Ольга Феоктистова Профессионал

Работные дома викторианской Англии. Всегда ли благотворительность - благо? Часть 2

При упоминании словосочетания «работный дом» многим из нас вспоминается картина, знакомая еще со школьных времен. Худенький Оливер Твист, просящий добавки жидкой овсянки у свирепого повара этого учреждения.

akva, Shutterstock.com

Чарльз Диккенс писал, что бедняку того времени приходилось выбирать всего из двух зол — «либо медленно умирать голодной смертью в работном доме, либо быстро умереть вне его стен». Но как же на самом деле жилось и работалось добровольным узникам этих благотворительных заведений?

Работный дом мог вмещать нескольких десятков, а иногда и несколько тысяч обитателей. Кроме здоровых людей, здесь жили душевнобольные, инвалиды, старики. Эти люди по непонятной причине тоже должны были страдать от нарочито жестких условий содержания, созданных для острастки трудоспособных «дармоедов».

В работном доме запрещалось играть в азартные игры, употреблять ругательства и жаргон, возвращаться позже условленного времени и проносить спиртные напитки. Провинившихся сажали на хлеб и воду, лишали одного приема пищи, запирали в карцере. За более серьезные проступки (например, драку) можно было отправиться даже в тюрьму.

Каждое воскресенье проводилась церковная служба. Раз в неделю был «банный день». Причем все мылись при надзирателе, что вообще удивительно для стыдливой викторианской Англии. Видимо, таким образом еще раз демонстрировалось определенное отношение к обитателям работного дома.

Что же за работу выполняли жители работного дома? С шести утра и до семи вечера с перерывами на еду мужчины рубили деревья, дробили камень для дорожных работ, измельчали кости для производства удобрений. Раздирали себе руки в кровь, измочаливая старые конопляные веревки для получения пеньки (такой материал использовался для уплотнения прокладки на судах). Женщины были заняты в основном «домашней» работой — уборкой, стиркой и помощью по кухне. На них же лежал уход за больными в лазарете.

Если верить сохранившимся документам, то обитателей дома кормили вполне сносно. Сыр, хлеб, бульон, пудинг, чай и даже пиво! Своя диета для каждого класса людей, в зависимости от пола, возраста, здоровья и занятости на работах.

В реальности же часто дело обстояло иначе. Персоналу здесь открывался широкий простор для злоупотреблений. Зачастую продукты закупались самого низкого качества, а в ежедневном меню превалировала каша. Ирландский писатель Джордж Бакстер утверждал, что даже в тюрьме кормили не так плохо. Он писал, что был свидетелем того, как людям приходилось выбирать крысиный помет из овсянки.

В 1846 году разразился скандал в Андоверском работном доме. Стало известно, что его обитателей практически морили голодом, из-за чего они стали грызть гнилые кости животных, которые предназначались для переработки в удобрение.

Строгая диета и тяжелая работа частенько приводили людей в лазарет. Однако и тут дела обстояли не лучшим образом. Так, в 1848 году вскрылись ужасные условия содержания больных в Хаддерсфилдском работном доме. На пациентах по нескольку месяцев не менялось белье, лежачие больные подолгу находились в загаженном состоянии. На кроватях (а вернее — матрасах, набитых соломой и постеленных прямо на пол) лежало по нескольку человек. Если один из них умирал, труп убирали далеко не сразу.

Эти обстоятельства возмутили общественность. Газета «The Times», редактор которой был ярым противником «Закона о бедных», в деталях освещала каждый скандал в работных домах. А медицинский журнал «The Lancet» начал размещать на своих страницах отчеты о посещениях лазаретов работных домов. С подачи Флоренс Найтингейл здесь стали появляться специально обученные медсестры.

Но как бы тяжело ни приходилось в работном доме взрослым, маленьким здесь было еще тяжелее. Дети трущоб не были похожи на викторианский идеал белокурого невинного ангелочка. Наверное, это должно было оправдывать любые жестокости по отношению к ним.

И хотя в правилах оговаривалось, кого, сколько и чем можно сечь, правила никого не сдерживали. Вот, например, только верхушка этого айсберга жестокости — история сестры Гиллеспи. Эта представительница «милосердного пола» била девочек головой о стену, морила детей жаждой, из-за чего те вынуждены были пить из отхожего места. Заставляла становиться коленями на проволочную сетку, опоясывающую трубы отопления. Гиллеспи приговорили к 5 годам каторги. А сколько еще ее коллег осталось безнаказанными?

Несмотря на то, что дети получали начальное образование, их будущее не сильно отличалось от судьбы их родителей. Чаще всего по достижении ребенком возраста 12−14 лет его отдавали подмастерьем какому-нибудь ремесленнику. Таких детей реформатор Роберт Оуэн называл «английскими рабами». Потому что новый хозяин абсолютно не церемонился со своими учениками, жестоко наказывал и ограничивал в еде. Работа бывала тяжелой и не оплачивалась. Известно например, что среди помощников трубочистов была высока смертность.

