Константин Кучер Грандмастер

Кем снят один из самых известных польских фильмов? Памяти Анджея Мунка

Естественно, что «один из…» предполагает некую количественно неопределенную множественность. Два, три, двадцать девять… Но никак не один, конкретный фильм. Соответственно, при такой постановке вопроса ответить на него практически (равно, как и теоретически) невозможно.

Alvaro German Vilela, Shutterstock.com

Поэтому конкретизирую. Под «одним из самых известных» имеется в виду фильм «Пассажирка», вышедший на польские экраны 20 сентября 1963 года.

Но обо всё по порядку. Тем более, сегодня у нас есть повод вспомнить о режиссере этого фильма. О человеке, который вместе с Анджеем Вайдой, Кшиштофом Занусси и Ежи Кавалеровичем создавал то, что сегодня принято называть «новым польским кино». Дело в том, что 16 октября считается днем рождения Анджея Мунка.

Правда, год своего рождения даже сам Мунк — если верить сохранившимся в архиве Союза польских кинематографистов документам — не мог указать точно. В некоторых анкетах он пишет, что родился в 1920 году, в иных это событие датирует годом позже. А вот день его рождения — 16 октября — не вызывает большого сомнения. И дата — 16 ноября, указанная в некоторых справочниках (например, «Творцы польского кино», издательства «Лексикон»), как считают многие исследователи творчества этого польского режиссера, скорее всего, ошибочна.

Поэтому, если о дате рождения Анджея Мунка — 16.10.1921 г., можно говорить с определенной (пусть и достаточно большой) долей вероятности, то место его рождения — Краков, известно точно. Здесь же, в Кракове, в июне 1939 года Анджей закончил гимназию. Но после того как началась война и Польшу оккупировали нацисты, он, скрывая своё еврейское происхождение, был вынужден перебраться в Варшаву, где устроился на работу техником в одну из строительных организаций.

Здесь его застало начавшееся 1 августа 1944 года Варшавское Восстание. Значительно позже его личные впечатления участника восстания окажутся востребованы при создании ленты «Eroica» (1958), первая из двух новелл которой, выполненная, по мнению большинства критиков, с явно выраженной сатирической составляющей, показала не только чудовищный трагизм происходившего в те дни в польской столице, но и ложь, с которой пришлось столкнуться повстанцам. За что, кстати, Мунка, нещадно критиковали.

Но всё это будет через 14 лет, а тогда, в октябре 1944 года, после капитуляции Восстания, Анджею удалось выбраться из Варшавы. Естественно, он направился в те места, которые хорошо знал и где шанс найти хотя бы временное укрытие был значительно выше. Это удалось ему сделать неподалеку от Кракова, в Могиле, где Мунк устроился рабочим на табачную фабрику.

Правда, у хорошо известных тебе мест есть и определенные минусы. Там не только ты, но и тебя знают. А значит велика опасность, что кто-то может сообщить куда следует о твоём еврейском происхождении. Поэтому в Могиле Анджей проработал недолго. Как только появилась такая возможность, он перебрался в Закопане, где устроился на работу контролером на подъемник канатной дороги, что была построена незадолго до войны (1935−36 гг.) на одну из самых высоких вершин Западных Татр — Каспровы Верх (1987 м).

Только после освобождения Польши Мунк возвращается в Варшаву.

Жизнь продолжается, потихоньку начиная входить в мирную колею, и надо решать — а что делать дальше? Наверное, в первую очередь, получать образование. И Анджей поступает на отделение архитектуры Варшавского политехнического института. Правда, вскоре, из-за болезни, обучение приходится прервать. А после выздоровления Мунк продолжает его уже на юридическом факультете Варшавского университета. Но правоведом он так и не стал. В 1951 году Анджей закончил обучение и получил диплом Государственной высшей киношколы в Лодзи (операторское и режиссерское отделение).

А работать по своей будущей специальности — оператором Польской Кинохроники — он начал ещё студентом, в 1950 г. На Варшавской студии документальных фильмов Мунк снял чуть более десяти картин. Среди них такие как «Слово железнодорожников» (1953), «Звезды должны гореть» (1954), «Воскресное утро» (1955), получившая в 1959 году главную премию Международного кинофестиваля в Венеции по номинации документальных фильмов «Прогулка по старому городу» (1958).

Именно документалистика сформировала тот хорошо знакомый многим любителям кино, своеобразный художественный язык Мунка — жесткий, аскетичный и саркастический, который сегодня так часто противопоставляется романтизму лент его современников — Вайды и Кавалеровича.

Уже первая работа Анджея в игровом кино — среднеметражный, стилизованный под документальный, фильм «Голубой крест» (1955) о спасении раненых в горах партизан, отметили своим вниманием и зрители, и кинокритики. В год своего выхода на экраны картина получила бронзовую награду Международного кинофестиваля в Венеции.

Но подлинное признание Мунку принесла его следующая лента — «Человек на рельсах» (1956), с которой, собственно, и началась «оттепель» в польском кинематографе. За ней последовали «Еroica» (1957) и «Косоглазое счастье» (1959, в советском прокате «Шесть превращений Яна Пищика»), не только подтвердившие особую роль Мунка в польском кинематографе, но поставившие его в ряд ведущих мастеров если не мирового, то европейского киноискусства.

А в 1961 году Анджей начал работу над фильмом «Пассажирка» — экранизацией романа прошедшей через Освенцим и чудом выжившей Софии Посмыш-Пясецкой — «Пассажирка из каюты 45» (в СССР опубликован в журнале «Иностранная литература», 1963, № 8). Как и в романе, действие кинокартины должно было разворачиваться в двух временных плоскостях — во время войны, в концлагере Освенцим, и уже в мирное время конца 50-х годов. Но Мунк успел отснять только часть из задуманного, только «военно-лагерную» составляющую будущего фильма.

Из Освенцима, где завершилась съемка военной натуры, он возвращался в Лодзь, чтобы продолжить съемочный процесс уже там. Дело было под вечер, 20 сентября 1961 года. Приближавшееся к горизонту, заходившее солнце било водителю в глаза, ослепляя его. Скорее всего, именно поэтому находившийся за рулем Мунк, въезжая у Ловича на равнозначный перекресток, не заметил двигавшийся справа грузовик. Столкновения избежать не удалось.

Так не стало Анджея Мунка.

Не так давно, к очередной годовщине со дня смерти режиссера, Анджей Вайда сказал: «Я думаю, польское кино сегодня выглядело бы иначе, если бы Анджей Мунк прожил дольше». Понимание этого, как мне кажется, было уже тогда, в 1961-м…

Никто не знал, что делать после смерти режиссера. Ни у одного из его коллег не поднималась рука продолжить начатое Мастером и в полном объеме попробовать реализовать задуманное им. Только через год ассистент Мунка, Витольд Лесевич, решился смонтировать всё то, что успел отснять Анджей, объединив разрозненные фрагменты во что-то целостное. Текст закадрового комментария к фильму написал Виктор Ворошильский.

И 20 сентября 1963 года, во вторую годовщину со дня смерти Анджея Мунка, на польские экраны вышел 58-минутный вариант фильма, смонтированный Витольдом Лесевичем. Та самая «Пассажирка», что получила множество международных и национальных премий и призов и со временем стала одной из наиболее известных польских кинокартин.

Обновлено 15.10.2012
Статья размещена на сайте 12.10.2012

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Витэк  Виндекс Витэк Виндекс Профессионал 16 октября 2012 в 14:12 отредактирован 16 октября 2012 в 14:13

    Очень интересная статья.
    Хотя сам поляк, много из ней узнал о режиссёре А. Мунке.
    Его дву-фильм "Эройка" считаю одним из лучших про войну.

    Позволюсь только уточнить, что официальное сейчас и действующие когда "работал" самый известный нацистский концлагерь = Аушвиц: нем. Konzentrationslager Auschwitz/
    "Kомплекс немецких концлагерей, располагавшийся в 1940—1945 годах на запад от Генерал-губернаторства, около города Освенцим, который в 1939 г. указом Гитлера был присоединён к территории Третьего рейха.
    В мировой практике принято использовать немецкое название «Аушвиц», а не польское «Освенцим», поскольку именно немецкое название использовалось нацистской администрацией. В советских и российских справочных изданиях и СМИ исторически преимущественно используется польское название, хотя немецкое постепенно входит в употребление."

    • По Аушвицу согласен. Спасибо за дополнение, Витек. Но здесь, на мой взгляд, нужно учитывать, что в советской (российской) истории этот концентрационный лагерь известен, как Освенцим. Аушвиц мало о чем говорит большинству из российских читателей.
      И за то, что Вы вспомнили «Eroica» (1958), фильм, получивший на Международном кинофестивале в Мар-дель-Плата сразу три приза, в том числе за лучший фильм года, тоже - большое спасибо.
      В русскоязычных источниках этот фильм довольно часто переводится, как «Героика». Наверное потому, что одна из важнейших тем обеих новелл фильма – героизм. И то, что даже героизм, при определенных стечениях обстоятельств может оказаться бессмысленным. За это как раз Мунка и критиковали. Поскольку тема героизма в «Eroica» шла вразрез с теми трактовками, которые давали героизму, например, Ленартович в его "Пилюлях для Аурелии", Ружевич в "Вольном городе", Бучковский в "Орле" или Пассендорфер в "Покушении".
      А если о названии фильма, то Мунк позаимствовал его у симфонии №3 Людвига ван Бетховена, тем самым изначально пытаясь показать зрителю некую иронию, заложенную в его новеллах. И полное название кинокартины - «Эроика: симфония в двух частях». Хотя, новелл вообще-то было три. Но последняя, третья, Мунку не понравилась, и при монтаже он не включил её в окончательный вариант фильма. Но она сохранилась в киноархивах. И в 1973 г. её показали по польскому телевидению. Отсюда – вопрос. Витек, не подскажете, о чем была третья новелла «Эроики»?