Евгений Жарков Грандмастер

Мелодрама «Четыре свадьбы и одни похороны». Стоит ли дожидаться настоящей любви?

Есть ли жизнь на Марсе? Наука сей факт отрицает, но нам хочется верить, что есть. Есть ли жизнь без любви? Наука здесь бессильна, но хочется верить, что нет. Разумеется, совсем без любви человек прожить не может. Можно любить маму, детей, ромашки в поле, пушистых кроликов, себя ненаглядного. На худой конец, родину или макароны с сыром.

«Четыре свадьбы и одни похороны» Фрагмент постера к фильму

Но мы-то ведем речь о чувстве традиционном, подразумевающем наличие мужчины и женщины. Об этом же повествует и блестящая романтическая лента Майка Ньюэлла «Четыре свадьбы и одни похороны».

…Нерешительный и вечно опаздывающий холостяк Чарли нутром чует, что уже пора остепениться. Однако не спешит давать клятву верности отдельно взятой женщине, во многом подражая своим друзьям, с коими Чарли предпочитает гулять на чужих свадьбах. В числе его верных товарищей — замысловатая особа Фиона, ее придурковатый, но искренний в своей простоте, братец Том и забавная коротышка Скарлетт. Из общей холостяцкой схемы выпадают лишь геи Мэттью и Гарет, кои уже давно проживают вместе, но их отношения Чарли в расчет не берет.

На одной из свадебных вечеринок Чарли знакомится с очаровательной американкой Кэрри. Легкий флирт за вечер перерастает в бурный постельный экзерсис. Наш герой, будучи уверен в неколебимости собственных принципов, отказывается верить, что одна ночь с незнакомкой могла перевернуть всю его жизнь. Но прошло три месяца, а мысли Чарли по-прежнему вертятся вокруг Кэрри и ее сладких изгибов.

Увы, пока Чарли усердно мямлил и ждал у моря погоды, его избранница не теряла времени даром. В свою очередную поездку на Туманный Альбион она отправилась не одна, а под ручку с будущим мужем, надменным старикашкой Хэмишем. Чем, само собой, внесла в жизнь своего английского бой-френда сумятицу и нездоровый сон. Осознав, что счастье было так близко, так возможно, Чарли предпринимает последнюю попытку завоевать сердце заморской красавицы. Жаль только, что все свои поступки Чарли совершает либо слишком поздно, либо слишком рано…

Никто до последнего момента не верил, что картина Майка Ньюэлла станет чем-то большим, чем очередная история любви. Даже исполнитель главной мужской роли, актер Хью Грант, не мог себе представить, что на протяжении последующих 6 лет, вплоть до 1999 года, «Четыре свадьбы и одни похороны» будут официально признаны самым кассовым фильмом Великобритании. Впоследствии это почетное звание будет переходить из рук в руки («Мужской стриптиз», «Дневник Бриджит Джонс»), однако прорыв команды Ньюэлла и сценариста фильма Ричарда Кертиса стал своего рода путеводной звездой для обновленного британского кинематографа.

Не секрет, что во многом успех картины за океаном предопределило участие в ней американки Энди МакДауэлл, успевшей прославиться в других романтических фильмах, вроде «Вида на жительство» с Жераром Депардье и «Дня сурка» с Биллом Мюрреем (последний вышел в том же 1993 году за месяц до мировой премьеры «Четырех свадеб»). На волне невероятного успеха «Дня сурка» американские зрители охотно шли на картину Ньюэлла, тем более что данный импортный продукт не предполагал субтитров.

Однако приписывать МакДауэлл все заслуги неправильно. Всё-таки и на родине «Четыре свадьбы» пользовались бешеной популярностью, хотя имена Ньюэлла, Кертиса и Гранта отнюдь не считались звездными. Всё дело было в необычайной грациозности и обаятельности сценария, изложившего старую как мир историю понятным и универсальным языком. Памятуя о том, что хорошее кино может начинаться свадьбой («Крестный отец»), но никак не заканчиваться ею (триллион бездарных мелодрам), Ричард Кертис, при таком количестве заявленных в заголовке церемоний, сумел обойтись без навязшего на зубах штампа. Его герои, если и связывают себя узами брака, то только лишь затем, чтобы в финале отрешиться от них навсегда.

Преимуществом ленты также можно считать отсутствие типично американского юморка и приторной слащавости, неизменно сопровождающей все голливудские мелодрамы. Герои «Четырех свадеб», вопреки устоявшимся традициям, не проходят сквозь огонь, воду и медные трубы, чтобы слиться в счастливом поцелуе под дождем. Залогом их проблем становятся самые простые, но жизненные обстоятельства. Кертис намеренно не стал подводить под отношения Кэрри и Чарльза какую-то мораль или делать выводы из их истории любви. Зачем городить забор из пафоса и сентиментальности, когда те же самые чувства можно высказать жестом, взглядом или чередой ругательств в храме Божьем? Этот «минимализм» сыграл на руку создателям картины. Если персонажи и открывают рот, то их диалоги действительно несут смысловую нагрузку, а не просто сотрясают воздух, заполняя дыры в сценарии.

Несмотря на то, что сюжет «Четырех свадеб» вращается вокруг взаимоотношений Кэрри (МакДауэлл) и Чарли (Хью Грант), их окружение заслуживает не менее пристального внимания. Это и чудаковатый богатей Том, переживающий, что никогда не встретит «простую, милую девушку, которой не будет противен». Это его надменная внешне, но несчастная внутри сестрица Фиона (Кристин Скотт Томас), давно и безнадежно влюбленная в Чарли. Это парочка «голубых друзей» Мэттью и Гарет, с коими связана самая душещипательная и печальная часть фильма, раскрывающая зрителю глаза на истинную ценность настоящей любви и привязанности. И даже «малышка» Скарлетт в исполнении замечательной актрисы Шарлотты Коулман, которой, увы, уже нет с нами.

Вся эта череда забавных, трогательных, живых персонажей (не забудем и давнего приятеля Ричарда Кертиса — Роуэна Аткинсона («Мистер Бин») — сыгравшего в ленте неумеху-священника) превращает картину в милый, очаровательный балаган. Без песен и плясок, без буффонады, без натужных шуток. Все эти люди отчаянно ждут своего часа и, согласно финальным титрам под песню сэра Элтона Джона, обретают счастье. Каждый — свое.

Столь блестящее выступление не могло пройти незамеченным. После успешного проката «Четырех свадеб» авторов и участников расхватали, как горячие пирожки. Хью Гранта и Джона Ханну (Мэттью) заграбастал Голливуд. Грант перешел в разряд героев-любовников, снимаясь с такими актрисами, как Джулиана Мур («Девять месяцев», 1995) и Джулия Робертс («Ноттинг Хилл», 1999). За свою роль в «Четырех свадьбах» актер получил 100 тыс. долл. Спустя пять лет его гонорары выросли до нескольких миллионов. Шотландец Джон Ханна далеко не сразу купился, продолжая сниматься на родине. Его звездный выход состоялся лишь в 1999-м, когда он проявил недюжинный комический талант в «Мумии» Стивена Соммерса.

Англичанка Кристин Скотт Томас не стала размениваться на заморские золотые горы, предпочитая европейские проекты. И чуть было не получила Оскара за свою роль в лауреате 1996 года, «Английском пациенте».

А вот режиссер Майк Ньюэлл не отказался переехать за океан. После этого он резко сменил жанр, сняв гангстерский фильм «Донни Браско» с Деппом и Пачино, а в 2005 даже внес свою лепту в создание одной из серии Поттерианы. Последним громким проектом Ньюэлла является блокбастер «Принц Персии: Пески времени».

Но больше всего поклонников «Четырех свадеб» радует Ричард Кертис. Сценарист не стал ограничивать себя написанием текстов для мистера Бина, а сам взялся творить. В результате имеем два шикарных фильма — рождественскую «Реальную любовь» и бунтарскую «Рок-волну». Кто знает, может, и его следующий фильм с рабочим названием «About Time» тоже станет ярким и незабываемым событием.

Обновлено 19.03.2012
Статья размещена на сайте 19.03.2012

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: