Сергей Пузырев Грандмастер

Что такое директорский корпус?

Раньше на слуху было словосочетание «директорский корпус», которое иногда проскальзывало в средствах массовой информации без какого либо пояснения термина. Но все понимали, что это — образное выражение. Когда говорят «директорский корпус», речь идет о некой призрачной структуре, имеющей подобие общественной организации, в которую входят директора разных учреждений. Как некий клуб по интересам.

Gemenacom, Shutterstock.com

Аналог с масонской ложей здесь, наверное, неуместен, но принцип устройства «директорского корпуса» имеет некоторую схожесть с масонской организацией, которая существует одновременно везде и нигде. Так и «директорский корпус» — существовал как одно из сословий социалистического реализма и принадлежности к определенной категории людей в виде прослойки между властью и народом.

Это был кадровый резерв государственного аппарата управления, который существовал в автономном режиме, самостоятельно выстраивая и шлифуя свои взаимоотношения, подчиняясь только правящей партии, членами которой он состоял. Кадровый состав директорского корпуса на две трети формировался из рядов совпартшколы, из числа партийных функционеров и одной трети бывших производственников и выдвиженцев.

Именно «директорский корпус» в течение нескольких лет удерживал экономику государства от окончательного развала, когда после перестройки страна рухнула в финансовую пропасть. Прекратил свое существование директорский корпус после того, как в его состав влились «прорабы перестройки» и разбавили его собой, а затем и развалили за ненадобностью, когда страна окончательно перешла в рыночную экономику.

Словосочетание «директорский корпус» появилось в употреблении в двадцатых годах прошлого века. Тогда после Октябрьской революции государство осталось без директоров (их разогнали или поубивали в процессе революционного переустройства мира). Как бы то ни было, а доставшимися народу в наследство от царского режима заводами и фабриками некому было руководить.

Тогда и появились на исторической сцене «красные директора», которых набирали из числа сознательных и инициативных рабочих, имевших один или два класса образования, — «директорский корпус». Эти люди взяли на себя ответственность за управление экономикой государства, ничего не соображая в происходящих технологических процессах на руководимых ими предприятиях.

Партийные выдвиженцы, обладавшие организаторскими способностями и фанатично преданные партии, собирали трудовые коллективы и начинали работать, восстанавливая производство и выпуская продукцию. Одни из них в процессе работы на производстве получали образование заочно и становились специалистами, которых затем продвигали по служебной лестнице дальше. Другие до конца так и оставались идейными партийцами.

Схожесть с масонской организацией в данном случае состояла в том, что заводом, например, мог руководить человек, не являвшийся специалистом, но встроенный в систему руководящей организации. Специалистами были главный инженер, главный бухгалтер и главный экономист, назначение которые согласовывалось с вышестоящей организацией или отраслевым министерством. Директор лишь замыкал этот энергетический треугольник.

Что интересно, все они были равны между собой, независимо от того, руководят они предприятием с многотысячным коллективом или баней, в которой работает два десятка человек. Ранжирование директоров определялось только тем, членами какого партийного звена они являлись — горкома, райкома, обкома или ЦК КПСС. По рангу им начислялись персональные или отраслевые надбавки к зарплате.

Директорский корпус был встроен в экономику государства, законом которой был план, невыполнение которого жестко каралось. Директоров не увольняли, а только передвигали с места на место с повышением или с понижением. Нерадивый директор завода, руководивший многотысячным коллективом, при систематическом невыполнении плана мог быть переведен на место директора той самой бани, где доживал до пенсии.

Образ партийного функционера, который, окончив партийную школу, мог стать директором предприятия, хорошо проиллюстрирован в фильме «Берегите женщин», по сценарию которого, это роль комсомольского активиста. Должность директора предприятия утверждалась на бюро партийной организации, в ведении которой было предприятие и которая также несла ответственность за выполнение плана.

Поэтому в большинстве своем представители «директорского корпуса» были грамотными в своих отраслях специалистами. Как в любом другом природном сообществе, в рядах «директорского корпуса» попадались мошенники и воры, которых периодически отлавливало и «вычищало» из состава директоров предприятий ОБХСС. Но со временем таких негативно настроенных директоров становилось все больше и больше.

И, как утверждают экономические законы Паркинсона, всему когда-то приходит конец. Любой организм проходит четыре стадии своего развития. Начало, когда начинает создаваться организм. Стадия Эйфории, когда достигается наибольший подъем производства. Стадия Благоденствия — в этот период предприятие выходит на проектную мощность. И стадия Развала, когда организм начинает стареть.

Такой конец пришел и «директорскому корпусу» вместе с государственной плановой экономикой, в которую он был вживлен. Плановая экономика прогнозируется, поэтому в разумных пределах она всегда востребована.

Рыночная экономика предусматривает иные методы управления производством, нежели плановая, у которой однако всегда остаются определенные преимущества перед «диким рынком».

Обновлено 22.04.2012
Статья размещена на сайте 22.04.2012

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: