Игорь Вадимов Грандмастер

Литератор: какова история профессии?

Первыми широко известными (до сих пор) литераторами были бродячие певцы. Ходили от селения к селению, пели песни о давних событиях и о героях прошлого, а благодарные слушатели кормили их, давали им ночлег и, выпроваживая наутро из деревни, давали им еще и немного еды с собой. Проще говоря, первые литераторы были нищими.

Anneka, Shutterstock.com

Со временем, когда на смену первобытно-общинному строю пришел рабовладельческий, новые литераторы уже не бродили по бесконечным дорогам малюсенькой Греции. Будучи владельцами какого-то количества рабов, они могли позволить себе изливать на пергаменте или на папирусе в стихах или прозе свой взгляд на мир. А другие такие же свободные граждане первых демократий Земли читали стихи или прозу. Да что там «читали» — многих читают до сих пор. И ужасно жаль, что наши деды-прадеды могли читать их в оригиналах, на латыни или греческом, а мы вынуждены пользоваться переводами на языки современные.

После падения античных демократий под ударами необразованных, но более сильных врагов и воцарившегося в Европе хаоса литература и литераторы исчезли. Хотя наверняка и у костров диких победителей римлян пели песни. Да и общались на расстоянии наверняка с помощью письменных сообщений.

Понемногу жизнь снова начала налаживаться, были заселены старые города и появились новые. Вновь дало о себе знать классовое расслоение. Снова появились люди, у которых еды оказалось больше, чем они могли съесть, и эту еду начали конвертировать в очень разные вещи. Помимо всего прочего, появились баллады, появились трубадуры, которые эти баллады сочиняли и исполняли.

При феодальном строе удачливых певцов-трубадуров, угодивших своими стихами сеньору, благодарили за понравившуюся песню бросаемыми к их ногам монетками и кошельками. Какой прогресс по сравнению с кормежкой и ночлегом для певцов Древней Греции! Правда, вряд ли неудачливых певцов в давние греческие времена травили собаками или пороли, как это делали феодальные сеньоры.

…Шло время, менялись песни. Количество грамотных росло стремительно. Далеко не все из них учились грамоте лишь для того, чтобы читать библию. Начало развиваться книгопечатание.

Изобретение Гутенберга пошло в массы. Книги начали дешеветь. Пришел, наконец, XIX век с его беллетристикой. Дворяне с удовольствием читали, читали очень разное. В рассказе Льва Толстого один из героев читает книгу «Les Trois mousquetaires» — это означает, что книга перешла из разряда редкостей в разряд широко употребляемых предметов (хотя бы для некоторых слоев населения).

Промышленная революция требовала не просто много, а очень много грамотных людей, поэтому теперь получали образование даже те, кто раньше и не задумывался о грамотности. Вместе с умением читать у многих появился интерес к чтению. Стало рентабельным резкое увеличение книгопечатания, увеличение числа типографий и количества печатных станков. Как следствие — росли тиражи книг и развивались различные жанры литературы.

Литераторы — люди, живущие за счет литературных заработков, — уже могли не только выживать, но даже обретали определенную известность и славу. А с ними достаток и жизненный комфорт.

Увы, но стремление нести в народ «разумное, доброе, вечное», столкнувшись с реалиями жизни, трансформировалось в «похождения знаменитого сыщика Ника Картера», ибо читающий люд больше привлекала брызгавшая со страниц книги кровь, нежели страдания юного Вертера.

На кровь, войну за власть, золото, секс всегда больше покупателей, чем на книжки, мотивирующие читателя расти над собой — а значит думать, расходовать силы. Зачем? Рядом с умной книжкой на полках магазина всегда стоят десятки захватывающих приключений, слезливых мелодрам, кровавых детективов… и несть им числа. Во все века потребителям старались не столько предоставить информацию, сколько «сделать красиво». Ну, или потрафить…

На одну умную Книгу приходятся сотни тысяч книжонок и, заваливая своей массой читателя, скрывают от него ту самую единственную Книгу под тоннами макулатуры.

Нынешний разгул «электронной литературы» еще более усложнил процесс поиска Книги. В наше время куча сайтов по всей «Сети великой» распространяют «разумное, доброе, вечное», но большая часть этого добра — изделия-однодневки.

Резко возросла скорость передачи информации от автора к читателю. Если лет 10 назад надо было пойти в книжный магазин, посмотреть, что новенького, чтобы купить, то теперь достаточно подойти к компьютеру, соединить его USB-кабелем с электронной книжкой и скачать из Сети хоть сотню, хоть тысячу новых книг.

На Западе коммерциализация литературы началась намного раньше, чем у нас, и поэтому зашла намного дальше.

Людям лень расти, работать над собой, читая умные книги. Появились жанры, читая которые, думать не нужно. Вначале детективы, затем мелодрамы, а для особо озабоченных — эротика.

Хочется казаться образованным? Есть выжимки из Великих Книг мини-размера: «тот-то убил того-то там-то и так-то». «Гамлет» на страничку, «Война и Мир» — на две-три странички…

Лень даже читать? Есть комиксы, в которых текста чуть-чуть, главное — изображения.

Лень читать-смотреть даже комиксы? Появились аудиокниги.

И чем дальше, тем меньше в куче «новой литературы» тех жемчужных зерен, которые так редко выходят из-под пера настоящих Поэтов и Писателей. Да и самих Поэтов и Писателей в плотной толпе создателей бестселлеров увидеть трудно. Есть ли они еще в этой толпе, не оттерли их успешные «книгоделы»?

В общем, слой «литераторов» образовали когда-то нищие независимые певцы, а нынешние книгоделы пекут, как блины, тексты пачками с помощью компьютерной техники (столько-то центов за 1000 символов). Изменится ли ситуация в лучшую сторону?

Обновлено 6.05.2012
Статья размещена на сайте 3.05.2012

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Николай Аблесимов Николай Аблесимов Грандмастер 7 мая 2012 в 03:28 отредактирован 7 мая 2012 в 03:31

    "После падения античных демократий под ударами необразованных, но более сильных врагов и воцарившегося в Европе хаоса литература и литераторы исчезли."
    Все неправильно. В монастырях и на Западе, и на Востоке ни литераторы, ни литература никогда не исчезали.
    Вы изложили утрированный марксизм с его псевдоклассовым подходом к литературе.
    Устное творчество не есть литература в полном смысле. Гомер стал Гомером только после его письменной фиксации. Также как и собственно Книга - Библия.

    Оценка статьи: 2