Александр Смирнов Грандмастер

Как возродилось военное искусство античности? Часть 1

Все сферы жизни общества взаимосвязаны. Военное дело — не исключение. Собственно искусство ведения войн — лишь вершина айсберга. Эволюция военного искусства зависит не только от прозрений гениальных полководцев, она происходит параллельно с изменениями общественного устройства и общественного сознания.

Brigida Soriano, Shutterstock.com

Пока общество не созрело для соответствующих перемен, даже великий полководец ограничен рамками своего времени. Либо развитие военного искусства подстегнет эволюцию экономики и государственного устройства, либо гениальный полководец останется лишь теоретиком.

Радикальные перемены в военном деле Европы произошли в период с середины 16 до второй половины 17 века. Конечно, временные границы условны. В разных странах перемены шли по-разному, в процессе эволюции можно выделить несколько этапов. В военном деле силен субъективный фактор: не все решает одна «прогрессивность» устроения войска. И прогресс требует времени, не сразу удается по-настоящему реализовать все новые возможности. К тому же хороший полководец может оказаться лучшим практиком, чем теоретиком, выигрывая сражения вопреки исповедуемым им самим теориям.

Решающие факторы, подстегнувшие процесс перемен, следующие:

1. Рост значимости огнестрельного оружия (вначале артиллерии, затем ручного).

2. Переход от построения войска одним большим «квадратом» к тонкому и вытянутому линейному строю.

3. Рост численности армий.

Эволюция огнестрельного оружия повысила его эффективность. Прогрессивным оказалось увеличение числа орудий и стрелков. И тот, кто первым отошел от прежнего боевого порядка, использовав более рациональную в новых условиях тактику, сумел бы воспользоваться преимуществами обновленного вооружения. Требовалось увеличить число стрелков, сделав их основным родом войск, и задействовать максимальное число стрелков одновременно. Эти задачи и решал линейный боевой порядок.

Если основным оружием служат пики (как у швейцарцев и ландскнехтов), оптимально построение в подобие фаланги: плотным строем, где задние шеренги подпирают передние, создавая наступательную мощь. Если передний погибает, идущий позади него занимает его место. В бою одновременно участвуют несколько передних шеренг. Такой подход оправдывал себя долгое время. Но большая масса солдат неманевренна и не слишком управляема, особенно в отсутствие навыков маневрирования. А откуда им было взяться, если солдат почти не обучали совместному маневрированию? Для эпохи наемных армий обучение и муштра были вообще не характерны, да и не нужны, раз солдаты справлялись со своими задачами и без них.

Наверное, первыми разделили большой «квадрат» на терции (полки по 2−3 тысячи человек) испанцы. Маневренность в бою повысилась. Основной силой оставались пикинеры. Терция была достаточно глубокой для атакующего натиска пиками и мечами (со щитами). Однако доля стрелков в середине 16 века могла достигать трети. В это время впервые применяется артиллерийская подготовка (1512 г., сражение при Равенне). У стрелков появляется маневр караколь: первая шеренга дает залп, разделяется и уходит в обе стороны, снова выстраиваясь позади последней шеренги для заряжания. Или наоборот: вторая шеренга выдвигается из-за флангов отстрелявшейся первой. Помимо нарастания плотности и непрерывности огня, это потребовало тренировки совместных действий, что повысило дисциплину. Впрочем, не очень, поскольку в напряжении боя задние ряды нередко стреляли в воздух. Но это был существенный шаг вперед.

Развитие заложенных таким образом принципов было связано с переходом к постоянным армиям. Произошла эта перемена в конце 17 века в Голландии. В эпоху наемных армий правитель нанимал готовую армию, которую до того комплектовал кондотьер (подрядчик). Кондотьеры предпочитали нанимать уже подготовленных бойцов с оружием и снаряжением (эволюция системы снаряжения и снабжения армии — тема отдельная, разговор об этом впереди). Особой дисциплиной, как и преданностью, такие части не отличались. Нанимаемые на время войны, они представляли серьезную проблему в мирное время, нередко превращаясь в банды разбойников. Грабежи были делом не просто привычным, а нормальным. При недостатке снабжения и выплат войско начинало «обеспечивать» себя само. Дисциплина в такой армии прямо зависела от своевременности оплаты — а она, в свою очередь, от финансового состояния государства. Ни единой униформы, ни строевой подготовки тогда не знали — эти аспекты военного дела были забыты. Не проводилось и систематического обучения и тренировок.

Первые постоянные части появились еще в 15 веке. Но подлинный переворот совершил Мориц Оранский (1567−1625), правитель, полководец и военный реформатор. Именно при нем солдат стали не только нанимать, но и обучать. Толчком послужило знакомство с античным военным искусством. Основой римских побед была признана дисциплина. Именно она дает слаженность действий, которая обеспечивает и скорость передвижения на марше, и маневренность на поле боя. И армию стали обучать, тогда как раньше вне поля боя солдаты были предоставлены сами себе. Были возрождены систематические учения: строевая подготовка, освоение ружейных приемов, маневрирование. Строевая подготовка в то время имела прямое отношение к ведению боя. Войска принца Морица Оранского учились быстро строиться и значительно превосходили в этом своих главных противников — испанцев. А ведь умение быстро выстроиться в боевом порядке могло решить судьбу сражения.

Но армию, в подготовку которой вложено столько сил, способную реализовать сложную «античную» тактику, нерационально распускать в мирное время. Неизвестно, удастся ли вновь собрать обученных наемников, когда они понадобятся. Более того, распущенная армия могла быть перевербована в полном составе! И Голландия обзавелась постоянной армией.

Этот непростой шаг повлиял и на экономику, и на собственно военное искусство. Чтобы сделать наемную армию постоянной, Мориц Оранский первым делом обеспечил своевременную, день в день, выплату жалованья. Этим солдата избавили от необходимости кормиться грабежом. Это нововведение потребовало постоянных и существенных расходов. С другой стороны, теперь население перестало бояться солдат, охотно размещало их на постой и снабжало продовольствием.

Сытая, дружественная и при деньгах армия способствовала торговле и развитию экономики. Современники отмечали, что горожане приветствуют размещение в городах гарнизонов и охотно пускают солдат на постой, что было не слишком типично для эпохи наемных армий.

Обновлено 14.02.2016
Статья размещена на сайте 13.01.2013

Комментарии (4):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: