Анатолий Рогозин Мастер

Атребаты. Кто просил Клавдия вторгнуться в Британию?

В 57 году до н.э. Цезарь разгромил белгов в сражении на реке Сабис, и эти племена стали зависимы от Рима. Коммий, один из вождей, уважаемый за мужество, был назначен рексом племени атребатов. Цезарь назначил.

Shaun Jeffers, Shutterstock.com

Коммий правил потихоньку, поставляя римской армии продовольствие и выполняя другие обязательства.

Незадолго до описываемых событий (за двести лет или за двадцать) многие белги эмигрировали в Британию. Вся нынешняя южная Англия оказалась заселена белгами. К 55 году все эти мигранты уже считались бриттами. Поэтому Коммий не всеми атребатами правил, а только теми, которые остались на материке.

В 55-м Коммий понадобился Цезарю в качестве посла. Готовилось вторжение в Британию, некоторые тамошние вожди склонялись к принятию власти Рима, нужен был человек, который бы провёл переговоры и подготовил почву. Свой, такой же белг, как и сами южные бритты. Коммий отправился на Остров.

Миссия провалилась. Римского эмиссара арестовали, несмотря на родственные связи.

После высадки римского войска и первого договора между Римом и бриттами, Коммий был освобождён и прибыл в лагерь Цезаря.

Мирный договор был почти сразу же нарушен, Коммий сражался в рядах римской армии против коварных бриттов, командовал небольшим кавалерийским отрядом.

Во время второго вторжения Цезаря в Британию, в 54 г. до н.э., Коммий участвовал в переговорах с Кассивеллауном, ему удалось добиться компромисса между бриттами и Римом.

В 54-м ещё много других событий произошло. Римляне покорили менапиев и захватили часть земель моринов. Это всё тоже белги. Возможно, Коммий со своими атребатами в этих делах участвовал — к его владениям были присоединены отобранные у моринов земли. Зимой часть белгов восстала против римского владычества, эбуроны, нервии и другие. Коммий к этому отношения не имел, сохранял верность Риму. Атребаты были освобождены от налогов. За лояльность.

Вроде, всё путём.

Через год Коммий был обвинён в заговоре.

Заговор какой-то странный: с кем, зачем, почему, какие планы — римляне не говорят. И как обвинён? Вызван в суд, арестован? Да нет, просто вот решили его убить, и всё.

История какая-то тухлая. Сейчас, правда, невозможно найти, кому выгодно.

Юлий Цезарь в это время находился в южной Галлии. На севере временно рулил легат Тит Лабиен. Лабиен поручил дело трибуну Гаю Волусенусу Квадратусу. Для такого случая было изобретено приветствие в виде рукопожатия. Белги его и раньше знали, но римляне по-другому: руку вперёд и вверх, как в Третьем Рейхе.

Было задумано, что Волусенус возьмёт Коммия за руку, а один из центурионов тут его и по голове мечом. Но голова у вождя атребатов оказалась крепкой, он, раненый и залитый кровью, сумел вырваться и скрыться.

Коммий был возмущён коварством дикарей-римлян. Он сказал, что больше не желает видеть ни единого римлянина. Были, наверное, и другие высказывания, непригодные для исторических сочинений.

В 52 году — восстание галлов. Очень серьёзное, под руководством Верцингеторикса. С участием практически всех галльских и белгских племён. Огромная армия восставших — 350 тысяч, в том числе 100 тысяч — гарнизон мятежного города Алезии. Ну, эти цифры остаются на совести историков, у нас тема другая сегодня.

Коммий командовал огромной союзной армией, пытавшейся атаковать римлян извне и снять осаду с Алезии.

Галлы с белгами потерпели поражение. Коммий ушёл обратно в Белгику, вдобавок к атребатам навербовал пять сотен германцев и начал партизанскую войну. В одном из сражений он встретился лицом к лицу с Волусенусом и ранил того копьём в бедро. Это был, конечно, большой плюс, но, в общем и целом, мятежные атребаты были несколько раз разгромлены и, по большому счёту, обречены.

Коммий вступил в переговоры с командовавшим на тот момент римскими силами в этой провинции Марком Антонием. Договорились. Коммий обязался диверсии прекратить, Антоний обещал ему и соратникам беспрепятственный выезд куда подальше, в те места, где можно жить спокойно, не встречаясь с нечестивыми римлянами.

Коммий отправился к атребатам британским. Они жили немного западнее нынешнего Лондона. Есть сведения, что у них был, по крайней мере, один город, где-то в районе теперешнего Чичестера.

Коммий, с небольшой, но закалённой в сражениях дружиной прибыл к родичам-атребатам. На очередных выборах короля у него не было конкурентов. Такие аргументы, как славное имя, доброе слово и мечи дружинников, места для сомнений не оставляли.

Началось строительство регулярного государства. Коммий основал новую столицу — город Каллева (ныне — Силчестер). Это был первый в Британии город, построенный по заранее разработанному плану. Государство атребатов имело выход к Ла-Маншу, основным их занятием археологи считают импорт из Европы вина и оливкового масла.

Коммий правил лет пятнадцать или двадцать. На деньгах (золотых статерах) 30 года до н.э. уже значится имя «Коммий, сын Коммия».

Около 20 до н.э. королём атребатов стал Тинкомар, внук Коммия. Реально он правил только в южной части государства, а в Каллеве и окрестностях рулил его брат Эппил.

Атребаты разделились на несколько партий. Одни склонялись к сотрудничеству с Римом, другие стояли за полную изоляцию, третьи вообще откололись и образовали государство Добунниев.

В 7 году н.э. Эппил свергнул старшего брата и объявил себя королём всех атребатов. Тинкомар бросился в Рим просить помощи у Августа. Но у императора на тот момент были другие проблемы.

В 15 году Эппил стал, как ни странно, королём кантиев, а атребатов оставил на младшего брата Верику. Возможно, они вместе свергли и изгнали короля кантиев, а добычу поделили.

Идиллия лет десять продолжалась.

В 25-м король катувеллаунов Кунобеллин решил завоевать Всё. Кент захватил, а Эппила прогнал.

В этом же году Кунобелин завоевал и земли атребатов. Королём поставил своего брата Эпатикка. Изгнанный Верика вёл партизанскую войну, но без особых успехов.

В 40-м сын Кунобелина Каратак до Верики добрался, разгромил в сражении и прогнал окончательно.

Куда податься свергнутому королю бриттов? В Рим, конечно, жаловаться очередному императору.

Верика попал в нужное место и в нужное время. Клавдий как раз рвался военные подвиги совершать, а тут — если не причина, то благовидный повод.

Обновлено 18.01.2013
Статья размещена на сайте 15.01.2013

Комментарии (0):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: