Сергей Курий Грандмастер

Откуда взялись Муми-тролли?

В то время, как за нашими окнами температура падает ниже нуля и начинают кружиться хлопья снега, вместе с медведями, ежиками и сусликами, в спячку впадает целое семейство сказочных существ. В чудесной далекой долине, набив свои животики сосновой хвоей, мирно дремлют Муми-тролли — дивные литературные создания финской писательницы Туве Янссон.

objectsforall Shutterstock.com



И хотя их родной язык — шведский (Янссон принадлежала к шведскоговорящему меньшинству), это не помешало стать Муми-троллям таким же всемирно известным достоянием Страны Суоми, как эпос «Калевала» или Дед Мороз Йолопукке.

В начале был Рисунок…

Семья Туве Янссон была такой же творческой и толерантной, как и семья Муми-троллей. Отец — скульптор, мать — художник-график и трое детей (у Туве было два младших брата), которые в итоге все стали художниками.
И если у многих писателей «в начале было слово», то у Туве именно рисунок породил слова. Здесь мы наблюдаем оригинальный тип писателя-иллюстратора. И если и Толкин, и Кэрролл, тоже неплохо рисующие, в дальнейшем уступили эти права профессионалам, то для Муми-эпопеи такой вариант просто непредставим. Рисунки в произведениях Янссон существуют фактически на равных правах с текстом и неотделимы от него, как неотделимы звук и картинка в кинофильмах.

Т. Янссон:
«Я рисую, чтобы пояснить, выделить или ослабить впечатление от написанного; это просто попытка объяснить то, что я пыталась выразить в словах и, возможно потерпела неудачу».

Но в детстве одноклассники не подозревали о будущей славе Туве и над ее рисунками откровенно смеялись. Поэтому школу девочка не любила. Зато любила каждое лето вместе с семьёй уезжать на островок архипелага Пеллинге, где Янссон арендовали дачу. Именно на этом острове располагался круглый маяк (впоследствии разрушенный во время Второй мировой), который впоследствии перекочует в книгу «Папа и Море».

Кроме того весьма важным атрибутом для нашей статьи является и… туалет, располагавшийся во дворе их островной дачи. Стены его были обиты картоном и служили своеобразной доской для рисования и переписки, в которой члены семейства вели разнообразные споры. Во время одного из таких споров брат Туве — Пер-Улов — выпендрился какой-то мудрой цитатой из философа Канта. Не зная, что ответить на столь мощный аргумент, девочка нарисовала на картоне «самое некрасивое существо, которое могла представить» и подписала «Кант».
Впоследствии именно это существо станет сначала своеобразной эмблемой, которой Туве подписывала свои рисунки, а затем — тем самым Муми-троллем — героем сказок. Правда, сначала он носил другое имя — Снорк — и выглядел иначе — более худым, ушастым и остроносым.

Само же слово «Муми-тролли» впервые прозвучало из уст дяди Эйнара из Стокгольма, у которого 15-летняя Туве жила во время учебы в художественно-промышленном училище. Желая отвадить племянницу от ночных посещений его кладовки, дядя грозно предупреждал: «Берегись холодных Муми-троллей. Как только вор приближается к кладовой, они мчатся из своих норок, прикасаются своими ледяными мордочками к ногам и застуживают их».

В принципе, все правильно — тролли никогда добрыми существами не были, вне зависимости от того, как они выглядели — тупыми великанами (как в скандинавских мифах и у Толкина), или злобными карликами (как в английском фольклоре или у Андерсена).

Однако забавное словечко Туве запомнилось, когда ей вдруг захотелось написать детскую сказку. Случилось это зимой 1939 года во время Советско-Финской войны, когда Туве стало казаться, что «все цвета умерли» и было «совершенно невозможно даже пытаться рисовать картинки».

Т. Янссон:
«Возможно, покажется естественным и понятным, что мне внезапно захотелось написать что-нибудь, начинавшееся словами: „Жили-были…“ Ведь продолжение могло бы превратиться в сказку — это было неизбежно. Но я принесла свои извинения, что обошлась в своей книжке без принцев, принцесс и маленьких детей, а выбрала взамен фигурку-ярлык, сердитое существо из шуточных рисунков и назвала его Муми-троллем».

Так рисунок и имя соединились. Муми-тролли стали милейшими и добрейшими существами, хотя «национальной родиной» их и осталось место за изразцовой печкой, как указывал дядя. Изменился и их облик — они стали напоминать пузатых длиннохвостых бегемотиков.

Сказка называлась «Маленькие тролли и Большое наводнение» и была дописана в 1945 году. Хотя по сюжету «Наводнение» и предшествует остальной Муми-эпопее, оно сильно уступает последующим продолжениям и по мастерству, и по увлекательности. Да и сама Янссон считала ее неудачной. Недаром на финский язык первую сказку перевели последней из всего цикла — аж в 1991-м.

По сути, это стандартная сказка для маленьких детей, где Янссон только набивала руку — такой себе набросок, опробование персонажей — забавных внешне, но пока еще поверхностных и неглубоких внутри. Начинать с этой книги знакомство с Муми-троллями однозначно не стоит. Однако горячим поклонникам остального цикла не помешает прочесть ее в познавательных целях.

Сюжет «Наводнения» строится на скитании Муми-тролля и его мамы в поисках пристанища и сопровождается вполне традиционными приключениями, вряд ли способными доставить удовольствие взрослому читателю. Большинство событий самоценны и их легко можно удалять, не нарушая основную цепочку повествования.
Зато из сказки можно узнать, как был найден Муми-папа, сбежавший странствовать с хатифнаттами, чем Муравьиный Лев обидел маму, как тролли познакомились со Сниффом, и как они в итоге попали в знаменитую долину, ставшую впоследствии Муми-долом.

Комета, приносящая… славу

Несмотря на вышесказанное, первая «проба пера» не прошла даром. Туве не забыла о Муми-троллях и к исходу Второй Мировой войны написала вторую (а по сути, первую настоящую и стоящую) сказку о Муми-троллях — «Комета прилетает» (в переводе В. Смирнова «Муми-тролль и Комета»).

Книга была издана в 1946 году, и в ней Янссон впервые предстала во всей силе своей писательской индивидуальности. Сказка естественно и ненавязчиво слила в единое целое детское непосредственное игровое восприятие мира и вполне взрослую глубину и иронию. Детская сказка о Конце Света — как это вам?
Многие не без оснований считают, что именно перипетии Второй мировой войны и ядерной бомбардировки Японии отлились в жуткий образ Кометы, грозящей уничтожить Землю. На фоне этого эсхатологического символа скорого конца и происходит поход героев Янссон с целью прояснить, в чем заключается опасность и когда она случится. И несмотря на то, что жанр детской сказки обычно де-факто подразумевает счастливый конец, напряжение не покидает читателя на протяжении всей книги. Однако мрачноватость постоянно скрашивается жизнелюбием и оптимизмом героев («Уж мама что-нибудь придумает»).

«Комета» снискала первый успех, который через два года закрепила следующая книга Муми-цикла — «Шляпа Волшебника». Это, наверное, самая известная Муми-сказка среди советских читателей (благодаря изданному немалым тиражом сборнику сказок скандинавских писателей), и уж точно одна из лучших. Свою роль здесь сыграло и наличие волшебства (в чистом виде в сказках Янссон оно представлено редко), и увлекательный каскад приключений, и ничем не замутненная жизнерадостность, и забавные писательские приёмы вроде: «Если хочешь знать, во что превратились вставные зубы Ондатра, спроси у мамы. Она знает».

После успеха двух первых книг Янссон с удовольствием разрабатывает «золотую Муми-жилу». В 1950 году выходят те самые «Мемуары Муми-Папы», которые он писал в «Шляпе волшебника». В них писательница проясняет родословные многих персонажей и остроумно пародирует сам жанр мемуарной прозы.

«Отец семейства и хозяин дома, я с грустью оглядываюсь на свою бурную молодость, которую собираюсь описать, и перо мемуариста нерешительно дрожит в моей лапе.

Мне кажется, я совершил немало славных дел, а еще больше таких, которые представляются мне славными. И я в достаточной степени добр, привержен истине, когда она не слишком нудная (а сколько мне лет, я забыл)".

В 1953 г. Туве получает медаль Сельмы Лагерлёф, но по-настоящему массовую популярность обретает, когда начинает рисовать комиксы «Moomin» для «Лондонских вечерних новостей».

В 1954 году выходит книга «Опасное Лето», где герои Муми-дола снова переживают наводнение, спасаются от него на плавающем театре и в итоге ставят целую театральную пьесу.

«Лето» стало последней весёлой книгой цикла. Муми-цикл еще продолжится, но его стиль и герои переживут настоящие метаморфозы и начнут неотвратимо взрослеть. В безопасный и радостный мирок Муми-дола проникнет сквозняк зимы, грусти и одиночества…

Но об этом мы поговорим в следующий раз.

Статья размещена на сайте 1.02.2012

Комментарии (12):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Тимур Шакиров Дебютант 6 октября 2012 в 23:19 отредактирован 22 ноября 2016 в 10:42
  • Кстати, муми-фанам советую посмотреть посмотреть японскую экранизацию. Например Комету в Муми-доле. Отрисовали мульт просто идеально, я был приятно удивлён.

    • Тимур Шакиров,
      Японская анимация неизменно пугает, но надо будет посмотреть.

      • Сергей Курий, тут японцы не налажали - делали совместно с финами. Рисовка полностью аутентична рисункам Туве Янсон. Разве что диалоги сделали попроще, убрали сарказм, ворчание и тому подобное. Сделали версию для детей.
        Озвучка тоже отличная (по крайней мере в японском варианте)
        Название сериала: Fun Family Moomin.
        Особенно порадовали серии 22-23. Экранизация Волшебной зимы. От книги осталось немного, но то что осталось - не испортили. Например не было нашествия беженцев, или предка из печки. А Ледяная дева заморозила не бельчонка, а крошку Мю (её впрочем тут же разморозили у печки в купальне)

  • Замечательно! Особенно для поклонников Муми-троллей, коим я и являюсь Отправляюсь читать следующие статьи!

    Оценка статьи: 5

  • Тонко, с любовью и знанием "первоисточника".
    Очень лично ... И это особенно ценно. В очередной раз спасибо.

    Оценка статьи: 5

  • Сергей Курий,Как красиво!Вы очень,очень талантливы!Вы сказочник?

    • Вы сказочник?

      Ещё какой! Но за политиками не угнаться.
      А если серьезно, в глубоком детстве, действительно, хотел писать сказки. Но пока ничего оригинального в голову не приходит, а туфту плодить я не хочу. Поэтому пишу ПРО сказки.

      Спасибо за столь лестный отклик!

  • Спасибо Вам огромное за статью! Я являюсь большой поклонницей творчества Туве Янссон, и нашла в Ваших статьях прекрасно сформулированный отклик на свои ощущения. Совершенно согласна с теми, кто отдает предпочтение переводу Смирнова, особенно,если дело касается чтения детям. Мы с дочкой начали читать цикл с "Муми-тролль и комета", потом прочли "Шляпа Волшебника" и "Волшебная зима", и все по старой "советской" книжке "Сказки скандинавских писателей". А потом нам на Новый год подарили сборник "Все о муми-троллях" - к сожалению, при чтении приходится на ходу "редактировать" некоторые пассажи. И не только потому, что Ондатр назван Выхухолью, а Тофсла и Вифсла "сменили пол", но и потому, что, на мой взгляд, многие высказывания героев в "новом-старом" перевод лишены той глубины и ненавязчивой многозначности, которая была в переводах Смирнова.
    Еще раз хочу выразить Вам благодарность за статью! Мы всей семьей собираемся в отпуск в Наантале - будет, что рассказать во время экскурсии.

  • Небольшое дополнение о переводах "Муми-троллей".

    читать дальше →