо Чименти запечатлел это событие — и на его картине у Марии четко вырисовывается животик! А его наличие подчеркивается жестом беременной, которая успокаивает шевелящийся в чреве плод!

Естественно спросить: а почему Чименти не «поправил» фигуру? Вероятно, для этого было несколько причин. Первая — все было настолько очевидно, что отход от действительности мог иметь для художника непредсказуемые последствия. Вторая — мужское окружение могло и не подозревать об истинном положении дел просто в силу того, что общение с женской половиной в таких семьях не было очень тесным и каждодневным. Поэтому слегка располневшая девица могла и не навлечь на себя вопросы о случившейся полноте. Поправилась — и поправилась!

Мария так спешила к своему супругу, что прибыла в Марсель всего через месяц после этого события (сколько можно было сделать за месяц!). А потом прошел еще месяц, пока она свиделась со своим блудливым супругом.
Слава Богу, она забеременела почти сразу. И в положенный срок родила Людовика XIII.

А дальше — события принимают интересный оборот. Рубенс оставался в Италии до 1609 года, после возвращения в Антверпен женился на Изабелле Брандт, творил картины и детей. Изабелла умерла в 1626 году. Можно предположить, что она долго и тяжело болела (судя по портрету 1621 года).

В 1622 году Мария Медичи решает создать себе памятник — построить дворец и украсить его историей своей жизни. В это время у нее уже был круг художников, которые писали ее портреты и украшали ее быт (о них упоминает Перейск в своих письмах Рубенсу). Но королева вспомнила о Рубенсе.

Вряд ли она забыла молодого красавца, который появился около нее 20 с лишком лет назад. Она приглашает его, они составляют перечень картин, которые должен написать Рубенс, описывают подробно содержание каждой картины.

Рубенс начинает работу с эскизов, с зарисовок. Королева на этих этюдах выглядит весьма непривлекательно. Короткая жирная шея, второй подбородок, толстые щеки, заплывшие глазки, тусклый взгляд… правда, рот еще не тронула старость.

Но чуть позже, в том же 1622 году появляется портрет Марии Медичи. Цветущая обаятельная женщина! Кто бы мог подумать, что с такими беспощадными набросками можно написать настолько очаровательный портрет?!

Это произвело на Марию впечатление. Она даже начала собирать эскизы, которые ей передавал Рубенс, с намерением сделать нечто вроде альбома.

«Он сказал мне, что у Королевы есть шкатулка, где она держит все рисунки и планы своего дворца и всех относящихся к нему изображений, вплоть до орнаментов, лепнины и разбивки сада, и что она хочет добавить туда сборник всех рисунков Ваших картин, тщательно законченных и в полном порядке переплетенных в одну книгу». (Перейск — Рубенсу, 15 сентября 1622 года; «Он» — аббат де Сент Амбруаз).

Мало того, в Люксембургском дворце для Рубенса освободили апартаменты как раз над покоями королевы.

Рубенс продолжает работу над галереей. Мария — в разных видах, в разном окружении. Но самый интересный, с моей точки зрения, момент — представление Генриху IV портрета невесты. Как великолепна Мария! Генрих даже глаза закатил от удовольствия!

Но и это не все: она очень схожа с портретом, который был нарисован до 1600 года в Италии. Может быть, Мария привезла с собой копию или оригинал. А может быть, Рубенс ее такой и запомнил?

Работа над галереей продвигается, Рубенс привозит королеве на просмотр написанные полотна. Мария — в восторге: ее никто и никогда не рисовал так, как это сделал Рубенс.

Вот отрывок из письма Перейска:
«Пейреск — Гуиди ди Баньо
Париж, 16 июня 1623 г. [итал.]
Наконец-то Королева-Мать специально приехала из Фонтенбло, чтобы увидеть картины господина Рубенса. Она осталась довольна сверх всякой меры, назвала его первым в его искусстве из всех людей на свете и обращалась с ним с величайшей благосклонностью».

При всей благосклонности королевы Рубенс не получает от нее обещанной платы (во всяком случае, в оговоренные сроки). Он неоднократно упоминает об этом в письмах. Так ли это было на самом деле, или эти жалобы были прикрытием связи художника и королевы?

В самом деле, если просмотреть портреты, написанные Рубенсом, далеко не все из них дышат таким обаянием, как портреты королевы. Его работы светятся только тогда, когда у художника — особое (можно сказать смело — влюбленное) отношение к модели.

Работа над галереей Медичи длилась три года — с 1622 по 1625. Рубенс курсировал между Антверпеном и Парижем. Он увозил с собой одобренные эскизы, привозил готовые полотна.

У этой серии картин должно было быть продолжение, прославляющее Генриха IV, но Мария Медичи утратила власть, и продолжения не было.

По стечению обстоятельств королева, изгнанная в конце своей жизни из Франции, умерла в доме Рубенса в Кельне (в этом доме Рубенс провел свое детство). Вот таким мистическим образом замкнулось кольцо событий.

Так было или не было? Картины говорят — было!

Обновлено 15.09.2017
Статья размещена на сайте 21.01.2012

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: