Люба Мельник Бывший модератор

Что у книжки под обложкой? Индекс ББК

Классификация книг в хранилище по авторскому знаку — дело почти интуитивно понятное. Но эта простота — и достоинство системы, и ее недостаток. Очень часто необходимой оказывается классификация не по очевидному формальному признаку — алфавитному порядку — а по тематике.

Tatiana Morozova, Shutterstock.com

Особенно это важно для библиотек специализированных — учебных, технических, научных, при значительных объемах современных хранилищ информации.

На обороте титульного листа большинства книг мы видим аббревиатуру ББК при цифровом (или буквенно-цифровом) индексе. Это — код библиотечно-библиографической классификации. Он как раз и позволяет размещать книгу в хранилище в соответствии с ее тематикой.

Библиотечно-библиографическая классификация разработана в СССР около полувека назад. Как многое в те времена, весьма идеологизированной. Она перерабатывалась, менялась в соответствии с окружавшей нас действительностью и со смертью СССР не умерла. Сейчас это — национальная классификационная система в РФ.

Код ББК (как и авторский знак), во-первых и в-главных, нужен библиотекарям. С его помощью в российских библиотеках каждая книга получает прописку в каталоге и на полках. Эта классификация в ее варианте для массовых библиотек несложна. Библиотекари России, думается, прочитывают этот код хотя бы на 1−2 цифры вглубь без шпаргалок.

Шпаргалками — основанием кодировки — для библиотекаря служат таблицы ББК. Каковые существуют не в единственном варианте, а в нескольких.

Сокращенный вариант предназначен для библиотек массовых. Для научных — средний вариант. Где-то на заоблачных вершинах библиотековедения, в высоком тереме обладателя авторского права на ББК существует вариант эталонный. Он, как всякий эталон, — не для повседневного использования в практике классификации поступающих в любую библиотеку книг, а для сохранения знания, для сверки с ним «рабочих» таблиц. Для уточнения, развития детализации при потребности и т. п.

В самых общих чертах система выглядит так. С цифры 1 начинается индекс для книг тематики общенаучной. Цифрами от 2 до 5 индексируются отрасли естественных наук, от фундаментальных до прикладных, от физики-химии-математики до медицины, сельского и лесного хозяйства. Номера от 6 до 8 отведены под общественные и гуманитарные науки, 9 объединяет литературу «универсального содержания».

Детализация достигается присоединением к начальной цифре второй, третьей (а также введением различных знаков — точек, скобок круглых и косых, черточек, букв). Скажем, книги исторические имеют индекс ББК, начинающийся с 63, художественная литература — 84, книги по психологии — 88. Подробности смотрите и анализируйте в тех книгах, что окажутся под рукой (у меня вот оказалась одна вот этакая: ББК 63.3 (2) 46 — 7я 73. Жуть!).

Это — основа таблиц ББК для библиотек массовых. Для научных библиотек первая группа изданий (общенаучная тематика) имеет индекс, начинающийся с буквы А. Естественные науки в целом маркированы буквой Б. Книги по истории — Т. Художественная литература — Ш. Психология (наряду с философией) — Ю. Я отведена для литературы универсального содержания.

Итак, краткая характеристика книги на условном языке необходима для того, чтобы хранить книги и обеспечивать доступ к ним по запросу нуждающихся. Запрос, само собой, мы обращаем к знающим людям — библиотекарям-профессионалам.

Что ж, коли необходимо — и пусть бы шуршали в тиши библиотек усердные библиотекарши, листали свои таблицы, выписывали эти комплексы символов на титульном листе книг, клеили этикетки на обложку. Пусть бы это было внутренним делом библиотек.

Однако задача такой кодировки книг давно уже — забота не только библиотекарей, но и издателей. Издательский стандарт требует присутствия на обороте титульного листа индекса ББК. Хорошим тоном у издателей считается обеспечить новую книгу этими кодами. Но, как многие обычаи, правила этикета, эта норма, став за многие десятилетия ритуалом, в общем-то, постепенно утрачивает смысл.

В самом деле, издатель, присваивая книге код ББК, исходит из общих принципов оценки книги и глубокого знакомства с ее содержанием. Библиотекарь же имеет в виду прежде всего специализацию конкретной библиотеки и существующие в ней традиции, и лишь потом — аннотацию с оборота титульного листа. А библиограф — по аннотации, в которой охарактеризованы автор, издание и обозначена адресная группа, первым делом определит, по каким таблицам ему следует ориентироваться: для библиотек массовых или для библиотек научных.

Получается же вот что. Вот монография «Состояние экосистемы озера Неро в начале XXI века» (ISBN 978−5-02−036070−9; М., Наука, 2008). Научная книга, но ББК у нее — из таблиц для библиотек массовых. Присвоен в издательстве ББК 28.082. Но в библиотеках, каталоги которых я бегом-бегом нашла в Интернете, для этой книги поставлены следующие ББК: 28.082.4 и 28.080.3. Хоть в мелочи, но разница есть.

Получается, каждый из трех персонажей, причастных к процедуре классификации издания, может придать одной и той же книге особенный индекс ББК. Притом что главная цель всех троих, как следует полагать, — обеспечить возможному читателю встречу с книгой по запросу. А значит, этот возможный читатель должен сформулировать свой запрос на любом языке, но однозначно. Как, например, это можно сделать по ISBN.

Вот и приходим мы к конфликту между библиотекарем, классификатором и издателем. И читателем, конечно, — для него ведь старались и первый, и второй, и третий. И даже четвертый — автор книги.

Ясно, что система уязвима: при одновременном стремлении к универсальности и детальности описания оказывается невозможно идентифицировать книгу этим кодом однозначно. Уязвима эта система тогда, когда ожидает, чтобы решение принял человек. См. выше: который из трех?

Особенно очевидной эта уязвимость оказалась в теории и практике бытования УДК (еще один индекс с оборота титульного листа книги). Но это — тема особого разговора.

Обновлено 26.05.2012
Статья размещена на сайте 6.05.2012

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Борис Евсеевич Гутман Читатель 27 мая 2012 в 21:08 отредактирован 27 мая 2018 в 13:26

    Сразу прошу прощения за неуместный вопрос,но я,к сожалению,не знаю, каким образом еще я мог бы Вам его задать: "Как мне научится делать такой "переключатель"(если правильно его назвал?)в виде кнопок-картинок,изменяющих основную картинку в заголовке статьи?

    • Люба Мельник Бывший модератор 27 мая 2012 в 21:36

      читать дальше →

  • Хорошо написано! Ой, эти издательства шифруют сейчас не очень хорошо! Делают ошибки, а про таблицы Хавкиной - я молчу!

    • Люба Мельник Бывший модератор 27 мая 2012 в 20:33

      Артур Батыгян, проблема в том, что стандарт диктует издателям заниматься тем, чем заниматься должны библиографы))

      • Люба Мельник, у нас в городе и работают специалист. Хотя, когда берешь в руки книгу и смотришь индекс... Смешно и грустно. У нас в городе филиал Питерской Академии Культуры, но каждый год с большим трудом набирают по 20 человек.

  • Олег Антонов Аксакал 27 мая 2012 в 13:55 отредактирован 27 мая 2012 в 13:56

    Любая классификация книги по каким-либо условным шифрам была оправдана для бумажных каталогов при ручной обработке. Библиотекарям при работе с фондом она, безусловно, удобна. Но подавляющему большинству читателей эти цифры ничего не говорили. А сейчас и тем более, хороший электронный каталог с ключевыми словами (а еще лучше - полнотекстовый поиск) намного удобнее и точнее.
    Однозначность запроса на любом языке, вроде бы обеспечиваемая шифрами, тоже спорна - если я не знаю как сформулировать ключевые слова на каком-то языке, то вряд ли книга на этом языке будет мне полезной или хотя бы понятной.

    • Люба Мельник Бывший модератор 27 мая 2012 в 20:39

      Олег Антонов, не очень и удобна. Поскольку, как я писала, в каждой библиотеке складывается своя традиция, своя система - унификация кодирования оказывается не очень и нужна.
      Ключевые слова, возможность полнотекстового поиска - да, вообще стремление использовать при поиске языки естественные - правильный выбор.
      Заграничная традиция сейчас предлагает именно такие возможности "шифрования" книг: с обозначением на обложке и адресной группы, и уровня этой группы, и ключевых слов. +ISBN, конечно.