Валентина Пономарева Грандмастер

Вы читали сказки Тоона Теллегена?

Вообще-то Toon Tellegen — творческий псевдоним. Настоящее имя голландского сказочника — Antonius Otto Hermannus. Он очень известен, книги переведены на разные языки, включая русский. У нас его успели окрестить «амстердамским Хармсом», имея в виду не только художественные особенности произведений, но и намекая на русские корни.

И действительно, дедушка его был родом из России, и псевдоним писателя уж очень напоминает фамилию Телегин, которую носил этот предок. А сам Антониус родился в Ден-Бриеле, портовом городе на юге Нидерландов, что расположен на острове в устье Мааса, в 1941 г. Когда вырос, стал врачом, несколько лет работал в Кении, а по возвращении поселился в Амстердаме.

Первая публикация (поэтический сборник) вышла в 1980 г. А десять лет назад он прекратил совмещать врачебную практику с писательской и всецело отдался литературному творчеству. К настоящему времени издано уже более 40 книг Теллегена.

Первая из тех, что была выпущена в России — «Не все умеют падать». Прочитав ее, я пришла в полный восторг и тут же начала применять в психологической практике…

 — Как ты себя чувствуешь?
 — Я подавлена.
 — Да? Слушай-ка, я знавала я одну подавленную белку…
Ловлю от собеседницы быструю улыбку исподлобья: немножко недоверчивую, немножко растерянную, но одновременно с веселой лукавинкой в глазах. Так, уже хорошо. Подавленные люди улыбаются только вымученно, а тут совсем другое дело.
 — Хочешь послушать?
Кивок.

И я включаю кассету, на которую записала одну из прелестных историй лесной жительницы, сопроводив бесподобной музыкой Майкла Роуланда. Мы попадаем в чудесный лес, где живут и общаются между собой Слон и Муравей, Ежик и Черепаха, Сверчок и многие другие. Ну, и Белка, конечно.

«Белка сидела на ветке у двери своего дома и чувствовала себя подавленно. Это было странное чувство, оно обычно возникало, когда была плохая погода, или когда за целый день никто не заходил в гости. Муравей сказал, что это называется «чувствовать себя подавленно»…

К концу сказки дама хохотала.
 — Как ты себя чувствуешь?
 — Прекрасно!

Или вот еще.
 — Я устал. Устал думать. Все время приходится узнавать, запоминать, анализировать, решать и отвечать за все это. Надоело. Они мне на голову все сели.
Марина Азизян. Муравей из сказок Т.Теллегена — Понимаю. Она и так тяжелая, твоя головушка. Так давай сейчас отдохнем. Как раз у одного муравья было что-то подобное…
Смех.
 — Намекаешь, что я такой мелкий?
 — Да что ты! Этот муравей был замечательным существом и очень умным, между прочим. Белка, знаешь, как к его советам прислушивалась?! А муравей — так что ж, если муравьем родился. Разве это так важно?
 — Ну, не знаю. Муравья легко раздавить.
 — Муравья — да. Но ты же не муравей?
На лице — мучительный поиск подвоха, исторгаемый, наконец, наружу громким вздохом:
 — Ну?!
 — Что — ну? Я тебя спрашиваю, сказку хочешь послушать или нет, а ты думать начинаешь. Сам же сказал, что надоело.
Пытливый взгляд пронизывает меня насквозь и теплеет на глазах от посылаемого навстречу искреннего дружелюбия.
 — Ладно, давай сказку. Только пусть это время не засчитывается в занятие, раз у нас перерыв.
 — Как скажешь. Перерыв так перерыв. Я так люблю эту сказку, что рада случаю послушать ее еще разок.

«Однажды утром муравей шел по лесу. „До чего же тяжелая у меня голова“, — думал он. Когда он шел, ему приходилось поддерживать голову правой передней лапкой»…

Кроме консультаций, я на базе теллегенских сказок даже целую серию тренингов сделала «Не все умеют падать» — на тему уверенности и личностного роста. А потом еще одну — «Встречи и прощания»" и еще — «Роман в письмах». Однажды, прослушав, как Муравей вернулся после долгого отсутствия к Белке, подсела к мальчику-подростку из неполной семьи и сказала:

 — Привет, белка! Я вернулся!
 — Привет. Очень хорошо. Я (запнувшись)… рада. Очень рада.
 — Я так скучал по тебе. А что это мы на пороге? Ты меня в дом-то позовешь?
 — Да, конечно, проходи.
 — Белка, как я рад, что вернулся. Помнишь, как мы мед с тобой ели, беседовали?
 — Помню, здорово было.
 — Ой, я чего-то голодный. Ты меня угостишь медом с дорожки?
И тут… Мальчишка берет воображаемый мед и ка-а-ак швырнет им в меня…
Мама его, которая участвовала в тренинге, потом подошла и сказала, что ей стало так много ясно, что и никаких слов не надо…

Потом встретила вторую книгу «Две старые старушки» и не смогла ее читать. Принять целующихся и дерущихся старух — лесбиянок было выше моих сил. И никак не могла взять в толк, как этот опус может принадлежать тому же автору. Впрочем, дело вкуса. Еще у Т. Теллегена на русском есть «Поезд в Павловск и Остфоорне», «Почти взаправду», «Когда все бездельничали» и «Неужели никто не рассердится?» и др. Так что вы уж сами разбирайтесь, что кому понравится.

А «Не все умеют падать» очень советую прочитать тем, кто любит сказки. Это фейерверк радости, остроумия и доброты.

Удачи и радости!

Обновлено 8.02.2015
Статья размещена на сайте 18.05.2007

Комментарии (18):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: