Владимир Журавлев Профессионал

Куда ведет Ижорская военная дорога? Путешествие первое: Транзитка – Троицкая слобода

Если бы мы почти сто лет назад в 1913 году захотели прокатиться по только что построенной Ижорской военной дороге из Ораниенбаума в сторону Красной Горки, то должны были бы от железнодорожного вокзала Ораниенбаума пройти пешком или проехать в вагончике на конной тяге по южной стороне Шлюпочного (или Пароходного) канала…

Vladislav Gajic, Shutterstock.com

И добраться до самой северной части Морского (Меншиковского) канала, где на насыпанной косе-пристани «транзитке» формируются транзитные поезда на Красную горку.

«Транзитка» — так назывался в народе отправной пункт Ижорской военной дороги.
На «транзитке» во времена столетней давности было выстроено здание Ораниенбаумской спасательной станции в память «счастливого избавления Государя Наследника Цесаревича» Николая Александровича от нападения японского самурая в 1891 году в японском городе Отсу. В здании Спасательной станции был кабинет и спальня, предназначенные специально для Иоанна Кронштадтского, а также лазарет и приемный покой для тех, кто нуждался в помощи. Здание Ораниенбаумской спасательной станции было деревянным с башенкой, и столь затейливого оформления, что присутствовало как одна из достопримечательностей Ораниенбаума на многих дореволюционных фотографиях и рисунках.

К пристани причаливали пароходы «Заря» и «Луна» из Кронштадта. Некоторые грузы переваливали в вагоны, идущие на Красную Горку, а некоторые доставляли до железной дороги в Ораниенбаум, где ломовые извозчики развозили их по дачам и складам.

Поезда, идущие на Красную Горку с «транзитки», сначала пересекали по насыпи, отделяющей Меншиковский канал от залива, а после шли вдоль его западного берега, где стояли склады и керосиновые бочки фирмы братьев Нобель. Тех самых братьев, которые, кроме добычи нефти и выработки керосина в Баку, занимались производством мин и взрывчатки для Российской армии. Один из братьев Нобель, уроженец Санкт-Петербурга, Альфред — впоследствии изобрел динамит и учредил Нобелевскую премию мира, а также премии по химии, физике, медицине и литературе.

Еще перед началом Крымской войны (1853−1856) Альфред Нобель был связан с нашими местами: в это время он в Санкт-Петербурге работал на отцовском предприятии Эммануэля Нобеля. Нобели как раз получили заказ на мины для защиты Кронштадта. Гальванические мины, подрывавшиеся по электрическому сигналу с фортов, были разработаны Б. С. Якоби и К. А. Шильдером, а ударные мины самим Эммануилом Нобелем.

В 1854 году английская эскадра уже готовилась начать бомбардировку крепости Кронштадт, но после того, как один из кораблей подорвался на ударной мине, выпущенной на заводе Нобелей, оставила свои намерения и подойти к Кронштадту не решилась. То же самое повторилось в 1855 году, когда подорвались 4 английских пароходофрегата, после чего Крымская война на Балтике практически закончилась.

Как писал очевидец — поэт Тютчев — своей семье по поводу происходивших событий Крымской войны в Ораниенбауме и по поводу кораблей английской эскадры: «…Петербургская публика принимает их как некую very interesting exhibition. …начиная с понедельника образовалась непрерывная процессия посетителей в Ораниенбаум и на близлежащую возвышенность, откуда свободно можно обозревать открывающуюся великолепную панораму, которую они развернули перед нами, невзирая на дальность пути и столько понесённых ими расходов. Намедни императорская фамилия отправилась туда пить чай, подняв в виду их флотов императорский штандарт, чтобы помочь им ориентироваться…».

Альфред Нобель впоследствии уехал за границу заниматься химическими опытами и изобрел динамит, а его братья Роберт и Людвиг с деньгами своего отца сумели основать российскую нефтяную промышленность, которой пользуются современные олигархи, разгружая нефтеналивные баржи — танкеры (которые изобрел Людвиг Нобель) с Бакинской нефтью и керосином, на складах фирмы «Бранобель» (Братьев Нобель), в том числе в Ораниенбауме.

…Когда паровоз, проехав склады фирмы «Бр. Нобель», весело дотягивал несколько вагончиков до Ковша Морского — Меншиковского канала (так ораниенбаумцы называют уширение канала для разворота лодок, плывущих к парадным воротам Большого Меншиковского дворца), рельсы поворачивали на запад, и дорога от Ковша шла уже там, где ходят современные электрички.

К сожалению, Меншиковский канал — одно из первых творений воли Светлейшего князя и генералиссимуса Александра Меншикова, постройки 1712−1714 гг., — сейчас находится в запущенном состоянии. В год 300-летия городские власти слегка почистили Меншиковский канал от камышей, ила, очистили от зарослей на берегу, открыв с крыльца реставрированного Меншиковского дворца вид на историческую панораму. Но передать в руки рачительному хозяину и облагородить берега канала, как это предлагали хозяева ГМЗ «Ораниенбаум», — на это пока нет политической воли.

И на этом веселый паровозный гудок прерывает наши невеселые юбилейные думы и мы подъезжаем к первой остановке вековой давности Троицкой слободе, которая носит сейчас скромное название: платформа «Ораниенбаум-II».

Обновлено 11.03.2015
Статья размещена на сайте 11.08.2012

Комментарии (6):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Владимир Журавлев Владимир Журавлев Профессионал 27 сентября 2012 в 20:34 отредактирован 18 марта 2013 в 20:25

    Сергей! У меня зреет ощущение, что надо написать еще одну статью именно по Вашему вопросу, о топонимике Ингерманландии - Ижорской земли, которую Петр Великий завоевал вместе великим герцогом Ингерманландии - светлейшим князем Ижорским Александром Меншиковским (владельцем Ораниенбаума).
    Земля, где находятся многочисленные селения с названием Ижора, теперь называется Ленинградской областью и Петербургом, а с 1617 по 1721 году официально принадлежала Шведской короне.
    Она была населена в основном финноугорскими народами: водью, карелами, финнами и ижорами.
    Ижора - это самоназвание народа, расселенного в начале 18 века по левому берегу Невы и Южном берегу Финского залива от реки Лавы до реки Нарова.
    Шведы называли этот народ инграми. Поэтому шведское название этой земли Ингерманландия (страна ингров)или Ингрия оставалось уже после окончания Северной войны в ходу в России. Потом стала называться Ижорским княжеством.
    Некоторые древние селения русские переселенцы называли Ижорой, что и осталось в топонимике Ингрии - Петербургской губернии.
    Больше всего ижоры жило рядом с будущим Царским Селом, например сохранившийся до настоящего времени в черте Петербурга поселок Усть-Ижора, и рядом еще разные Ижоры - на железной дороге есть станция.
    Такая же почтовая станция Ям-Ижора находились на московской дороге, по которой ехал Пушкин, возвращаясь из села Берново Тверской области, где он отдыхал в 1825 году у своих знакомых Вульфов, с младшим из которых он подружился и даже поехал в одной карете до Петербурга.
    Но на день он остановился в городе Старица (кстати, это мой родной город, поэтому эту историю мы учили в старицкой школе на уроках литературы) он был очарован на бале дочерью старицкого исправника Катенькой Вельяшевой.
    И она, взглянув пару раз на него своими необыкновенными глазами цвета отражающегося в Волге летнего неба, оставила на него такое неизгладимое впечатление (а наши старицкие девушки такие), что после долгой дороги от Старицы через Торжок до Петербурга он был под впечатлением этой встречи на балу в Старице. И поэтому:
    "... Подъезжая под Ижоры,
    Я взглянул на небеса
    И воспомнил ваши взоры,
    Ваши синие глаза.
    Хоть я грустно очарован
    Вашей девственной красой,
    Хоть вампиром именован
    Я в губернии Тверской,
    Но колен моих пред вами
    Преклонить я не посмел
    И влюбленными мольбами
    Вас тревожить не хотел.
    Упиваясь неприятно
    Хмелем светской суеты,
    Позабуду, вероятно,
    Ваши милые черты,
    Легкий стан, движений стройность,
    Осторожный разговор,
    Эту скромную спокойность,
    Хитрый смех и хитрый взор.
    Если ж нет... по прежню следу
    В ваши мирные края
    Через год опять заеду
    И влюблюсь до ноября".

    Впоследствии поэт заезжал в "эти милые края" в Старицу и Берново, но он уже был в ранге влюбленного мужа (и такое бывает), поэтому он пишет жене Наталье в августе 1833 года, проезжая через вульфовские поместья: "Вельяшева, мною некогда воспетая, живет здесь в соседстве, но я к ней не поеду, зная, что тебе было бы это не по сердцу".

    Вот таким деликатным "вампиром" оказался поэт Пушкин. Но прославил почему-то не город Старицу Тверской губернии, а некий пригород Петербурга - Ям-Ижору, где находился первый смена почтовых лошадей, недалеко от реки Ижорки (по-фински Инкерийоки - река ижор).

    Другие же деревни Ижоры, по железной дороге к которым ехал не поэт, но герцог Тедди Мекленбургский в начале XX века - находятся верст за 80 от той Ижоры у Невы. Это сохранившееся рядом с Ораниенбаумом село Большие Ижоры, и маленькая деревня Малые Ижоры, разрезанная и уничтоженная кольцевой автодорогой КАД при въезде на дамбу и Кронштадт. Оно расположено на Южном берегу Финского залива и исторически было заселено ижорой. Ижоры, т.е. жители Ингрии-Ингерманландии - люди ижорской национальности, занимались традиционно рыболовством и контрабандой, о чем есть замечание Тедди Мекленбургского.
    Но это в следующих главах "Путешествия от Ораниенбаума в Большую Ижору"
    Есть другая легенда происхождения названия нашей земли Ингрия: русский князь Ярослав Мудрый влюбился в дочь шведского конунга Олафа Шведского по имени Ингрид (Ингигерда). Чтобы она вышла за него замуж, в качестве свадебного подарка Ярослав подарил будущей жене город Альдейгьюборг (Ладогу) и окружающие земли, которые и получили с того времени название Ингерманланд ("земли людей Ингигерд").
    А Ингигерда была канонизирована 4 октября православной церковью под именем Ирина. Мощи святой Ирины хранятся в новгородском Софийском соборе, и до сих пор действует посвященный ей монастырь в другой столице Руси - Киеве, построенный Ярославом Мудрым.
    Нашему великому русскому поэту, конечно, не под силу был такой подарок старицкой девушке с глазами небесного цвета.
    Но любовь - она такая! Поэтому в начале октября в Ораниенбауме традиционно отмечается День Ингрии. В этом году День Ингрии пройдет и окрестностях Ораниенбаума - в Петергофе и в Стрельне, где впервые, подхватив наш рамбовский почин, пройдет праздник
    "СТРЕЛЬНИНСКИЙ БЕРЕГ ИНГРИИ":
    "7 октября 2012 года в Стрельне пройдут мероприятия организованные Муниципалитетом совместно с библиотекой им. Ю. Инге На спортивной площадке по адресу: ул. Театральная, 15 состоится Международная спартакиада по национальным видам спорта Ингрии. Участвуют команды «Динамо-Киев» (община украинцев в СПб.), Ямало-Ненецкий автономный округ (землячество), Башкирии (землячество), спортсмены общины из Спасо-Владимирского собора, представители Ленинградской области – Ломоносовский и Гатчинский районы. Начало: 11.00
    В лекционном зале детской библиотеки (Стрельна, ул. Орловская д.2) в 14.00 пройдет праздник, посвященный этому событию.
    В программе:
    — Открытие Фотовыставки художника Эдуарда Якушина,
    — Книжный салон (презентации новых краеведческих книг Санкт-Петербургских издательств «Остров», «Гийоль», «Инкери», «Лики России»),
    — Музыкальный аккорд ингерманландских финнов,
    — Спортивные национальные шуточные состязания.
    Все участницы праздника с именем Ирина (Ингрид, Ингрия) получат сувениры на память от партнеров встречи компании «Грин Стайл».
    Победителя спортивных состязаний ждет суперПРИЗ!

    Оценка статьи: 5

    • Владимир Журавлев, спасибо за такой объёмный комментарий, близкий к статье. Вы большой любитель истории, а м/б и профи. В новгородской Софии бывал раза два. Моя бабушка (умерла от тифа в оккупации) была Невская до замужества. Приходилось слышать суждения, что она из чухонцев, о которых тепло написал и А.Пушкин. Спасибо за информацию о текущем моменте в тех краях.

      Оценка статьи: 4

  • К сожалению поэт, написавший эти строки, не ездил по Военной Ижорской железной дороге, так как жил на век раньше ее постройки.

    Но этот же поэт с Жуковским приезжали в Ораниенбаум по приглашению Великой княгини Елены Павловны посмотреть фейерверк.

    В отреставрированном дворце Ораниенбаума царит дух Петергофа - все подлинное красится, шкурится, бетонируется, золотится, заменяется полиэфирными копиями, и становится дешевой мишурой, пародией на столицу фонтанов - диснейленд по-кальницки.

    Оценка статьи: 5

    • Владимир Журавлев, хоть и не железная,но дорога-то была. Радищев в Москву тоже ехал не в общем вагоне.
      За фейерверк и дворец спасибо. Дешёвая мишура всё-таки лучше запущенности.

      Оценка статьи: 4

  • Сергей Дмитриев Сергей Дмитриев Мастер 27 сентября 2012 в 02:09 отредактирован 27 сентября 2012 в 02:10

    "Подъезжая под Ижоры, я взглянул на небеса." (АСП)
    Это по этой дороге ехал поэт?
    Статья обзорно-историческая, только под конец проклюнулись упрёки на запущенность Меньшикова канала. А что происходит в отреставрированном дворце?
    Оценка 4

    Оценка статьи: 4

  • Здорово. Хоть и несколько сумбурно.

    Оценка статьи: 5