Сергей Курий Грандмастер

Как Дороти поменяла имя, а сказка об Изумрудном Городе автора?

Человека, который одновременно открыл и «закрыл» для советских читателей сказки о Стране Оз, звали Александр Мелентьевич Волков.

«Мы в город Изумрудный идем дорогой трудной...» Л. Владимирский

Он родился 14 июня 1891 года в г. Усть-Каменогорске, и всю свою жизнь отличался тягой к самым разнообразным знаниям. Волков рано научился читать, и долгое время занимался гуманитарными дисциплинами — преподавал литературу, историю и географию.

В 40 лет он неожиданно резко меняет свой профиль и поступает на математический факультет МГУ, где проходит пятилетний курс всего за 7 месяцев. После чего становится доцентом Московского института цветных металлов.

К тому времени Александр Мелентьевич уже освоил четыре языка — французский, немецкий, латинский и английский. На английском он читал свободно, а вот говорил плохо. Поэтому в 1936 году он зачислился в кружок Веры Павловны Николич — заведующей кафедрой английского языка Минцветмета. Именно она и познакомила своего ученика со сказкой «Wonderful Wizard of Oz».

Сказка так увлекла Волкова, что он стал читать её своим детям — конечно, не просто читать, а пересказывать на родном языке. Пересказ детям понравился, и в декабре 1936 года Волков решил переработать сказку уже профессионально. Результат вышел странным. С одной стороны — переводом его назвать было нельзя, с другой — герои и почти весь основной сюжет сказки Баума были сохранены.

А. Волков:
«Я значительно сократил книгу, выжал из нее воду, вытравил типичную для англосаксонской литературы мещанскую мораль, написал новые главы, ввел новых героев. …Две главы, замедляющие действие и прямо не связанные с сюжетом, я выбросил. Зато мною написаны главы „Элли в плену у людоеда“, „Наводнение“ и „В поисках друзей“. Во всех остальных главах сделаны более или менее значительные вставки. В некоторых случаях они достигают полстраницы и более, в других — это отдельные образы и фразы. Конечно, их все невозможно перечислить — их слишком много».

По поводу «мещанской морали» я не совсем понял, но остальное — правда. Волков действительно исключил две «баумовские» главы — «Бой с воинственными деревьями» и «В стране хрупкого фарфора». Изменились и имена героев. Например, Дороти Гейл стала Элли Смит, Волшебница Глинда — Стеллой, Пугало — Страшилой, Жестяной Лесоруб — Железным Дровосеком, Ведьма Запада — Бастиндой (и Ведьмой Востока), а Волшебник Оз получил имя Джеймс Гудвин, Великий и Ужасный. Кстати, если у Баума Волшебник по своей первой профессии был чревовещателем, то у Волкова он актёр. И если у Баума Волшебник ещё не раз станет героем сказок, то у Волкова он останется активным участником лишь 1-й книги.

М. Петровский «Правда и иллюзии Страны Оз»:
«Откуда, кстати, взял Волков это имя — Гудвин? В „обратном переводе“ на английский оно может значить, между прочим, „добрая надежда“ („good ween“), а может и что-нибудь вроде „добрый прохвост“ или даже „хорошая сволочь“ („good weenie“)».

Несколько изменилась у русского писателя и география Волшебной Страны. Как и у Баума, страна окружена Великой Пустыней (Гибельными Песками), состоит из четырёх областей — Жёлтой, Голубой, Фиолетовой и Розовой, а в её центре стоит Изумрудный Город.

Однако, если у Баума Дороти движется с Востока на Запад (привычное направление американской экспансии), то у Волкова Элли идёт с Запада на Восток (как шли российские первопроходцы). Изменилось и расположение стран — Голубая страна у Волкова переместилась с Востока на Запад, а страна Ведьмы Запада — на Восток, да ещё и сменила цвет с Жёлтого на Фиолетовый.
Также у Баума кроме собственно Страны Оз существует ещё немало сказочных стран (даже за Гибельными Песками). У Волкова же всё сказочное ограничено пределами Волшебной Страны, а география менее разнообразна, зато более рациональна.

Остальные правки можно назвать «косметическими», но именно они изменили тон и стиль сказки, сделав её более серьёзной, драматичной и психологичной, чем первоисточник. Ю. Нагибин, как пример приводит одну из частностей, привнесённых в текст Волковым: «Жевуны сняли шляпы и поставили их на землю, чтобы колокольчики своим звоном не мешали им рыдать». А громоздкое для русского языка заклинание, вызывающее Летучих Обезьян («Эппи-пеппи-пак, хилло-холло-хелло, зиззи-зуззи-зук!»), Волков переделал на блестящее «Бамбара, чуфара, лорики, ёрики, пикапу, трикапу, скорики, морики! Явитесь передо мной летучие обезьяны!».

М. Петровский «Правда и иллюзии Страны Оз»:
«Точную, но графически суховатую прозу Баума он «перевёл» в акварельно-мягкую живопись. …Вот испуг: пёсик Тотошка вырвался из рук маленькой хозяйки, и королеве мышей пришлось спасаться от него «с поспешностью, совсем неприличной для королевы». Вот радость: мигуны «так усердно подмигивали друг другу, что к вечеру ничего не видели вокруг себя». Вот удивление: девочка стоит перед муляжной Головой… и «когда глаза (Головы — М.П.) вращались, в тишине зала слышался скрип, и это поразило Элли».

В марте 1937 года Волков послал рукопись в Детгиз, предварительно заручившись благожелательным отзывом С. Маршака. Однако издание книги сильно затянулось, и сказка под названием «Волшебник Изумрудного Города» с иллюстрациями Н. Радлова и указанием «По мотивам Ф. Л. Баума» вышла лишь в 1939 году.

Как и оригинал Баума, сказка Волкова пользовалась большим успехом у детворы. Забавно, что идея снять фильм по «Волшебнику Изумрудного Города» возникла тогда же, когда американцы снимали свою «Страну Оз», но её отвергли по причине сложности. Не захотел делать кукольный спектакль и знаменитый Сергей Образцов.

А. Волков:
«Разговаривал с Образцовым, он забраковал сценарий „Волшебника Изумрудного города“ по ряду причин. Не видит основной идеи вещи, все основано на случайностях (гибель обеих злых волшебниц). Не нравится образ Гудвина, он его считает „сволочью“ за его обман Элли и компании. Лев — империалист, так как добивается царства. Должна быть борьба с какими-то враждебными силами, которые занесли Элли в страну Гудвина…».

Разговор с Образцовым по поводу случайностей не был забыт, и впоследствии Волков внесёт в текст правки. О новом варианте сказки и её дальнейшей судьбе я расскажу в заключительной статье цикла.

Обновлено 25.08.2012
Статья размещена на сайте 14.08.2012

Комментарии (14):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Христофор Врунгель Читатель 18 октября 2016 в 10:23 отредактирован 23 мая 2018 в 19:20

    Скорее, "Волшебник изумрудного города" — это ремейк. "Волшебник из страны Оз" нуждался в модернизации и национальной адаптации, так как интонация у него сентиментальная и нравоучительно назидательная настолько, что зубы сводит. Как, впрочем, и у "Пиноккио" по сравнению с "Буратино". Так что, согласен с Волковым насчет мещанского морализаторства, хотя свойственно это было в ту эпоху не только американской литературе.

  • Захар Гавриленко Читатель 29 октября 2015 в 12:24 отредактирован 26 мая 2018 в 08:39

    Позвольте Вас от всей души поблагодарить за такую прекрасную статью. Я уже давно интересуюсь этим вопросом, так что огромное спасибо! Десять баллов с плюсом!

  • Игорь Рабштейн Читатель 14 июня 2015 в 20:12 отредактирован 26 мая 2018 в 12:56

    Большое спасибо за публикацию. Порадовало всё, тема, язык, интонация. Давно не читал с таким удовольствием. Не хочется ставить оценок, просто приятно когда чьи то мысли, а главное ощущения совпадают твоими собственными.

  • Лада Крымова Лада Крымова Профессионал 27 августа 2012 в 21:51 отредактирован 27 августа 2012 в 22:01

    Сергей, спасибо. Душой отдыхаю, читая ваши работы. Написано сдержанно, вдумчиво,хорошим русским языком. Читать приятно и полезно - всем.

  • В детстве прочитал все серии и "ВОЗ" "ВИГ", так вот моё мнение, что ОЗ рядом не стоит с ВИГ. Причём, что удивительно у А.М.Волкова каждая следующая была не хуже (если не лучше) предыдущей, так что о плагиате говорить не стоит. Спасибо, что напомнили "вкус детства" .
    ( Кстати сейчас читаю младшей дочери ВИГ).

    Оценка статьи: 5

  • Сколько приключений пережила одна книга! Все-таки раньше подход к изданию детских книг был намного более серьезным. Конечно, с одной стороны, от них требовали какой-то идеологической подоплеки, а с другой - было столько талантливых авторов.
    В принципе, таланту и вкусу Образцова действительно смело можно было доверять. Я до сих пор в восторге от его книги про кукол "Моя кунсткамера".

  • Отличная серия статей. Меня немного смутил термин: кавер-версия, я была уверена, что этот термин связан только с музыкальным исполнением. Но он действительно идеально подходит для сказки Волкова. Этот термин значительно информативнее русского "по мотивам". К кавер-версии, по-видимому, относится и Буратино Алексея Толстого.
    А есть еще примеры таких кавер-версий?
    И можно ли отнести к их числу мюзиклы на основе какого-либо литературного произведения? Например, "12 стульев" с Мироновым ? Это ведь не просто экранизация, это совершенно новое, оригинальное произведение.
    Другими словами: каковы критерии жанра?

    Оценка статьи: 5

  • Я ещё в детстве прочитала оба варианта. Так вот "Волшебника" иногда перечитываю и сейчас, каждый раз находя новое для себя. А вот "Страну Оз" нет никакого желания перечитывать. У Волкова получилась совсем другая песня.