Если же ребенок попадал на фабрику, то тут его ждал 16-часовой рабочий день и, возможно, ранняя смерть. Так как на фабриках того времени редко соблюдались правила безопасности. Тех, кто пытался бежать или возмущался, заковывали в кандалы. Сирот отдавали на флот и в армию, девочек ждала карьера прислуги. Увы, общество не очень заботилось о будущем детей бедняков и воспринимало их как своего рода «расходный материал».

Понадобилось почти полстолетия, чтобы условия пребывания в работных домах стали сносными. Власти начали разнообразить рацион их обитателей и даже заботиться об их развлечении. В 1930 году произошла реформа социального обеспечения, и эти заведения официально прекратили свое существование.

Бывшие работные дома сохранились и по сей день. Теперь это утопающие в зелени, кажущиеся такими уютными старинные здания. Они ассоциируются у прохожего скорее с идиллическим образом «старой доброй Англии», а не с беспросветными судьбами тех, чьих имен уже не помнит никто.

Обновлено 29.11.2015
Статья размещена на сайте 27.07.2012

Комментарии (14):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Хорошо о капитализме начала 20 века написано в книге "Фунты лиха в Париже и Лондоне" Оруэла. Там и работных домах есть

  • Тема, повторюсь, очень интересная. Но мне не совсем понятны выводы автора. Насколько я понимаю, ответ на вопрос, поставленный в заглавии: "Нет, благотворительность не всегда благо". И здесь уже - рассуждений хватит на третью статью (не знаю, будете ли вы писать еще на эту тему). Если посмотреть на проблему работных домов иначе, то они были благотворительностью, но не для нищих и бедняков, разумеется, а для общества (нищие были вне общества). И здесь свою роль сыграли общественная мораль, религиозное (протестантское) и социальное понимание проблемы нищенствования. Словом, тема не только интересная, но и огромная.
    Спасибо за статью!

    • Аля Я, "Если посмотреть на проблему работных домов иначе, то они были благотворительностью, но не для нищих и бедняков, разумеется, а для общества". Именно такой вывод я сделала в первой части статьи Я писала о том, что людей просто "упрятали" подальше с глаз добропорядочного общества.

      Тема и правда очень обширная, чтобы вписаться в формат, мне пришлось сократить чуть ли не на половину. Чем больше узнаешь, тем больше хочется узнать еще, выяснить причины.

  • Ольга, замечательная статья! Все в тему и ничего лишнего.
    Аффтар пиши ишо.

    Оценка статьи: 5

  • Комментарий скрыт
    • Леонид, но в дореволюционной России в работных домах были не такие жесткие правила, разве нет?
      А если сравнивать монархическую Британию и Россию в плане соц. Поддержки граждан, то сравнение будет не в пользу России... Во многом Россия сейчас напоминает работный дом, когда люди трудятся за еду и крышу над головой.
      И относительно "голубых" кровей не соглашусь. Амбициозные и талантливые в Британии находят свое место. Например, Алан Шугар. Но это уже не совсем в тему.

      • Комментарий скрыт
        • Леонид, не склонна спорить, предпочитаю обмениваться мнениями. Социальная поддержка в Британии появилась как раз в викторианскую эпоху, поэтому я ожидала, что автор напишет или намекнет на это обстоятельство. Здесь огромную роль сыграли -хотя бы- Флоренс Найтингейл, упомянутая в статье (система здравоохранения), Октавия Хилл (жилье для бедных, рабочих и образование). Их опыт практически сразу был перенят другими европейскими странами. Человек, живущий в раб. доме не считался человеком и не всегда себя считал таковым, он просто не мог потребовать соц. поддержки. Человек, получивший образование, уже мог. Словом, не 17-й год облагодетельствовал Европу.

          Что касается современности, пожалуйста, пришлите ссылку на ту статью, если считаете, что этому источнику можно доверять. Спасибо за беседу.

          • Комментарий скрыт
            • Леонид, я нигде не упоминала о законах, не отрицала наличия работных домов и не утверждала, что перечисленная вами и автором статьи литература - фантазии.

              Я попыталась сказать, как пишут в книжках - "а в это же самое время"... Госпожа Хилл (60-е гг XIX в) устраивает жилье для бедных (да, всех бедных ее проект не смог охватить), при этом не только жилье - в программу входят образовательные элементы. И это работало. Это не было раб.домом, это была благотворительность уже в современном понимании слова. Ее идеи нашли воплощение не только в Британии, но и в Европе и США. Кстати, тот же Джек Лондон написал, что его критика касается далеко не всех домов для бедных.

  • Хорошая познавательная статья. Даёт представление, каким долгим и трудным был путь к бесплатному(по слухам) здравоохранению в ОК и к социальной защите.

    Оценка статьи: 5