Владимир Журавлев Профессионал

Что такое фольклорная песня и осталась ли она где-нибудь, кроме Москвы и Питера?

Фольклор — для знатоков и ценителей. Или для простой русской души, не испорченной попсой. Или для пап и мам, слушающих пение своих чад…

Фольклорный ансамбль «Берегиня-фолк» на выступлении в Русской деревне Шуваловка, 2006 г. Владимир Журавлев личный архив

Старинную обрядовую песню надо слушать, а лучше петь, а ещё лучше — участвовать в обряде. В старину эти песни были органичны для уха русского человека, с ними он рождался, женился и умирал.
Современному уху не понятны гармонии прошлых времён, слова из старинных песен и сами обряды.

Может, и русская песня сохранилась где-нибудь в провинции, в деревне?
К сожалению, нет! Деревня умерла. Только что оттуда, был там, отдыхал, знаю…
Деревня последние полвека пела песни Матусовкого, Долматовского, Богословского и Френкеля.
Для деревни слово фольклор — это Бабкина и «Золотое кольцо», а ещё «Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались…»

Интересно пишет один из столпов бардовской песни Дмитрий Сухарев (автор стихов песен «Александра» и «Брич-Мула»): «…Исторически у нас сложилось два языка поэзии, самородный и инородный, естественный и неестественный — род синтетики. Первый успел развиться и достичь совершенства задолго до того, как возник второй. Его избыли, извели, согласно правилу русского свинства: до основанья, а затем… Мы и христианство таким способом от греков принимали — истребили вчистую Берегинь и Перунов. Греки-то своих поберегли.

На этом первом языке звучали песни, писались литературные тексты. Дольше всего такая поэзия продержалась вдали от письменности, хотя и не обязательно вдали от обжитых мест. Не в позапрошлом веке, а в мои школьные годы здесь у нас под Москвой деревенская бабушка могла не только напеть реликтовую песню, но и, что поистине удивительно, поделиться правилами старинного стихосложения.

Второй язык придумали командированные за границу отличники учебы. С чем бы это сравнить? Не с Чубайсом же…

При совершенном почтении к заслугам Павла Когана, Аполлона Григорьева и Гомера с Бояном я думаю, что именно советская песня была той почвой, на которой выросла песня авторская. А советская-то откуда взялась почти что вдруг и разом?

Очевидно, что пение, укорененное в какой-либо из дореволюционных русских традиций, было нежелательным для новой власти. Ей требовалось что-нибудь принципиально непохожее. Подходящие кондиции обнаружились в музыкальном языке еврейских поселений, еще недавно отделенных чертой оседлости от большей части России, где евреям гнездиться не разрешалось. Лирические и задорные напевы былых резерваций оказались совершенной новостью для большинства населения страны и подарком для советской власти. Соединение еврейских мелодий с коммунистическими стихами, а ля рюс давало то, что надо.

Еврейский мелос проявил еще одно полезное свойство — экспортный потенциал. Мелодичные, бодрые, легко запоминаемые напевы таких песен, как «Полюшко-поле», «Тачанка» и «Катюша», стали визитной карточкой первой страны победившего социализма.

Уже в тридцатых годах дело было сделано. Русский мелос задвинули в хор имени Пятницкого да в балалаечный класс районной музыкальной школы. Там, в маргинальных резервациях официальной культуры, он и перебивался с хлеба на квас, в ожидании лучших времен. А центральную, представительскую позицию заняли в предвоенной советской песне еврейские мотивы.

Советская песня оставила невостребованными скорбные, страдальческие, вообще унылые стороны еврейского мелоса. В авторской песне нашлось место и для них. Александр Галич явился одним из первопроходцев, у него обращение к таким мотивам было очевидно непреднамеренным, исключая редкую обдуманную цитату. Специфической, по Галичу, формой еврейской заунывности, позволяющей обходиться без мелодического дара, пользуется в бардовской песне немалое число авторов.

…На аффиксах зиждется в самородной русской поэзии не только относительность, но и структура текста. «Без сердешнаго стюденешенькя, / Без надежуньки жить тошнехунькя, / Короватушка все пустешунькя / Да постелюшка холоднешунькя» (4, т. 1, № 332). Или: «Теща бл. ища / Блинищи пекла. / Уронила сковородищу — / П… ищу сожгла» (8, с. 101). Это вам уже не Тютчев, а поэзия сама. Уберем структурный суффикс — и ау, куда девалась гармония.
Русская песня вся такая…"

На этом закончу такую длинную цитату известного барда и поэта авторской песни.

Так какие песни поют сейчас в деревне?

В деревнях Тверской области, где я люблю отдыхать, живут дачники и пенсионеры. А ещё цыгане, гастарбайтеры и беженцы. Много безработных и тунеядцев. Встречаются и фермеры, иногда, совсем редко, — колхозники. Но они не поют старинные русские песни. А если и поют, то песни из советских кинолент и авторские песни, построенные в основном на «еврейском мелосе».

Казачьи песни, песни русского порубежья, обрядовые песни, и даже частушки — для современного русского уха — как инопланетные песни.

Если русскую деревенскую бабушку привезти в Питер и попросить спеть что-нибудь русское народное — не получится ничего! Сама она закончила семилетку при Сталине, языческие песни нонешний батюшка не велел петь, да и сама она уже культуру знает — у бабушки в деревне остался телевизор.

К сожалению, песенные русские традиции всерьез изучают только в столицах, или в больших городах, где есть серьезные музыкальные учреждения. В Петербургской консерватории даже открылись курсы по бытовому русскому танцу и песне. Фольклорные песни знают только городские специалисты с серьезным музыкальным и этнологическим образованием.

В местах компактного проживания малых народностей культура народного пения, обряды и обычаи на бытовом уровне сохранилась лучше, чем у русских.

Тем приятнее, что в детских музыкальных учреждениях, хотя бы в столицах, появляются такие коллективы, как детский фольклорный вокальный ансамбль «Берегиня» из Дома детского творчества «Ораниенбаум» города Ломоносова, и заметьте, в 2012 году фольклорный ансамбль «Берегиня» празднует свое 20-летие! Так что пожелаем ему творческого долголетия, а себе — настоящих старинных русских песен…

Обновлено 15.10.2018
Статья размещена на сайте 8.08.2012

Комментарии (3):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Возможно, где-то действительно сохранились островки традиции. Но вынужден подтвердить, что в основном - в деревне легче услышать исполнение какой-нибудь композиции на английском языке, чем русскую народную песню. Бывал в разных деревнях Сибири и Владимирщины. Собственно, недавно это очень ярко, на весь мир, продемонстрировали "Бурановские бабушки". Многим их "находка" показались забавной и милой. Но ведь это - иллюстрация процесса, который в разных сферах культуры, либо завершился, либо близок к концу. Подмены одного другим. Сначала это кажется свежо. Потом становится модным. А позже - все начинают думать что так всегда и было.
    Я родился и вырос в деревне. Даже писал уже на одном форуме, что застал времена, когда люди собирались и пели народные песни. И только прочтя эту статью осознал - мне уже не довелось слышать живых русских народных песен. Да, собирались. Да, пели (сейчас уже и этого нет). Но эта была сплошь "музыка советских композиторов".
    Владимир, спасибо вам большое! Сильно отрезвляющая статья!

  • Владимир Журавлев Владимир Журавлев Профессионал 1 ноября 2012 в 21:13 отредактирован 1 ноября 2012 в 21:17

    Это касается только средней полосы, деревень от Москвы до Питера. У нас в Тверской - деревня умерла, причем в полном смысле слова. Я видел эти деревни - стоят дома на каменном фундаменте, как будто хозяева только ушли. Все двери открыты, там деревянные лопаты, грабли, занавески. А утюги, овечьи ножницы, скобы и другие металлические предметы подготовлены мародерами к вывозу. Прялок и самоваров, конечно, нет.
    А по деревне бегает конь лесника без привязи, потому что медведица приходит по ночам.
    Фольклорная песня, как точно заметил Сухарев, выродилась в балалаечно-баянный класс музыкальной школы и ансамбль песни при Доме культуры, где тоже в репертуаре были песни советских композиторов (Мотусовский-Долматовский-Френкель) и классика.
    У меня дядя баянист-самоучка, но уже в нашем детстве в годах 60-70-х нормальными народными песнями считались "Вот кто-то с горочки спустился" или "Ой, мороз-мороз". Частушки уже считалось чем-то низким и "бескульурным". Помню к моей бабушке-певунье в село Высокое рядом с Торжком пришли студенты из Калининского института, просили напеть народные песни.
    Она стала петь им на магнитофон все песни из репертуара сельского ДК, а им это не нужно. Еле упросили ее какие-то песни, которые она стеснялась петь.
    Да и то сказать, петербурженка и директор школы, всей ей только Марь-Васильевна, и вдруг: "Не хотела душа моя Дуня за разбойничка замуж выходить..."
    А действительно народные песни в Средней полосе России сохранились только с помощью записей фольклорных экспедиций вот таких студентов и их преподавателей. Теперь деревенская песня возрождается именно из областных центров - Твери, Москвы и Петербурга, а не наоборот.

  • АЙ-ЯЙ как нехорошо пишете,фольклор поют только в Москве и Питере? Да у нас в Зауралье приезжайте в любую деревню и услышите такие песни которые Вам и не снились. Почему это все пеняют на СССР, да ведь люди то многие живые ещё и помнят всё хорошее что тогда было. У нас в городе Кургане в клубах пели и сейчас поют песни хором и соло все от мала до велика. Не надо так писать, Русь жива в сердцах людей и русские песни тоже.