• Мнения
  • |
  • Обсуждения
Владимир Журавлев Профессионал

Зачем в Ораниенбауме стоят два памятника тому, кто ни разу не был в городе?

В 2011 году помимо юбилея города Ораниенбаума-Ломоносова праздновалось 300-летие со дня рождения Михаила Васильевича Ломоносова. Ученый из поморов много сделал для России, но по историческим сведениям никогда не был в Ораниенбауме, а между тем в его честь был переименован город Ораниенбаум, и памятник ему стоит на центральном Дворцовом проспекте.

Юный Ломоносов. Фрагмент памятника скульптора Г. Гликмана Владимир Журавлев 2009 личный архив

К переименованию города советской партвластью в 1948 году в честь ученого-стихотворца Ломоносова я отношусь отрицательно. Во-первых, из-за того, что он в городе не появлялся, хотя можно увидеть мозаичные столы и стеклярусные панно в Китайском дворце, изготовленные в мастерских Ломоносова, и фейерверки он изготавливал в Академии для Ораниенбаума, и даже ночезрительную трубу для Петра Федоровича он хотел презентовать в Ораниенбауме. Да вот беда — за неделю до этого события, в июле 1762 года, Екатерина свергла своего мужа-законного императора с престола и велела его задушить в Ропше. И Михайло Васильевич так в Ораниенбауме и не появился. Не судьба…

Почему надо вернуть городу имя? Свое великое имя Ораниенбаум город получил от отца-основателя князя Ингерманландии и генералиссимуса Меншикова (нынешний, 2013 год в Ораниенбауме решено посвятить памяти основателя города). И чем глубже я погружаюсь в историю Ораниенбаума, тем больше склоняюсь к мысли, что надо вернуть городу его историческое название, берущее свои истоки от династии герцогов Оранских, королей Нидерландов и Англии.

Ломоносов был талантливый изобретатель-химик, механик, он много чего успел изобрести, но мода на изделия и изобретения Ломоносова в его время так и не появилась. И все его изобретения и открытия приказали долго жить через десяток лет после смерти самого Ломоносова. Много чего Ломоносов начал, но не успел, или не захотел закончить. В разных областях его деятельности не было поставлено жирной точки. И стихи-то его и Радищев, и Пушкин поругивали. И славянскую его историю дописывал профессор-норманист Миллер. А когда надо было найти символ панславянизма и выбор пал на Ломоносова, видимо, из-за его «подлого» (как раньше называли людей недворянского звания) происхождения, пришлось и завод фарфора, секрет которого открыл сокурсник по учебе в Германии Виноградов, называть именем Ломоносова, и город искать с недружелюбным иностранным звучанием для уха отца народов, чтобы переименовать его в Ломоносов.

Тем не менее, есть Ломоносовский район, на территории которого когда-то было расположено имение Усть-Рудица, где Ломоносов создал свою фабрику цветного стекла.

Почему бы городу не вернуть его историческое название Ораниенбаум, а район пусть продолжается называться Ломоносовским? Ведь Ораниенбаум-Ломоносов входит в состав Санкт-Петербурга, как муниципальное образование, а Ломоносовский район входит в состав другого субъекта федерации — Ленинградской области.
Такого нет больше в каком другом месте нашей страны, а может быть и всей Земли и даже Вселенной…

В августе 2009 года мне посчастливилось попасть на экскурсию, организованную обществом ВООПИК Ораниенбаума, экскурсоводом которой был директор Биологического института профессор Дмитрий Владимирович Осипов. Многие годы Дмитрий Владимирович также собирал и создавал антологию пребывания Михаила Ломоносова в Ломоносовском районе. Эта экскурсия в Усть-Рудицу открыла для меня другого Ломоносова — талантливого изобретателя, механика, химика, который не мог, не хотел и не умел сделать свои изобретения нужным обществу своего времени. Он мог создавать на пустом месте фундаменты новых невиданных производств, этакий «ингерманландский мечтатель», инноватор 18 века. Это показалось так интересно, что я тоже заинтересовался уже конкретно личностью Ломоносова и всем, что с ним связано, особенно изображениями всех артефактов, связанных с этим именем.

Спустя какое-то время (хотя по своей натуре я не коллекционер) мне в руки попадается открытка с изображением памятника Михаилу Ломоносову, где наш самый известный городской памятник изображен на фоне каких-то неизвестных домов. Открытка «Изогиз» 1961 г. На обратной стороне открытки написан следующий текст: «Г. Д. Гликман (р.1913 г.) Памятник М. В. Ломоносову в г. Ломоносов Ленинградской обл. 1955 г.»

Памятник на открытке изображен вроде наш родной — рамбовский большой бюст Ломоносова на прямоугольном сером гранитном постаменте, снизу мальчонка на приступочке с книгой, а дома на заднем фоне стоят незнакомые. Я с этой открыткой пошел к своим знакомым ветеранам, чье детство прошло в Рамбове, и узнал интересные подробности и об этом памятнике, и о прежнем городе.

Первоначально в 1954 г. памятник-бюст М. В. Ломоносову работы Гавриила Гликмана установили в Ленинграде на перроне Балтийского вокзала, откуда отправляются электропоезда в Ораниенбаум. В исторической справке это объяснилось тем, что недалеко от Ораниенбаума, основанного князем Александром Даниловичем Меншиковым в 1710 году, находилась усадьба М. В. Ломоносова Усть-Рудица, где ученый в 1753 г. основал фабрику по изготовлению цветных смальт. В память об этом в 1948 г. город Ораниенбаум Указом Президиума Верховного Совета РСФСР был переименован в город Ломоносов, а на перроне электричек ораниенбаумского направления на Балтийском вокзале через несколько лет был поставлен памятник Ломоносову.

Летом 1955 г. бюст Ломоносова сняли и установили уже на платформе железнодорожной станции «Ораниенбаум», где фотограф и запечатлел памятник. Дома, которые изображены на открытке позади памятника, стояли вдоль Карасты по улице Ленинградской (Петербургской), и были впоследствии снесены. Рядом с перроном бюст простоял еще несколько лет. Фундамент от памятника до сих пор можно увидеть в небольшом скверике, когда идешь с электрички: по правую руку растут кустики и деревья, там как раз и находилось вторая «квартира» памятника.

В 1961 г. к 250-летию со дня рождения ученого памятник перенесли в уютный скверик на проспект Юного Ленинца (ныне — Дворцовый проспект, д.12/8), где он и стоит в привычном для горожан месте.

В городе Рамбове, как называют местные жители Ломоносов, есть еще один гранитный памятник Ломоносову, на Ораниенбаумском проспекте. Его авторы — скульптор Н. С. Кочуков, архитекторы А. И. Алымов, В. Н. Рощин. Открыт 12 ноября 1985 г. Высота памятника вместе с гранитным постаментом — 400 см. Памятник является даром творческого коллектива городу Ломоносову в связи с 275-й годовщиной со дня рождения ученого.
Поговаривают, что гранитный постамент гранитного же Ломоносова был взят от памятника Франциска I из Петродворца-Петергофа, и подарен городу Ломоносову. А подарки — не отдарки! Есть еще гипсовые бюсты Ломоносова на закрытых территориях и в музее.

Почетный житель Рамбова художник Анатолий Петров к юбилею города сочинил смешные стихи:

…Что бывал тут Ломоносов — не прописано нигде!
Может, он остановился тут по маленькой нужде?
Но не верьте этой байке, то придумал зубоскал,
Ломоносов по Рамбову никогда не проезжал.
Где же ездил наш ученый? Наш ответ всегда готов:
Ездил в Рудицу Михайло через Старый Петергоф.

Статья опубликована в выпуске 14.01.2013
Обновлено 22.07.2020

Комментарии (10):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Максим Дуньчик Читатель 12 февраля 2020 в 05:01 отредактирован 12 февраля 2020 в 10:24

    Давайте подумаем, что Ломоносов был в Ораниенбауме . Пишут, что 19 сентября 1736 Ломоносов с двумя товарищами отправился на корабле из Петербурга. Т.е. в Германию он мог плыть только на большом торговом или военном корабле, причем не налегке, а с багажом на троих. Он мог со товарищи прибыть в Ораниенбаум на повозках и отбыть из Кронштадта. Большие морские корабли физически не могли зайти в Неву, а иностранные суда с небольшой осадкой не всегда тогда пускали в Петербург. Военный флот всегда стоял в Кронштадте. К причалам на Неве с моря вёл сложный, извилистый фарватер, вызывавший значительные затруднения для прохождения крупных судов. Карт дна у капитанов не было. Осадка судна, способного пройти в Петербург при среднем уровне воды, не должна была превышать 2,4 м. Это станет известно позднее. Всем знакомо понятие Маркизова лужа, а до окончания работ Морского канала еще более 150 лет. Первая подробная морская карта дна (аккуратная) появилась только в 1750-х. Глубины измерены капитаном флота Ногаевым в 1740-1750. "Финский залив от Кронштадта до Санкт-Петербурга с лежащими по берегам забавными местами." "Der Sinus Finnicus von Cronstadt bis St. Petersburg benebst den auf seinen Kusten befindlichen Lusthoefen". 47х65 см.
    В районе Ораниенбаума показаны Большой дворец с парком, канал.
    Сам канал, что напротив Большого дворца, являлся по тому времени хорошо продуманным и довольно сложным гидротехническим сооружением. Канал существовал как единственные морские ворота города примерно с 1713
    по 1850 годы, то есть до открытия пароходного сообщения между Ораниенбаумом и Кронштадтом, Петербургом. Строил его Яков Никитич Римский-Корсаков — Новгородский и Петербургский вице-губернатор, ведавший снабжением войск, рабочей силой и стройматериалами. Ораниенбаум с первых лет своего существования становился узловым пунктом, через который шло снабжение флота. Отсюда и прямое предназначение канала. Через эти морские ворота более 130 лет происходило снабжение Кронштадта всем необходимым. Ораниенбаумский канал находился после опалы Меньшикова с 1728 года, как и Большой дворец, в ведении Конторы от строений императорского дома и садов. О дальнейшей судьбе канала известно следующее. В ноябре 1736! года по именному указу Анны Иоанновны «Ораниенбаумское место с мельницею, садами и прочими угодьями, обретающимся в том селе» было передано на содержание Морского госпиталя, то есть в Морское ведомство, в том числе и канал. Приезжающим в Кронштадт и обратно приходилось добираться на частных лодках. Вполне Ломоносов мог уплыть в Германию из Кронштадта, куда добраться можно только через Ораниенбаум. Потому как идти на веслах из Питера с сундуками еще сложнее.

    • Владимир Журавлев Владимир Журавлев Профессионал 12 февраля 2020 в 17:38 отредактирован 12 февраля 2020 в 17:39

      Максим, интересное предположение.
      В советское время я бы согласился так ехать вместе с Ломоносовым. Сначала от Васьки на метро до Балтийского вокзала за полчаса. Потом на электричке за час до Ораниенбаума. Потом 10 минут на автобусе № 4 от железнодорожного вокзала до морского вокзала к парому "Коробицын". Потом ещё 40 минут на пароме до Кронштадта по воде. Прибавить час на 4 пересадки - 3,5 часа. Но во времена Ломоносова "Коробицын" ещё не ходил, а дороги были ужасные, особенно в сентябре.
      Профессор СПБГУ Дмитрий Владимирович Осипов, исследователь жизни М.В.Ломоносова, написавший книгу "Усадьба Ломоносова Усть-Рудица - фабрика цветного стекла". - СПб., 2011, в своей книге пишет: "Неблизкий путь в Усть-Рудицу из Петербурга, только в одну сторону более 70 км, занимал у Ломоносова почти сутки" (стр. 75). Ещё раз: 70 км пути - занимает сутки. От Академии наук до Ораниенбаума - 42 км пути.Причем надо сначала найти перевозчика через Неву. Потом на подводе по плохим дорогам с сундуками проехать 42 км пути (две трети суток - 16 часов). Потом надо найти перевозчика от Ораниенбаума через залив до Кронштадта - 7,5 км по воде. Те же самые сутки пути? Любителей таких путешествий, кроме князей и царей, тогда вряд ли было много.
      Я спросил Д.В.Осипова, как Ломоносов мог ездить в Усть-Рудицу? Он ответил, что вряд ли через Ораниенбаум, во всяком случае исторически подтвержденных данных, что Ломоносов бывал в Ораниенбауме - нет. Так сказал исследователь жизни и деятельности Ломоносова в Ломоносовском районе. Ломоносов мог ехать на подводах от дома в Петербурге по Копорской дороге через Ропшу и Гостилицы до Лопухинки, а потом - поворот на Усть-Рудицу. Был и другой путь. На собственной шняве Ломоносов отправлялся по Неве, по фарватеру Кронштадта, потом огибалась Ораниенбаумская мель с запада, и в Малой или Большой Ижоре он пересаживался на подводы, а там была сухопутная дорога через Таменгонт. Поэтому во времена императриц Анны и Елизаветы все желающие попасть в Кронштадт отправлялись водным путем, а зимой - на подводах по льду.
      Сейчас моя настольная книга: Исторический очерк деятельности товарищества пароходного сообщения между Кронштадтом и Ораниенбаумом. 1850-L-1900. - Кронштадтъ : Типография "Кронштадтского вестника", 1900. "... Такое сообщение производилось на казенных гребных и парусных катерах, ботах, а также и на частных лодках и соймах. Казенные суда приставали и отходили от пристани в Итальянском пруду, где сейчас устроена общественная портомойня, а частные - от пристани в южной части пруда, у Рыбного ряда. Отправлявшиеся на этих судах следовали мудрой русской пословице: "Едешь на день, бери хлеба на неделю"... Противные, сильные ветры зачастую задерживали плавание, и катерам с публикою приходилось отстаиваться в Маркизовой луже несколько дней на якорях. Таким образом, 25-верстный переход в столицу совершавшийся при благоприятных попутных ветрах в 5-6 часов, при противных - продолжался несколько суток и притом часто с большой опасностью для жизни туристов".
      В общем, в хорошую погоду весельный бот от Академии наук до Кронштадта совершит за несколько часов: 7 км вниз по течению Невы, и 25 км по Маркизовой луже. Надеюсь, что с погодой нашим университетам повезло?.. Мои друзья занимаются походами на капитанских гичках - это примерно 12 человек на длинной деревянной лодке, какие были ещё при Петре Великом. Так вот, они с Крестовского острова вышли в 9 часов утра, а прибыли на Ораниенбаумский морской фестиваль к обеду.

      • Так что вряд ли Ломоносов с Виноградовым и другими товарищами сделали крюк по суше, только чтобы посетить город Ораниенбаум для того, чтобы когда-нибудь через 225-лет у какого-нибудь партийного советского функционера были основания переименовать уникальное имя Ораниенбаум в привычное советской массе звучание.

  • Владимир Журавлев Владимир Журавлев Профессионал 26 января 2017 в 20:43 отредактирован 26 января 2017 в 20:46

    Появилась новая фотография. Памятник Ломоносова-Гликмана стоит рядом с перроном электричек на фоне вокзала Ораниенбаум, его сфотографировал житель Ораниенбаума Игорь Кольцов. Снимок сделан до 1961 года.

  • Владимир Журавлев Владимир Журавлев Профессионал 18 января 2013 в 14:12 отредактирован 18 января 2013 в 14:34

    Спасибо Евгений и Марианна!

    Евгений! Полей-лафаргов и у нас в Ломоносове полно. Иногда их бывает слишком много, как в советское время в ленинградском метро висела надпись "Ленинградский ордена Ленина метрополитен имени Ленина".
    В Ломоносове памятник Ломоносову стоит в городе Ломоносове на улице Ломоносова. Хотя бывшая Военная улица, которая вела к прославленной Офицерской стрелковой школе, имеет еще меньше отношения к ученому Ломоносову, чем город Ломоносов, и переименована в улицу Ломоносова только потому, что на нее перенесли памятник Ломоносова от платформы Ораниенбаум. Иногда кажется, что жители Ломоносова, вроде неких внутрикишечных червячков, живут в великом русском придворном ученом, астрологе и поэте. И такое положение дел меня совсем не устраивает, но наши местные сервильные муниципальные власти очень боятся возвращать историческое имя городу Ораниенбаум. Хотя и у современников разные были отношения к "нашим университетам". Известно высказывание молодого Павла по поводу прошения денег, но я его цитировать не буду, потому что это не так, хотя "устами младенца глаголет истина". Но вот мнение отца русской поэзии:

    Эпиграмма на М.В. Ломоносова

    Хоть глотку пьяную закрыл, отвисши зоб,
    Не возьмешь ли с собой ты бочку пива в гроб?
    И так ли счастлив мнишь в будущем быть веке,
    Как здесь у многих ты в приязни и опеке?
    Никак там твой покров и черт и сатана?
    Один охотник сам до пива и вина,
    Другой за то тебя поставит в аде паном,
    Что крюком в ад влечет, а ты - большим стаканом.

    Василий Кириллович Тредиаковский

  • Недопечатка. Во вторую строку стишка А.Петрова для удобочтения просится вставка "ПО":
    Может он остановился тут ПО маленькой нужде?

    Статья полезная и необходимая. Надо восстанавливать справедливость. В каждом городе есть тьма неизвестных никому людей, имя которых мало кому известно. Например, у нас есть улица и трамвайная остановка имени Поля Лафарга, зятя К.Маркса. Народ произносит как "поле Лафарга", думая что это поле когда-то было собственностью землевладельца Лафарга.

    Оценка статьи: 5

  • Владимир Журавлев Владимир Журавлев Профессионал 14 января 2013 в 19:19 отредактирован 24 января 2013 в 02:41

    Вячеслав! Спасибо за оценку!
    Люба! Спасибо за внимательность, уже исправлено
    А название, может быть и не совсем удачное, но интригующее. Я бы обязательно почитал, если бы интересовался памятниками.
    По два памятника одному и тому же человеку в больших городах полно. И мы даже с детства знаем имя этого человека. Но в маленьких городах, таких как Ораниенбаум-Ломоносов, с населением 40 тыс. человек, ставить памятник человеку, который никогда там не был, например...
    стал перебирать в фамилии людей, знаменитых, но таких кто не был в Ораниенбауме, оказалось мало, были: Пушкин, Некрасов, Толстой, Менделеев, Шишкин, Репин, Суриков, Мусоргский...
    Придумал: памятник Гоголю в Ораниенбауме! Гоголь - наше все, но тоже, как и Ломоносов, не был в Ораниенбауме.
    А в то же самое время, Игорю Стравинскому, уроженцу Ораниенбаума с мировым именем, нет даже мемориальной таблички, не то, что памятника.

  • Люба Мельник Бывший модератор 14 января 2013 в 08:01 отредактирован 14 января 2013 в 08:01

    Владимир Журавлев, в бывшем СССР во многих городах стоят памятники, да не по одному, - тому, кто в этих городах не бывал ни разу. Заголовок неудачный, при очевидных достоинствах самой статьи, кстати.
    Опечатка: Почетный житель Рамбова художник Анатолий Петров к юбилею города сочинили

  • Вячеслав Озеров Вячеслав Озеров Профессионал 14 января 2013 в 01:23 отредактирован 14 января 2013 в 10:16

    Владимир Журавлев, при всем уважение к М.В. Ломоносову, согласен с Вами.

    Оценка статьи: 5