Сергей Курий Грандмастер

Кто автор «Конька-Горбунка»? Отдадим Пушкину «наше всё»...

Смерть Петра Павловича Ершова нисколько не повлияла на популярность «Конька-горбунка». В дореволюционной России сказка переиздавалась 26 раз и вызвала массу подражаний и подделок (только в 1870—1890-х годах вышло около 40 поддельных «Коньков-Горбунков»).

В 1947 г. вышел первый советский полнометражный мультфильм «Конек-горбунок» (реж. И. Иванов-Вано). Правда, со временем старая версия потеряла качество, и в 1975 г. режиссер восстановил ленту, дополнив ее новыми эпизодами. А недавно была реставрирован Кадр из м/ф И. Иванова-Вано

Самым популярным «кавером» стала вышедшая в 1906 г. книга «Конек-скакунок» С. Басова-Верхоянцева — настоящий политический памфлет, написанный по горячим следам революции 1905 г.

В Советском Союзе сказка о простом парне и царе-самодуре стала еще популярнее и переиздавалась более 200 раз. Правда, и здесь не обошлось без цензурных перегибов. В 1922 г. цензору не понравилась сцена, где народ кричит царю «ура», а также строка «Вишь, что, старый хрен, затеял: хочет жать там, где не сеял!», в которой он усмотрел… «порнографию». В 1934 г. цензоров смущала уже вся сказка, в которой, как они писали, изображена «история одной замечательной карьеры сына деревенского кулака».
Но здравый смысл победил, и успех сказки был мощно подкреплен замечательными художественным 1941 г. (реж. А. Роу) и мультипликационным 1947 г. (реж. И. Иванов-Вано) фильмами.

Блестящего наследника заданной народно-пародийной традиции Ершов обрел в лице актера Леонида Филатова, написавшего в 1985 г. свой «Сказ про Федота-стрельца, удалого молодца». «Сказ» открыто отсылал нас к стилю «Конька-горбунка», но его сатира обретала актуальный социальный оттенок.

«Хороша ль, плоха ли весть, —
Докладай мне все как есть!
Лучше горькая, но правда,
Чем приятная, но лесть!
Только если энта весть
Снова будет — не Бог весть,
Ты за эдакую правду
Лет на десять можешь сесть!..»

Но вот в 1996 году на славное имя Ершова впервые набежала тень. Нет, «Конька-горбунка» не собирались запретить, его просто хотели отобрать… у автора. Первой «ласточкой» стала статья А. Лациса «Верните лошадь!», где автор уверенно требует отдать лавры Ершова… Пушкину. Через какое-то время В. Перельмутер издает «Конька-горбунка», на титульной обложке которого уже откровенно красуется имя Оценить

Обновлено 10.03.2012
Статья размещена на сайте 6.03.2012

Комментарии (21):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Отвечаю Хренникову: доказать пушкинское авторство "Конька" возможно и сейчас это уже сделано в моей книге "Пушкин глазами следователя", подаренной в июле 2014г. РНБ (быв."Ленинка" в Москве), но 500стр. этой книги, я , конечно, пересказать тут не могу. Однако если Сергей Курий сможет передать мне свой почтовый адрес, то, учитывая его значительную углублённость в тему, я ему вышлю свою книгу бесплатно.

    • Дмитрий Зайцев Читатель 18 июня 2015 в 04:28 отредактирован 26 мая 2018 в 12:56

      Уважаемый Сергей Шубин!
      Если Вас не затруднительно, вышлите, пожалуйста электронную копию книги на мой ж.мэйл или dz.form.kz(собачка)ngs.ru

      Авторство Пушкина очевидно тем, кто прочёл Ершова. Но доказательная база - это отлично.
      П.С. А статья получилась слабая. Автор сразу выбрал "нужную" сторону и подогнать аргументацию. Могло бы быть интереснее.

      • Сергей Шубин Читатель 19 июня 2015 в 17:29 отредактирован 26 мая 2018 в 12:45

        Дмитрий Зайцев, на Прозе.ру у меня более 20 глав, которые надо читать по хронологии, т.е. с главы "Куда пропала сказка?" и выше. Всю книгу я пока не выкладываю, поскольку издал её за свой счёт и надеюсь какую-то часть продать.

  • Уже стало штампом в рассуждениях "ершоведов" то, что строка "против неба - на земле" якобы куда как "сильнее" чем первоначальная строка "не на небе - на земле", и что якобы это является серьёзным доводом в пользу того, что именно Ершов написал "Конька" (мол, раз он так "силён в улучшениях"). "Учёные мужи" при этом несколько забывают о специфике жанра сказки. Сказки, в частности, читаются детям по вечерам с целью их убаюкивания, в виду чего в них традиционно используются присказки и повторящиеся конструкции, которые не всегда имеют много смысла, но зато прекрасно вводят ребёнка в состояние дремоты. В "Коньке" 2-я и 3-я части начинаются вообще такими присказками, которые ни к самой сказке не относятся, ни смысла зачастую не имеют, например: "Козы на море ушли; Конь поднялся от земли: ...". У Ершова был шанс "улучшить" и эти строки, придав им "больше смысла". Но, заметьте, это было бы сделать невозможно, не переписав их целиком. Что требует большого труда и фантазии. Поменять же "не на небе" на "против неба" способен не только талантливый автор, но и любой усердный графоман, который десятилетиями только тем и занимается, как выискивает в первоначальном гениальном тексте: что бы там ещё такого подправить, чтобы стало "лучше"?

  • Здравствуйте. Я согласен с автором статьи, что Козаровецкий не корректен, когда рассуждает в терминах "ухудшает-улучшает": "окончательный текст сказки сформировал по принципу: во всех случаях, когда исправления текст очевидно ухудшают, они отбрасываются как ершовские; в тех случаях, когда исправления текст заметно улучшают, они принимаются как пушкинские". Это, конечно, полное безобразие. Но поразительная небрежность к тексту в сочетании с "сенсационной крикливостью" Козаровецкого тем не менее не означают то, что сказку написал Ершов. Написал ли её Пушкин или кто-то другой, доказать строгим образом, без натяжек и догадок либо сложно либо невозможно (а ведь "сенсация" есть лишь тогда, когда присутствует "разгадка"). Но "более скромно" доказать, что сказку написал не Ершов, вполне посильно, достаточно лишь рассмотреть характер правок в редакциях после 1834 года и проанализировать, насколько этот характер согласуется либо не согласуется с логикой построения текста "Конька" в первой редакции. Тогда вполне можно ответить на вопрос: мог ли быть человек, написавший текст в редакции 1834 года и человек, осуществлявший правки во всех последующих редакциях, одним и тем же лицом. Вот вам маленький "арифметический" пример: в 1-й редакции "Конька" 1834 года слово "армяк" употребляется 5 раз, в последней редакции - ни одного, т.е. "правщик" избавлялся от него последовательным образом. Точнее, "правщик" "уничтожал" не только слово "армяк", но главным образом рифмующиееся с ним слово "дурак", и это, якобы, в своей же сказке про Ивана-дурака! В первой редакции слово "дурак" употребляется в тексте сказки 31 раз, а в последней редакции - лишь 12. Проверьте сами, на комьютере это займёт 5 минут! Логика у "правщика" прослеживается простая: "дураки" им в основном заменялись "Иванами" (т.е. "дурак" - "плохо", "Иван" - "хорошо"), отсюда же, для рифмы к слову "Иван" появились и два "кафтана". Второй маленький пример: "правщик" избавился от строк "поцелуй же, дорогая!" и "ручки нежно целовал" в сцене "объяснения в любви" царя перед царь-девицей, заменив их, соответственно, на "и начнём жить припевая" и "ручки нежно обнимал". Т.е. он последовательным образом "уничтожил" упоминания о поцелуях именно там, где они были более чем уместны. Автор "Конька-горбунка", безусловно, был гениальным человеком - лёгкость и игривость(!) повествования, характер отступлений, связность речи, всего сюжета в целом и построение отдельных сцен в нём не уступают таланту Пушкина. Кто из вас может представить себе, что тот же самый гениальный человек будет по каким-то невесть откуда у него же(!) возникшим тугодумным графоманским и ханжеским соображениям вымарывать из сказки "дураков" и "поцелуи" в течение последующих десятилетий? Заметьте, что у "царской цензуры" не было ни на тот ни на другой счёт никаких претензий. Цензура в 1834м году запретила к печати лишь те строки, в которых с царём, пусть даже сказочным, Иван-дурак общался вопиюще-непочтительным образом, либо где сам царь вёл себя совсем уже "неподобающе". Вывод: я считаю, что первую редакцию "Конька-Горбунка" необходимо вернуть народу, не полагаясь на пресловутую "последнюю волю автора", который скорее всего автором и не является, так как характер его правок идёт вразрез с характером первоначально опубликованного текста. К сожалению, мы не можем восполнить цензорские "отточия" в редакции 1834 года, так как первоначальная рукопись "Конька", увы, не сохранилась. Но можно сохранить весь имеющийся в нашем распоряжении текст издания 1834 года (не занимаясь подобно Козаровецкому рассуждениями "улучшает/ухудшает") и восполнить отточия тем, что имеется в наличии - соответствующими строками из последней редакции Ершова. При этом вполне возможно, что вставленные на место отточий строки были им "отредактированы" подобно остальному тексту "Конька" - от этого, увы, никуда не деться. Так или иначе, но "Конёк" - это детская сказка, она должна печататься без пропусков текста и с картинками, т.е. как полагается, а не продолжать быть лишь предметом дискуссий "учёных мужей" в невзрачных "методичках", в то время как всё новым поколениям детей родители вынуждены покупать и читать книги в редакции 1861 года, так как у них просто нет иного выбора. И заметьте: для детей не важно, кто автор, а важно, каков в сказке текст. "У старинушки три сына" и "очью бешенно сверкая" - это примеры поздних редакций Ершова, которыми совершенно необязательно терзать детей и их родителей, в то время когда есть первоначальный текст, написанный куда более ясным и понятным любому современному человеку языком. Так что дело даже не Пушкине, дело в возвращении первоначального текста в удобоваримом виде "широкому читателю". Итак, вот мой скромный вклад в это, как я считаю, довольно благородное дело: konek-gorbunok.ucoz.ru/konek.htm

    • Сергей В. Воробьев Сергей В. Воробьев Комментатор 18 июня 2015 в 10:48 отредактирован 18 июня 2015 в 11:04

      "более скромно" доказать, что сказку написал не Ершов, вполне посильно, достаточно лишь рассмотреть характер правок в редакциях после 1834 года и проанализировать, насколько этот характер согласуется либо не согласуется с логикой построения текста "Конька" в первой редакции. Тогда вполне можно ответить на вопрос: мог ли быть человек, написавший текст в редакции 1834 года и человек, осуществлявший правки во всех последующих редакциях, одним и тем же лицом.

      В т.с. анализирующий должен утрудить себя доказательством что эти правки вносил именно Ершов, а не какие-нибудь 3-и лица.

      Не углубляясь в литературоведение, логику, в которой на ура принимается "горбунка написал НЕершов", а "правку ухудшающую горбунка сделал ершов" может признать за доказательную базу только тупорылый завистливый щелкопер.

      "Конёк" - это детская сказка, она должна печататься без пропусков текста и с картинками, т.е. как полагается, а не продолжать быть лишь предметом дискуссий "учёных мужей" в невзрачных "методичках", в то время как всё новым поколениям детей родители вынуждены покупать и читать книги в редакции 1861 года, так как у них просто нет иного выбора. И заметьте: для детей не важно, кто автор, а важно, каков в сказке текст. "У старинушки три сына" и "очью бешенно сверкая" - это примеры поздних редакций Ершова, которыми совершенно необязательно терзать детей и их родителей, в то время когда есть первоначальный текст, написанный куда более ясным и понятным любому современному человеку языком. Так что дело даже не Пушкине, дело в возвращении первоначального текста в удобоваримом виде "широкому читателю".

      Вполне практикуются издания и Д. Свифта, и нашего всего, и многих и многих прочих бессмертных авторов в нескольких версиях - для детей, для юношей, и солидные академические издания без купюр во всех возможных вариантах со всеми правками и критикой и критиканством для солидных литературных мужей. Нет ни одной причины отказать в таком счастье наследию Ершова.

      Также следует учитывать, что многое из бесценного наследия великих является беззастенчивым плагиатом, и перепевы могут радовать душу равно как и первоисточники. И воздадим должное многочисленным шекспирам, не стеснявшимся что-то у кого-то взять, переписать, и усугубить и внести свое, а если и упомянем о том что все новое это хорошо забытое старое, то очень тактично и осторожно, дабы не потревожить и не оскорбить тех, кто нас когда-то осчастливил а ответить уже не сможет.

      Оценка статьи: 5

      • Сергей В. Воробьев: "В т.с. анализирующий должен утрудить себя доказательством что эти правки вносил именно Ершов, а не какие-нибудь 3-и лица."

        Позвольте, но авторство правок, внесённых во 2-ю и последующие редакции "Конька", насколько я понимаю, не ставится под сомнение практически никем - ни "ершоведами", ни теми, кто утверждает, что первая редакция "Конька" была написана не Ершовым. У Ершова были совершенно официальные авторские права на "Конька", процесс издания книг в "царской России" тех лет совершался, как ни странно, довольно упорядоченным и законопослушным образом с соблюдением оных (прав). Даже чисто теоретически "третьи лица" могли бы внести свои правки в "Конька" лишь при том условии, что Ершов согласился бы их у "них" принять и выдать за свои. Что совершенно невероятно, учитывая наличие у него своих собственных вкусов и "авторской ранимости" как, собственно, практически у любого человека, пытающегося что-либо самостоятельно писать на ниве художественного творчества. Да и не "поступало" пока никаких конкретных версий насчёт подобных "третьих лиц" ни от кого, так что зачем доказывать то, что и не оспаривается. Если у вас есть какие-то соображения о "третьих лицах", якобы вносивших правки в редакции N2-4, то именно вам и придётся как-то оформлять эту версию и быть готовым к, полагаю, довольно критическому отношению к ней.

        • авторство правок, внесённых во 2-ю и последующие редакции "Конька", насколько я понимаю, не ставится под сомнение практически никем - ни "ершоведами", ни теми, кто утверждает, что первая редакция "Конька" была написана не Ершовым.

          Ну хорошо.. дела минувших дней, кто их разберет.

          Несомненно одно - конек бы не появился на свет, не будь Ершова. Возможно, роль Пушкина велика есть, но не надо топтать Ершова, что время от времени делается.

          Еще раз - интерпретаций бесчисленного множества литпроизведений бесчисленное множество. Я четал полную версию и Гулливера, и ДонКихота, но я не уверен что это самые полные версии. А когда-то я читал их в детских изданиях. И не скрывалось, что в книжке - НЕ ВСЁ! и что-то может и не так.

          Вобщем, господам исследователям следовало бы быть поаккуратнее и потактичнее с теми именами, которые за себя постоять уже не смогут.

          зы
          конкретно по Ершову - я совершенно не исключаю, что он не столь велик как Пушкин. Возможно, он просто выкрал рукопись у Пушкина, а его застрелил и свалил все на Дантеса.

          Господь им судья. А от меня - благодарность, за конька которого читали мне и читал я.

          Оценка статьи: 5

          • Сергей Шубин Читатель 19 июня 2015 в 17:35 отредактирован 26 мая 2018 в 12:45

            Сергей В. Воробьев, в своей книге "Пушкин глазами следователя" я впервые (в отличие от Лациса и др.) категорически утверждаю с июня 2014г., когда вышла книга), что автор всех правок в "Коньке" - Пушкин. Советую не мучиться сомнениями, а почитать на Прозе.ру мои отрывки из глав, начиная с главы "Куда пропала сказка?" и выше по хронологии. В последних главах я даже вышел за пределы "Конька", чтобы указать на пушкинское авторство и других произведений, которые числятся под именем подставного автора Ершова.

          • Валера Хренников Читатель 18 июня 2015 в 21:14 отредактирован 26 мая 2018 в 12:55

            "Несомненно одно - конек бы не появился на свет, не будь Ершова."

            Ну почему же "несомненно"? ЕСЛИ допустить то, что первая редакция "Конька" была написана не Ершовым (а, например, Пушкиным), то настоящий автор вполне мог себе подыскать любое другое "ходячее прикрытие" (или "ходячую мистификацию") из числа более-менее образованных в литературном плане, усердных и небогатых студентиков "столичных ВУЗов" тех лет. Кто же откажется от такого предложения? Авторские права на такой шедевр - это не только бесплатная слава но и бесплатное денежное содержание на всю жизнь. Не ему самому, так его небогатой семье материальная помощь всегда придётся к месту.

            • ЕСЛИ допустить то, что первая редакция "Конька" была написана не Ершовым (а, например, Пушкиным), то настоящий автор вполне мог себе подыскать любое другое "ходячее прикрытие" (или "ходячую мистификацию") из числа более-менее образованных в литературном плане, усердных и небогатых студентиков

              Ну хорошо, предположим.. конечно Пушкин повеса тот еще, клейма ставить некуда, но предположить что круг кандидатов на авторство одной из нетленок столь широк, и Великий Пушкин имел выбор из 2-3-х десятков претендентов, каждому из которых мог вручить свое дитё навеки, я не могу. Если это был Ершов - слава Ершову! которого выбрал сам Пушкин.

              Но я скорее предположу, что было чиста подражание и подражательство, коим грешили громкие имена во все времена. Первая версия прошла на кураже и столь же искроментно, правки.. ну поостыл, постарел, расслабился.

              Что совершенно не мешает мне наслаждаться произведением, и с удовольствием листать исследователей - если они не наступают на ногу ни истинному, ни мнимому, кто бы они ни были, авторам.

              Оценка статьи: 5

      • ++

        вот мой скромный вклад в это, как я считаю, довольно благородное дело: konek-gorbunok.ucoz.ru/konek.htm

        Спасибище огромаденное! особенно за ссылку на 1-е издание.

        И ваша версия перевода на современный безусловно интересна и имеет место и право быть, в ряду многих других. Но, высказывая подозрения по авторству, исследовние обязано быть глубже и всеобъемлюще, т.е. должны присутствовать все версии произведения, все правки, все что сказано до вас, а далее уже и ваша диссертация обретет и силу и вес в просвещенном мире.

        Оценка статьи: 5

        • Слегка "поправлюсь": была лишь версия, кажется, того же Козаровецкого о том, что якобы Ершов некоторые правки делал "от себя" ("неудачные"), а другие правки (которые Козаровецкий счёл "удачными") он вносил из какой-то специальной у одного него имеющейся рукописи, якобы оставшейся от самого Пушкина. Но это, конечно, бред сивой кобылы. Пушкин вообще "не особо" утруждал себя правкой своих же однажды выпущенных произведений. И, разумеется, Ершов, каким бы он ни был графоманом, всё-таки был каким-никаким автором и образованным человеком, вследствие чего вполне был способен на редактирование текста и даже на сочинение некоторых строф, которые и широкой публике могли бы иногда прийтись по вкусу. Не стоит его так уж вообще-то "в грязь втаптывать", приписывая ему одни лишь "неудачные правки" и "отбирая" у него "удачные" (с точки зрения Козаровецкого).

  • Вера Тютина Вера Тютина Читатель 11 марта 2012 в 09:00 отредактирован 11 марта 2012 в 09:01

    Прочитатала с большим вниманием и интересом. "Горбунка" люблю с тех сознательных пор, когда стала понимать красоту слова. И держу его для себя до сих пор, как один из источников наслаждения в этом смысле У Ершова его уже не отобрать, что бы там ни было на самом деле. Да и кому нужна эта полудетективная история? Разве только археологам-литературоведам... Но для сведения прочитать было очень интересно!

    Оценка статьи: 5

  • " в тех
    случаях, когда исправления текст
    заметно улучшают, они принимаются – как пушкинские..." - силён мужик, а вернее - нагл. И, ведь, пороть его уже поздно. Хорошая статья, об этом нужно говорить. Главное, чтоб этот, как его там?, не важно, важно, чтобъ комментарий мой, он Александру Сергеевичу не приписал...

  • Спасибо за очень интересную, профессиональную статью о Ершове и его сказке. Глубоко и убедительно, узнала для себя много нового.

    • Галина Вильвовская,

      Я во время подготовки некоторых статей сам узнаю много нового. Отдельные куски приходится просто переписывать.
      Спасибо!

  • И Вам спасибо!

  • Прочитал все на одном дыхании. СПА_СИ_БО!!!

    Оценка статьи: 5

  • Спасибо!!!
    Читается на одном дыхании, очень интересно, познавательно: и биография , и история создания, и участие Пушкина, и последущие "разоблачения", и отношение цензуры - забавно и показательно, как в зависимости от времени запрещают разные строки.

    Оценка статьи: 5