Константин Кучер Грандмастер

Как Варшавская сирена стала автором песни Восстания?

Кристину Крахельскую смертельно ранили в первый же день Варшавского восстания. Можно даже сказать — в первые его часы. 1-го августа 1944 года 1108 взвод 3-го эскадрона 1-го дивизиона «Елень» («Олень») 7-го полка Люблинских улан Армии Крайовой (АК), в котором «Данута» (подпольный псевдоним Кристины) была связной и санитаркой, сосредоточился в установленном ему месте сбора — у дома 46 по улице Польной.

Artur Bogacki Shutterstock.com

Отсюда в 17:00 уланы пошли на штурм Дома Печати на улице Маршалковой. Бой сложился неудачно для повстанцев. Атака захлебнулась. И уланы вынуждены были отступить на Мокотувское поле, оставив на поле боя своих убитых и раненых.

Двоих раненых Дануте удалось вытащить в безопасное место. Но когда она поползла за третьим, три пули попали ей в грудь. Из-под обстрела вынести Кристину удалось, только когда стемнело. Ближе к полночи её прооперировали, но часам к четырем утра её организм устал бороться со смертью. Кристина Крахельская скончалась.

Впереди были ещё 62 дня боев. И хотя Дануты уже не было в живых, всё это время с повстанцами оставалась её песня, одна из самых популярных песен Варшавского восстания.

Ясный рассвет занимается, ветер бьет нам в лицо.
И дышат на полную грудь легкие, и согревается кровь.
И песня разворачивается над миром, как радуга,
В ровной поступи марша: раз, два, три!

(подстрочный перевод К. Кучера)

Песню «Эй, парни, штыки — примкнуть!» Кристина Крахельская написала в январе 1943 года. Специально для бойцов полка Армии Крайовой (АК) «Башта» («Башня»), сформированного из харцеров (пионеров-скаутов) северо-западного, левобережного предместья польской столицы — Жолибожа. Впервые песня была исполнена месяц спустя, в феврале этого же года, на подпольном концерте, организованном на квартире одного из инициаторов создания полка — поручика Людвика Бергера («Михала Гордого») в доме по улице Чарнецкого, 39/41.

А ещё через полгода, в ноябре, «Михала» арестуют жандармы, и он погибнет при попытке к бегству.

Эй, парни, штыки — примкнуть!
Перед нами длинная дальняя дорога и тяжелая работа.
За победой, мы молодые, идем в бой.
В руке — граната, и штык примкнут к оружию!

Сколько их, молодых, талантливых, погибнет тогда… До и после Восстания. Нет, Михал не был ни поэтом, ни писателем. Он был бойцом Армии Крайовой. Точно таким же, как многие из тех, кого в Польше относят к «поколению Колумбов».

Писатели и поэты, родившиеся в 20-е годы XX века и вступившие во взрослую жизнь уже после того, как началась Вторая мировая война. Многие из них так и не успели закончить университета. Но зато прошли полный курс военного дела и получили свои первые воинские звания подхорунжих Армии Крайовой.

Как, например, погибший 4 августа 1944 года в районе Театральной площади Кшиштоф Бачиньский. Или Тадеуш Гайцы, днем смерти которого принято считать 16 августа. Но кто знает, насколько это точно? Средина августа — время самых ожесточенных боев Варшавского восстания, когда даже для сна оторвать полчаса-час было чем-то из области ненаучной фантастики. Что уж тут говорить о точном и скрупулезном учете потерь…

Темная ночь зажигает над нами звезды.
Белые ленты пыльных дорог, долгие ночи и дни.
Новая победоносная Польша есть в каждом из нас и перед нами
В ровной поступи марша: раз, два, три!

Многие из них ушли из жизни, оставив после себя до обидного мало. Кристина Крахельская — из их числа. Из того самого поколения Колумбов.

Одна из самых популярных песен польского Сопротивления, написанная Данутой, и музыкальный символ Варшавского восстания — «Эй, парни, штыки — примкнуть!» — впервые опубликована 20 ноября 1943 года в 21-м номере подпольного журнала польских харцеров «Будь готов» («Bądź Gotów»). С его страниц она шагнула, как потом оказалось, в вечность, обессмертив тем самым имя своего автора.

Песню неоднократно перепечатывали самые разные повстанческие издания. В октябре 1944 года она опубликована в «Песеннике Крестьянских Батальонов» (Батальонов Хлопских — «Śpiewnik B. Ch»). Тех самых Батальонов, у которых с Армией Крайовой были не самые простые взаимоотношения. И этот факт, на мой взгляд, достаточно красноречиво говорит о том, что песня Кристины Крахельской, поднявшись над разногласиями и амбициями разных политических течений того времени, стала всенародной. Общей для всех поляков в их борьбе за свободу и независимость своей Родины.

Эй, парни, штыки — примкнуть!
Потому что — кто знает? — завтра ли, послезавтра или сегодня
Придет приказ, и уже надо будет нам выступать.
В руке — граната, и штык примкнут к оружию!

Наверное, Дануте повезло чуть больше, чем многим из её сверстников поколения Колумбов. Она оставила после себя не только песню. Но и образ.

Символ польской столицы — Варшавская сирена. Женщина с рыбьим хвостом, в правой руке которой — короткий меч, в левой — круглый щит. В Варшаве две таких статуи. Более поздняя из них создана в 1936 году скульптором Людвикой Ничовой. В настоящее время она стоит на набережной Вислы напротив улицы Тамка.

Так вот, моделью для создававшей этот памятник Ничовой была Кристина Крахельская. И сегодня, в день годовщины Восстания, у постамента Варшавской сирены обязательно будут цветы. Живые. Как дань памяти тем, кто погиб за то, чтобы жить могли другие.

Многие из нас нынче далеко от Варшавы. Иные — очень далеко. И нет у нас возможности возложить живые цветы к скульптуре Варшавской сирены, памятнику Маленькому повстанцу или у мемориала Жертв Варшавского восстания. Но мы помним…

А иногда память — это самое дорогое, что есть у нас.

Обновлено 22.09.2017
Статья размещена на сайте 27.07.2012

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Поскольку у меня, к сожалению, нет ни малейших поэтических талантов, а "потчевать" читателя плохими стихами мне как-то не хочется, то по тексту статьи использован мой подстрочный перевод стихотворения (песни) Кристины Крахельской.
    Но сегодня я искренне рад познакомить всех тех, кого заинтересовала тема настоящей статьи, с профессиональным поэтическим переводом произведения Дануты, который выполнен Владимиром Борисовичем Окунем - человеком, не только лучше меня знающим язык оригинала, но и имеющего те поэтические способности, которые, увы, отсутствуют у Константина Кучера.
    Итак, поэтический перевод -

    Эй, парни, штыки примкнуть!

    Эй, парни, штыки примкнуть!
    Уходить нам сегодня далёко,
    С верой в сердце, с подругой винтовкой,
    Гранаты к бою, штыки примкнуть!

    Мы на зорьке на светлой станем лицами к ветру,
    Пусть нам дышится вольно, веселее смотри,
    Чтобы радугой песня разлетелась по свету
    В четком ритме марша: раз, два, три!

    Эй, парни, штыки примкнуть!
    Уходить нам сегодня далёко, в жар и зной!
    За победой на битву идем мы с тобой,
    Гранаты к бою, штыки примкнуть!

    Небо в звездах над нами, стынет ночь над полями,
    Вьется лентой дорога через ночи и дни,
    К новой Польше победной путь лежит перед нами
    В четком ритме марша: раз, два, три!

    Эй, парни, штыки примкнуть!
    Может, завтра, а, может, уже через час
    Нам объявят с тобой к наступленью приказ.
    Гранаты к бою, штыки примкнуть!

  • солянка.

    Оценка статьи: 4

  • Написано с душой. Их позвали в бой. И они пошли, веря тем, кто их поднял в атаку...

    • Спасибо, Игорь.
      менно так я и хотел написать. С душой. Те, кто тогда, в августе-сентябре 44-го погиб в Варшаве, с полным правом заслужили этого.
      И они верили. И своим командирам. И в то, что Победа будет за ними.
      Именно об этом песня Дануты - "Победа в каждом их нас и перед нами".
      И победа пришла. Но многие из тех, кто 1 августа даже без оружия вышел на улицы Варшавы, не дожил до неё.

  • Начал было читать и ..ничего не понял. Автор сразу же меня бросает в самую настоящую кашу.. Сумбурно всё.