Альфред Грибер Мастер

Какие неточности встречаются в романе А.С. Пушкина «Евгений Онегин»?

В.Г. Белинский совершенно справедливо назвал роман в стихах А. С. Пушкина «Евгений Онегин» энциклопедией русской жизни. Под понятием «энциклопедия» понимается, как правило, собрание точных научных сведений, фактов и справок.

Alex Valent, Shutterstock.com

Однако в художественном произведении автор имеет право допускать не только какие-то недоговорённости и неточности, но и вымысел, если это ему необходимо для творческого процесса.

Несомненно, что современникам Александра Сергеевича было почти всё понятно в его романе. Но нынешним читателям «Евгения Онегина» некоторые реалии уже желательно пояснить.

В главе 1, строфе XXVIII мы читаем: «Бренчат кавалергарда шпоры…»

В черновом варианте к тексту у Пушкина имеется примечание: «Неточность. На балах кавалергардские офицеры являются, также как и прочие гости, в вицмундире и башмаках. Замечание основательное, но в шпорах есть нечто поэтическое. Ссылаюсь на мнение А. И. В.».

Кого Александр Сергеевич скрывает за инициалами «А. И. В.»? Это Анна Ивановна Вульф (Netty) (1799−1835 гг.), в замужестве — Трувеллер, которая была не только приятельницей Пушкина, но и предметом его неглубокого увлечения.

Кавалергарды — это офицеры Кавалергардского полка, привилегированного полка гвардейской тяжёлой кавалерии, который был создан при Павле I в противовес уже существовавшему Конногвардейскому полку. Кавалергарды были всегда высокого роста. Это делало их фигуры заметными в бальной толпе.

Вообще военные являлись на бал в соответствующем их полкам торжественном обмундировании. Все они, кроме уланов, которым дозволялось бывать на балу в сапогах, должны были быть обутыми в бальные башмаки. Наличие шпор не одобрялось, но некоторые нарушали это правило ради щегольства. Говорят, что были так называемые бальные шпоры, которые не портили дамские платья.

А теперь перейдём к главе 6, где в строфе XXIV перед нами возникают следующие строки:

«Уже редеют ночи тени
И встречен Веспер петухом…»

Эти строки предшествуют описанию дуэли Онегина с Ленским. Исследователи творчества Пушкина точно определили день дуэли между бывшими друзьями. Она состоялась 14 января 1821 года по старому стилю. Противники должны были встретиться «до рассвета», где-то около 9 часов утра.

Судя по цитированным строкам, дело происходит рано утром. Это подтверждается словами Зарецкого в строфе XXIII:

«Пора вставать: седьмой уж час.
Онегин, верно, ждет уж нас».

Какого же Веспера встречали петухи рано утром? И здесь мы обратимся к астрономии. В зависимости от своего положения на орбите относительно Солнца и Земли Венера бывает утренней или вечерней. Утренняя Венера ещё с античных времён получила имя Люцифер, а вечерняя — Веспер.

В то раннее утро перед дуэлью Венера была утренняя, так как она была встречена криком петуха. Поэтому она никак не могла быть Веспером, а только Люцифером. Но Пушкину почему-то имя Люцифер не понравилось.

По данным для Тартуской (Дерптской) обсерватории, что соответствует также Михайловскому и вероятному месту действия романа, восход Венеры 14 января 1821 года приходился на 6 часов 45 минут утра.

От главы 6 перейдём к главе 7, где в строфе XLIX мы читаем:

«У скучной тётки Таню встретя,
К ней как-то Вяземский подсел
И душу ей занять успел».

Здесь даже не неточность, а шутка Пушкина, потому что сам П. А. Вяземский писал по этому поводу: «Эта шутка Пушкина очень меня порадовала. Помню, что я очень гордился этими двумя стихами» (Русский архив, 1887, № 12, с. 577).

В главе 8 для нас тоже есть кое-что интересное. В строфе VI перед нами предстают следующие строки:

«И ныне музу я впервые
На светский раут привожу;
На прелести ее степные
С ревнивой робостью гляжу».

Обратите внимание на слово «степные», которое мы опять встречаем в строфе XVII:

«Ужели, — думает Евгений, —
Ужель она? Но точно… Нет…
Как! из глуши степных селений…»

Как известно из романа, Татьяна была родом из северо-западной полосы России. Почему же Пушкин пишет в восьмой главе о «степных» прелестях Татьяны и о том, что она приехала из глуши «степных» селений? Просто-напросто слово «степной» Пушкин употребляет в значениях «сельский», «простой», «негородской», «нецивилизованный».

Абсолютно нереальная обстановка последнего визита Онегина к Татьяне представлена в строфе XL:

«Нет ни одной души в прихожей.
Он в залу; дальше: никого.
Дверь отворил он…»

Вы можете себе представить большой петербургский княжеский особняк, в который можно войти, не встретив ни швейцара, ни привратника, ни слуг? В реальной жизни такого случиться не могло. Недаром пушкиноведы отмечали, что приход Евгения Онегина в дом Татьяны похож на вход сказочного принца в волшебный замок.

Давайте и мы с вами войдём в сказочное царство романа Александра Сергеевича Пушкина «Евгений Онегин» и получим величайшее наслаждение от ещё одной встречи с ним!

Обновлено 12.10.2012
Статья размещена на сайте 29.09.2012

Комментарии (5):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 16 октября 2012 в 13:09 отредактирован 16 октября 2012 в 17:46

    Александр Ягольник, то есть как это "нет тегов"?? Посмотрите, под каждой статьей красная черта, а под ней написано: "Теги: ..."

  • Жаль, в ШЖ нет тэгов. С удовольствием почитал бы статьи с тэгом "Пушкин" и автора, и его осведомленных комментаторов.

    Оценка статьи: 5

  • Mаша Романофф Mаша Романофф Мастер 29 сентября 2012 в 14:52 отредактирован 29 сентября 2012 в 14:53

    Кавалергарды были всегда высокого роста и носили белый расшитый мундир. Это делало их фигуры заметными в бальной толпе.

    А вот здесь автор сам допускает большую неточность, впрочем, ее же допускал и Лотман. Для балов у кавалергардов пушкинской эпохи был не мундир, а вицмундир. И он был зеленого цвета. Если автор вспомнит письма Вяземского ("одни зеленые на балу") и обратится к акварелям Гагарина, то он может убедиться в этом сам.

  • Mаша Романофф Mаша Романофф Мастер 29 сентября 2012 в 14:07 отредактирован 29 сентября 2012 в 14:34

    Автор исходит из хронологической версии Лотмана и Набокова о развитии событий в романе с 1819 по 1824 год, неточности которой фиксировал и сам Лотман в последние годы жизни.
    Есть меж тем прекрасно аргументированная версия петербургского пушкиниста и набоковеда Вадима Старка, расширившего временной интервал романа до 1829 года. И тогда "снег на третье в ночь" перестает быть неточностью, но полностью соответствует письму Пушкина от 1824 года. Цитата из Вадима Старка: На самом деле, можно было обратиться просто к письмам Пушкина и далеко не идти. 4 декабря (16-го, по новому стилю) 1824 года Пушкин пишет в письме: ''Жду зимы. А на третье в ночь выпал снег''. Кстати 11 января 1825 Пущин, приехавший, пишет о том, как и двор, и все завалено снегом, и лошади застряли в сугробах двора, еще не расчищенного. И двор, занесенный снегом, и Татьяна видит.
    Разговор с испанским послом и шпоры у кавалергардов на балу тоже перестают быть неточностью во временной концепции Старка. Этические же причины "неотстегнутых шпор и шпаг" на петербургских балах до 1824 года отлично обосновывает Лотман в очерке "Люди 1812 года".

    • Владимир Говердовский Читатель 13 октября 2012 в 12:59 отредактирован 27 мая 2018 в 19:01

      Mаша Романофф,
      В. Старк, в интервью Ивану Толстому на радио "Свобода", говорит: "4 декабря (16-го, по новому стилю) 1824 года Пушкин пишет в письме: 'Жду зимы. А на третье в ночь выпал снег'"
      Но Пушкин в упомянутом письме пишет: "Жду зимы." И всё!
      К тому же, снег "на третье в ночь" выпал в январе, а, следовательно, письмо от 4 декабря могло быть связано с январским снегом разве, что долгим его ожиданием:
      "В тот год осенняя погода
      Стояла долго на дворе,
      Зимы ждала, ждала природа.
      Снег выпал только в январе
      На третье в ночь. ..."

      Кстати, как пишет М. Е. Прохоров/ГАИШ, Москва, "в XIX веке разница между юлианским и григорианским календарями составляла 12 дней (подробнее см. К.Тондеринг "Часто задаваемые вопросы о календарях"). Таким образом снег, который "из окна" увидела Татьяна Ларина по современному календарю выпал в ночь с 14-го на 15-е января."

      В XX и в XXI в.в. разница составляет 13 суток и, поэтому, когда в 2007 году снег в Москве выпал 17 января, то это было 4-го по юлианскому календарю.