Марк Блау Грандмастер

Почему Дон-Кихот - Ламанчский?

Итак, Сервантес в своей книге без всякой жалости посмеялся над благородными бездельниками, не желающими замечать, что времена уже изменились. Провинциальный идальго Алонсо Кихано, начитавшись рыцарских романов, решил совершать славные подвиги, чтобы стать — ни много ни мало — королем.

Matt Trommer, Shutterstock.com

Уже то, что он переименовал себя в Дон-Кихота, вызывало веселье у современников, тут же по созвучию вспоминавших сэра Ланселота, главного из рыцарей Круглого стола. Взятое же Дон-Кихотом прозвище «Ламанчский» только усиливало комический эффект.

Провинция Ламанча была родной не только Дон-Кихоту, но и его автору тоже. Кому же, как не Сервантесу знать, что эти места менее любого места в тогдашней Испании подходили для совершения подвигов. Пустыня, глушь и бедность, где ничего не происходит, да и не может произойти! Даже древний город Толедо был лишен короны. Короли перебрались севернее, в новую столицу, в Мадрид. И автору, и читателям было понятно, что никаких подвигов в Ламанче не совершить, а значит и славы не снискать. «Странствующий рыцарь из Ламанчи» звучало так же смешно, как, к примеру, «граф Задрищенский».

Впрочем, короля играет свита. В книге Сервантеса Дон-Кихота окружает именно такая свита, целая толпа «манчего», обитателей Ламанчи. То один, то другой выходит из этого своеобразного хора, исполняет свою небольшую, но смачную партию и снова скрывается в толпе второстепенных персонажей. Один же из них, Санчо Панса, солирует, постоянно сопровождая своего патрона и разъясняя его деяния. Кстати, во многом благодаря сочувственным разъяснениям Санчо, читатели романа изменили свое отношение к главному герою. Уже в 18 веке странствующий не в своем времени Дон-Кихот стал восприниматься с трогательным участием и жалостью.

Надо сказать, что все окружающие ясно видят: у несчастного сеньора Кихано «поехала крыша». Но они послушно «играют короля». Поддакивая возвышенным речам Дон-Кихота, хитрые манчего при случае обманут сумасшедшенького, а не выйдет — так побьют. Но при этом все манчего охотно принимают участие в игре. Ибо, подобно Санчо Пансе, тайно надеются: а вдруг из этого сумасшествия что-нибудь да получится? Куда как приятнее состоять губернатором при сумасшедшем короле Дон-Кихоте Ламанчском, чем ковыряться в земле этой самой Ламанчи. Не для белых людей такое занятие!

В самом деле, не для белых! Сельским хозяйством в тех районах Испании, которые раньше были мусульманскими (и в Ламанче, в том числе) занимались обращенные в христианство темнокожие мавры, мориски. Слово «мориск» происходит от испанского «marrón», «коричневый». В сельском хозяйстве мориски были высокими профессионалами. В засушливом климате они организовали орошаемое земледелие, благодаря чему кормили не только себя, но и всю страну. Естественно, что богатство «коричневых» морисков прирастало несравненно быстрее, чем богатство «белых» подданных испанского короля. Да и численность их тоже росла, поскольку в монахи их не принимали.

В промежутке между выходом в свет первого и второго тома «Дон-Кихота», в 1609—1614 годах в Испании произошел, говоря советским языком, «великий перелом». Морисков выслали из страны тем же манером, как в 1492 году выслали евреев: без разрешения продавать недвижимое имущество и вывозить драгоценности. То есть, фактически ограбив. Страна лишилась 5% своего населения, причем населения деятельного и не бедного. А «белым» манчего пришлось самим взяться за культивирование оливковых деревьев и выращивание скота.

Так что не скончайся горестный идальго в конце второго тома, пришлось бы и ему погрузиться в рутину «малых дел».

Обновлено 27.11.2015
Статья размещена на сайте 23.06.2012

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: