Максим Блау Профессионал

Тель-Арад. Что скрывается под курганами в пустыне?

Израильские археологи Рут Амирам и Иоханан Ахарони, принявшиеся в 1962 раскапывать курган в северо-восточной части израильской пустыни Негев, не могли даже представить себе масштабы предполагаемых раскопок.

slavapolo, Shutterstock.com

Телями (на иврите «холм») называют курганы древних городищ на Ближнем Востоке. Как правило, курганы эти невелики. Они занимают не более нескольких гектаров. Исключение составляют курганы, скрывающие гигантские древние города, например, Тель-Меггидо или Тель-Хацор.

В Тель-Араде археологи обнаружили и раскопали город периода ранней бронзы (это 3000−2 500 г. г. до н.э.). Город был окружен стеной длиной порядка 1200 метров и предполагается, что на всей протяженности стены было возведено порядка 40 башен! Размеры для древних городов — огромные!

В чем уникальность Тель-Арада? Дело в том, что приблизительно в 2650 г. до н.э. жители оставили город и никто здесь не селился. Таким образом, археологи впервые увидели руины древнего города без более поздних культурных наслоений, за исключений израильской цитадели, построенной на акрополе, самой высокой точке кургана, спустя более чем 1500 лет. Зато более ранних культурных слоев насчитали множество. Люди, селившиеся в этом месте, возводили свои дома на руинах предыдущих построек. Таким образом, Тель-Арад — это не поселение, построенное на естественной или на насыпной возвышенности. Это город, как бы стоящий на костях других, более ранних, городов.

Изучение телей — это археологическая проблема. Древние городища раскапывают либо слой за слоем по всей поверхности раскопок, либо в нескольких местах копают шахты, чтобы увидеть все слои в разрезе. В первом случае вероятность ценной находки больше. Но снятые верхние слои уже не восстановишь. Собственно говоря, археологи, раскапывая исторические объекты послойно, производят их плановое уничтожение. Все варварство такой работы можно себе представить следующей аналогией. Допустим, на одном полотне (или доске) друг за другом написали картины несколько выдающихся художников разных времен. Все картины ценные. Но увидеть более древнюю мы сможем, только сняв верхний слой краски, уничтожив тем самым более позднюю картину, тоже являющуюся бесценной реликвией.

Поэтому археологи в начале своей работы делают один вертикальный разрез — шахту. Благодаря этому разрезу пытаются определить количество слоев и датировать их.

Вообще, датировка в археологии — уязвимое место и предмет бесконечных дискуссий, переходящих в «научные войны» между университетскими школами разных университетов. Дело в том, что археологи могут определить лишь относительную датировку. Более древние исторические горизонты лежат глубже. Абсолютная же датировка — штука невероятно сложная. Здесь нередко может помочь какой-нибудь жалкий глиняный черепок или остатки надписи на стене. Именно поэтому такие мелочи невероятно ценны для археологической науки, а уж ради затерявшейся среди руин личной печати правителя, археолог способен пойти на убийство.

Следует заметить, что на этом общеизвестном для археологов и историков факте трудностей датировки паразитирует «новая хронология». Метод, лежащий в основе «новой хронологии», был предложен еще в конце 19-го века Николаем Морозовым, пытавшимся связать события, описанные в Евангелии с известными науке астрономическими явлениями. Археологи и историки с тех пор успешно используют для датировки факты астрономии и других естественных наук. Но никаких серьезных прорывов, а тем более, кардинальных изменений в восприятии исторического процесса, на которых настаивают приверженцы «новой хронологии», эти методы не дают.

Но вернемся с небес на землю. Точнее под землю, где археологи ведут раскопки. Другой способ сохранить древности для потомков — остановиться на каком-то периоде, снять или практически снять все более поздние, верхние, слои. Выбранный же для демонстрации слой реконструировать: достроить стены, восстановить контур стен и зданий и открыть объект для посещения туристов.

Еще один способ сохранить древности — просто не копать. Археологи пытаются вычислить место расположения самых «вкусных» строений: храмов, ворот, архивов и дворцов. А менее привлекательные места оставить для будущих поколений исследователей. Предполагается, что потомки окажутся умнее нас и вооружены они будут более продвинутыми технологиями. Хотя я подозреваю, что главная причина кроется прежде всего в ограниченном финансировании: пока есть деньги — археолог копает, деньги заканчиваются — сворачивает свои кирки-лопаты и отправляется в библиотеку, писать статьи.

С Тель-Арадом дело обстоит по-другому. Поскольку город был полностью оставлен в конце периода ранней бронзы и в дальнейшем люди на месте древнего города не селились, перед исследователями не стояла дилемма: какие слои раскапывать, сиречь разрушать, а какие сохранить для обозрения посетителей. Решили сохранить и исследовать верхние, самые поздние, слои. Этот слой представляет собой остатки города, существовавшего здесь в раннем бронзовом веке. Согласно библейской хронологии, этот период предшествовал времени праотцов (Авраама, Исаака и Яакова). То есть речь идет о глубочайшей древности, когда, по представлению многих исследователей, население Ближнего Востока, подобно Аврааму, обитало в шатрах и вело кочевой образ жизни.

Но археолог Рут Амирам обнаружила совсем не остатки лагеря кочевников, а оседлое поселение, размеры которого на порядок превышали размеры большинства городов, построенных спустя тысячу лет. И поселение это было построено не в комфортном климате, а на границе с пустыней, где количество осадков в среднем не превышает 200 миллиметров в год.

Как же жители города справлялись с нехваткой воды? Естественно, город был окружен стеной. Стена, как и в других древних городах, служила защитой от грабителей-кочевников. Однако характерная деталь — стену выстроили на гребне холмов таким образом, чтобы ни одна капля воды, выпадающая над территорией города, не вытекала наружу. В районе Арада дожди редки. В лучшем случае, дождь идет всего лишь несколько часов в год. Зато дожди эти очень интенсивны и на несколько часов улицы города превращались в бурлящие потоки. На крышах и на улицах были устроены водостоки, по которым эти ручьи стекали в самую низкую точку города и попадали в подземную цистерну-водохранилище. Стены цистерны были выложены каменной кладкой и покрыты известью. Можно сказать, что один дождь поил город весь год.

Но в цистерне скапливалась не только дождевая вода. Она проникала сюда также из водоносных горизонтов, находившихся под городом. Надо сказать, что таким образом собиралось достаточно воды не только для того, чтобы поить город в течение нескольких лет. Воды хватало и для скота, и для выращивания злаков. Так что город процветал.

Однако около 2650 года до н.э. город был покинут жителями. Причины этого могут быть различны: резкое изменение климата, набеги кочевников, социальные потрясения, эпидемия… Через тысячу лет здесь появилась небольшая пограничная крепость, оборонявшая южную границу Иудейского царства. Но это, как говорится, уже совсем другая история.

Обновлено 17.07.2012
Статья размещена на сайте 13.07.2012

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: