Юлия Индиктор Мастер

Как Катя Десницкая стала сиамской принцессой?

Два года назад в Екатеринбургском театре оперы и балета 101-й сезон был отмечен блестящей премьерой — балетом «Катя и принц Сиама» на музыку П. Овсянникова. Заказ на спектакль пришёл из Бангкока от королевской семьи Таиланда.

Pichugin Dmitry, Shutterstock.com

Балет получился яркий, зрелищный, красочный: бал в Царском Селе, белые ночи Петербурга, дворец короля Сиама, восточная экзотика и фронтовой лазарет… И на этом фоне — первая любовь двух молодых людей: русской девушки и сиамского принца. Спектакль завершается на позитивной жизнеутверждающей ноте, но на самом деле эта история была гораздо печальнее.

Летом 1897 года король Сиама, нынешнего Таиланда, совершая путешествие по Европе, прибыл в Петербург. Здесь его радушно принял Николай Второй. В дружеской беседе царь предложил высокому гостю направить одного из сыновей на учёбу в Петербург, обещая своё покровительство.

Выбор короля пал на второго сына от любимой жены Саовабхи. Вскоре юный принц Чакрабон прибыл на берега Невы. Он был зачислен в императорский Пажеский корпус, где учились сыновья российской дворянской элиты. Здесь юноши получали не просто военную подготовку, они выпускались высокообразованными и отлично воспитанными людьми.

Сиамский принц оказался способным и прилежным учеником, он блестяще окончил Пажеский корпус, из которого вышел гвардейским гусаром. Потом он продолжил учёбу в академии Генерального штаба и получил звание полковника русской армии.

Принц-гусар с азартом участвовал во всех развлечениях «золотой» молодёжи: балы, танцы, маскарады, театральные премьеры. На одной из вечеринок он встретил симпатичную рыжеволосую девушку, которая произвела на него неизгладимое впечатление. То была первая любовь, которая буквально сбила с ног принца Чакрабона.

Катя Десницкая оказалась в Петербурге не от жизненных щедрот. Её отец, главный судья в Луцке, умер, когда девочка была совсем мала. Мать вместе с Катей и её братом перебралась в Киев, поближе к родственникам, но скоро умерла и мать. Брат и сестра заняли немного денег у своего дяди и перебрались в Петербург, надеясь пристроиться в столице.

Время было тревожное — шла русско-японская война. Катя, окончив курсы медсестёр, решила ехать на фронт. Именно в этот момент и произошла судьбоносная встреча двух молодых людей. И всё-таки юная медсестра уехала, а вслед полетели любовные письма безутешного принца. Он мечтал окончательно соединить их судьбы. Разлука доказала Кате, что Лек (по-сиамски — «маленький») стал частью её жизни.

Чакрабон вполне отдавал себе отчёт, что решение жениться на Кате сулит ему большие семейные проблемы. Ведь это вызов многовековой традиции — в сиамской королевской династии было принято брать жён из большой родни. Он же приближал к трону неродовитую иностранку. Кроме того, сиамские владыки имели столько жён, сколько им было угодно. Сам принц был сороковым ребёнком своего отца. Брак же с Катей мог быть, естественно, только моногамным. К тому же принц исповедовал буддизм, а Катя была православной. Это весьма существенное препятствие принц устранил с решимостью — в далёком Константинополе в маленькой греческой церкви их тайно обвенчали по православному обряду.

Прошёл волшебный медовый месяц в Египте, и Катя с тревогой начала думать о грядущем. В письме брату она писала: «Боюсь, что в Сиаме мне будет ужасно трудно. Моя жизнь была слишком простой, чтобы я могла приспособиться к такой перемене. Будущее уже не видится мне в розовом свете».

К сожалению, Катины опасения подтвердились. На целый год она оказалась затворницей — король с королевой отказались знакомиться с ней, а значит, во всём Бангкоке не было ни единого дома, где принц мог бы появиться со своей молодой женой. Кате с её твёрдым и решительным характером в это время жилось, конечно, очень нелегко. Но надо отдать должное её выдержке и деликатности, она шла на компромисс ради любви к мужу, ради прочности их союза.

«Блокада» была прорвана в 1908 году, когда на свет появился Чула Чакрабон, что значит «Чакрабон-младший», — сын Кати и Лека. Бабка-королева была вне себя от счастья, она буквально не спускала с рук очаровательного малыша, своего единственного внука.

Через два года умер несговорчивый король, и на престол взошёл старший брат Лека, который официально признал Катю супругой Лека, а Чулу — королевским принцем. Воцарение неженатого бездетного брата давало Леку надежду на трон, Катя же в этом случае становилась повелительницей Сиама…

Между тем Екатерина Ивановна заняла заметное положение в столичном обществе. Её сказочный дворец Парускаван как бы соединил традиции Европы и Азии: экзотический сад и кухня, оснащенная техническими новинками, буддийский храм и наряды из Парижа.

Однако не суждено было Кате стать королевой Сиама. Не смирившись с изменой мужа, который увлёкся молоденькой очаровательной принцессой, после года мучительных раздумий она сама поставила точку — летом 1919 года после 12 лет супружества она исчезла из Бангкока. Через месяц Чакрабон подписал бумаги о разводе, а вскоре 37-летний принц умер от воспаления лёгких.

Сиамский двор заявил, что Чулу, наследника трона, Екатерине Ивановне не отдадут. Вскоре после смерти отца его послали на учёбу в Англию, там он пристрастился к мотоспорту и стал профессиональным гонщиком. Несмотря на разлуку и расстояния, его связывали с матерью очень тёплые чувства, они постоянно переписывались. Чула женился на англичанке, которая родила ему дочь Наризу. Именно её перу принадлежит документальная повесть «Катя и принц Сиама». Правнук Кати и Лека — Хьюго Чула Александр Леви — популярный таиландский певец и композитор.

А как же сложилась судьба Кати? Она уехала в Шанхай, вскоре вышла замуж за американского инженера Гарри Стоуна и с ним перебралась в Париж.

Прожита жизнь, наверное, нелёгкая и не очень счастливая, но сделана она по своему желанию своими собственными руками.

Обновлено 21.03.2013
Статья размещена на сайте 19.03.2013

Комментарии (1):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: