Илона Грошева Бывший выпускающий

Мэтр, Вы согласны? О нас, Стравинском, фестивалях...

Сентябрь в Петербурге, а куда более в его окрестностях, — месяц особенный. Внезапно оказывается, что лета как не было, так и нет, но мы все вновь собираемся вместе в своих городах, в на своих уютных улицах-коридорах, включая свет там, где темно, сменяя тюль прозрачный на багряно-жёлтый, шаркая по мостовым и ожидая звонка от друзей.

Безвестие на родине, известность в мире... Выставочный зал Краеведческого музея Ораниенбаума с экспонатами, посвящёнными гениальному земляку И. Грошева, личный архив

Феномен музыки

2012-й год для Ораниенбаума — особенный. В нашем городе, гордящимся вниманием августейших особ прошлых веков, но куда боле — людей гениальных, талантливых и умных, отмечается 130-летие со дня рождения главного мэтра — Игоря Фёдоровича Стравинского. Этот удивительный человек родился июньским летом 1882-го года на даче Худынцевых, куда отец привёз семью специально: прекрасный воздух и сама обстановка были весьма полезны супруге именитого артиста Мариинского театра. И случилось: «1882-го года, 5-го июня, в 12 часов дня, в Ораниенбауме, по Швейцарской улице, на даче Худынцевой № 137 родился сын Игорь» — эта запись в красной рамке сделана отцом будущего композитора в знаменитых приходно-расходных книгах, которые стали настоящей летописью семьи и неисчерпаемым источником сведений для сегодняшних историков и краеведов.

Стравинский для нас — не просто очередной именитый персонаж со страниц истории. Он словно копирует своим искусством, развивает и дополняет наш иногда абсурдный, острый, творческий край. Его музыка, его философия и просто рассуждения о том, что окружает человека в его земном пути — словно звукоряд для путеводителя по нашему городу. С заходом во дворы. С поиском утраченных памятников. С обретением новых, далеко не всегда настоящих. Словом — жизнь на берегу залива, внезапная и выразительная, словно русские сезоны Дягилева. Словно парадоксальный Стравинский.

Так что же, господа, — в оркестр, к делу?

Летом этого года вновь звучали фразы о том, что вся мировая культурная общественность… А у нас, в стране, гордящейся своей уникальной культурой, было достаточно тихо: Игорю Фёдоровичу Стравинскому — 130…

Однако на родине композитора о дате прекрасно знали и помнили. И потому был создан организационный комитет фестиваля, получившего название «Stravinsky-Fest. „Мэтр из Ораниенбаума“». Деятели культуры, краеведы, историки, муниципальные власти города и жители этого самого города — все были уверены: фестиваль нам необходим, как необходима любая возможность вспомнить, узнать и понять для себя что-то очень важное, упущенное по недомыслию или затерянное во времени, как дача Худынцевых…

Сила осмысливающая, организующая…

Это наш мэтр — о музыке. Кстати, такое точное имя-прозвище Игорю Фёдоровичу, человеку увлечённому и разностороннему, дал один из его друзей: мэтр из Ораниенбаума.

Фестиваль памяти Стравинского состоялся 9-го сентября. Хотя, поправка — не памяти, а просто фестиваль жизни. Фестиваль красок, ярких и точных фраз, волшебной музыки и чудесной иронии. На моей журналистской памяти не так много первых фестивалей, которые прошли бы столь слаженно и радостно — без накладок, упавших декораций и неточного количества буклетов. А если серьёзно — всё было просто на удивление хорошо. Откуда-то взялось солнце и яркое синее небо с задорным балтийским ветром. Конференция «Стравинский и Ораниенбаум», на которой было рассказано много интереснейших фактов из жизни семьи композитора, деталей быта, вех истории… О том, как Игорь Фёдорович приезжал в Россию в 1962-м году, и несмотря на то, что Ломоносов в ту пору был городом закрытым, получил разрешение и посетил свой… скажем, родное крыльцо, потому что дачи Худынцевых в ту пору уже не было.

В первом ряду сидела и соглашалась с услышанным внучатая племянница композитора — Елена Алексеевна Стравинская, единственный человек, представляющий сегодня своего великого родственника в России. Марина Ахромова, председатель общества побратимских связей «Калинка», она же член оргкомитета фестиваля, прочитала собравшимся письмо от правнучки Игоря Фёдоровича — Марии… и ещё больше зародилась надежда и вера в то, что фестиваль был создан не зря, что он не станет разовой акцией ради «а мы тоже помним и можем». И символичные, швейцарские часы с логотипом фестиваля, наделись на руки почётным гостям. Вручавшая их Юлия Валерьевна Кучук, директор Краеведческого музея, заметила по-хозяйски, что часы хоть и швейцарские, но с гарантией. Да-да.

В самом конце конференции было скинуто одеяние с… вот он, макет памятника композитору: по одному из рисунков Пабло Пикассо, он такой в своём костюме мэтр — с огромными руками и смешной головой; он вроде бы сидит, но ненадолго… и кажется, всё-таки встанет, отыщет в кармане флягу по форме ягодиц, да и предложит сменить официальную обстановку на…

прогулку по городу. Здесь, на экскурсии, всем гостям фестиваля была показана та самая Швейцарская — улица с таким вот пророческим названием, улица, упирающаяся в живописный пейзаж с водопадом. У дома № 137, снесённого в 1935-м году по причине обветшалости, теперь странная судьба. Трансформаторная подстанция, бетонная стена, у которой то и дело останавливаются люди. И подъезжает машина, из которой выходит Елена Алексеевна Стравинская, а супруг её глядит так долго на швейцарский водопадик… будто наглядеться не может.

Лицом к выходящим из парка или же к тем, кто туда направляется?..

У входа в парк с Александровской улицы, вместе с Иликовским проспектом и неподалёку от Швейцарской есть аккуратная круглая площадь. Она так и зовётся — Круглая. Оргкомитетом фестиваля было предложено установить памятник И. Ф. Стравинскому именно здесь. И тут же у меня возник вопрос: куда будет смотреть наш земляк, кого приветствовать? Впрочем, оставим пока. Куда бы ни смотрел Игорь Фёдорович, я очень бы хотела, проходя мимо, советоваться с ним или вопрошаться снова и снова его знаменитым «читал, что Вирджиния Вульф утопилась. Почему не Гитлер?»… Я тоже часто задаю себе такие вопросы.

Экскурсия заканчивается на Сидоровском канале — здесь когда-то был летний Ораниенбаумский театр. Место знаменитое, именами громкими ославленное. Выступал здесь и отец Игоря Фёдоровича, величайший голос тех времён… Театра нет. Но мы верим, что теперь — будет. Главное, что у нас есть первый камень, заложенный в исторический фундамент.

Звучим? Ещё как!

Фестивальным вечером в Каменном зало Ораниенбаумского дворцово-паркового комплекса состоялся концерт, наполненный мэтром — словно фейерверк, завершающий день рождения. Ввысь летела музыка, одна на весь эфир. Звучал Стравинский, господа!

А мы молчали. Мы думали о том, что прошлого… его ведь, вроде бы, и нет — до нас с вами, во всяком случае. Но оно, оказывается, есть, причём яркое и осязаемое. Благодаря тем, кто собирает годами по крупицам сведения, фотографии и ленты, которыми украшались корзины цветов, подносимые после спектакля. Кто находит и разбирает приходно-расходные книги великих людей прошлого. Кто ещё помнит, как нужно было получать пропуск на Литейном, 4, чтобы попасть в наш город…

Благодаря всем тем, кто нашёл в себе силы собраться и провести Стравински Фест. Чтобы мы могли удовлетворённо так повести бровью и сказать — мы и вся мировая культурная общественность…

Всему оргкомитету фестиваля — самые тёплые пожелания и обещания: будем вместе! Сделаем фестиваль ежегодным, памятник живым и фонтан… да, обязательно. Но только свой фонтан. Со своим Стравинским. Мэтром из Ораниенбаума. Вы согласны, мэтр?

Обновлено 18.09.2012
Статья размещена на сайте 17.09.2012

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: