Сергей Курий Грандмастер

Откуда братья Гримм брали свои сказки?

Печатать на обложках название «Сказки братьев Гримм» стало уже привычной традицией, хотя сами братья никогда бы такого не позволили (на всех прижизненных изданиях печаталось «собрано братьями Гримм»). Впрочем, многие и так знают, что братья не писали, а собирали сказки.

m.wolf, Shutterstock.com

Зато не все знают, что Гриммы вовсе не напоминали тех охотников за фольклором, которые ходят в поисках бабушек от села к селу, утопая в грязи размытых дорог. Наши герои предпочитали не странствовать, а находить знатоков фольклора в близлежащих окрестностях.

В число таких знатоков входило семейство аптекаря Вильда из Касселя, жившее по соседству с братьями, чьи дочери и экономка Мария оказались настоящим кладезем народных сказок. Таким же кладезем оказались и другие знакомые семейства — Хассенпфлуг, Хакстхаузен, Дросте-Хюльсхофф.

Интересно, что между семействами рассказчиков и семейством Гримм завязывались не только дружественные, но и личные отношения. Так дочь Вильдов — Доротея — стала женой Вильгельма, а сын Хассенпфлугов взял замуж сестру Гриммов — Лотту.

Но не только состоятельные семейства стали источником коллекции братьев Гримм. Так несколько сказок рассказал бывший драгунский вахмистр — Иоганн Фридрих Краузе — настолько обедневший, что «выменивал» у братьев свои сказки на старую одежду.

Но наиболее яркое воспоминание у Гримм оставила старая бедная женщина по имени Доротея Фиман, которая была одной из лучших рассказчиц с удивительной памятью.

Вильгельм Гримм:
«Эта женщина, по фамилии Фиман, еще крепкая, ей немногим более пятидесяти, у нее приятное лицо, острый взгляд светлых глаз; в молодости она, по-видимому, была красива.

Все старинные сказания она цепко держит в своей памяти. Рассказывает спокойно, уверенно и необыкновенно живо, с большим удовольствием; первый раз она рассказывает совершенно свободно, затем, если попросят, медленно повторяет еще раз, так что при некоторой тренировке за ней можно и записывать. При этом способе многое удается записать буквально, благодаря чему записанное не вызывает сомнения в его подлинности. Кто полагает, что легкие искажения при передаче сказок неизбежны, что они небрежно хранятся рассказчиком в памяти и что поэтому, как правило, невозможна их долгая жизнь, тому следовало бы послушать, насколько точна она при повторении рассказанного, как тщательно следит за верностью повествования; при повторении она ничего не изменяет и, если заметит ошибку, тут же сама прерывает рассказ и исправляет ее.

У людей, ведущих из поколения в поколение неизменный образ жизни, приверженность к точности в передаче сказок и преданий намного сильнее, чем мы, люди, склонные к изменчивости, можем себе это представить. Именно поэтому, как неоднократно проверено, эти предания безупречны по своему построению и близки нам по своему содержанию".

Из всех рассказчиков именно портрет Доротеи Фиман, как воплощение «народной сказительницы», братья поместят в свой второй сборник. Правда, сама Доротея не доживёт до его выхода всего несколько месяцев.

Стоит сказать, что братья не чурались использовать в сборнике и сказочные сюжеты почерпнутые из книг, при условии, что их слог удовлетворял строгим принципам «естественной народности».

В январе 1812 года друг Гриммов — Арним — обнаружил, что у братьев накопилась уже внушительная коллекция сказок, и настоял на скорой публикации сборника.

Вильгельм Гримм:
«Это он, Арним, проведя у нас в Касселе несколько недель, побудил нас к изданию книги! Он считал, что мы не должны долго задерживаться с этим, так как в стремлении к законченности дело может слишком затянуться. „Ведь все написано так чисто и так красиво“, — говорил он с добродушной иронией».

Процесс публикации ускорил и неприятный инцидент, связанный с ещё одним другом Гриммов — Клеменсом Брентано. В 1810 году братья отослали ему для ознакомления свой первый рукописный сборник из 49 сказок, но тот рукопись так и не вернул. Гримм опасались, что Брентано использует материал в своих целях, поэтому поспешили издать свой сборник. Опасения так и не оправдались, хотя сама рукопись отыскалась уже после смерти братьев и получила прозвище «Эленбергская».

Зато усилиями Арнима, который нашёл для Гримм издателя — Георга Раймера — первая книга сказок увидела свет, как раз перед Рождеством — 20 декабря 1812 года. Так как затея была рискованная и торопливая, сборник был издан без иллюстраций на дешёвой бумаге, тиражом всего в 900 экземпляров.

Он включал 86 сказок, но материал продолжал накапливаться, и в 1815 году был выпущен второй том, включавший в себя ещё 70 сказок. К нему приложил руку ещё один брат Гримм — Людвиг, нарисоваший на титульном листе гравюру «Братец и сестрица» (в тот же сборник вошёл и портрет Доротеи Фиман).

Но и после второго тома братья не проснулись знаменитыми. Треть тиража вообще не была раскуплена, и книги уничтожили. Критика также была весьма нелицеприятной.

Взять хотя бы отрывок из рецензии Августа Вильгельма Шлегеля: «Если кто-то вычищает чулан, наполненный разного рода благоглупостями, и при этом всякому барахлу во имя „древних сказаний“ выражает свое почтение, то для разумных людей это уже слишком».

Подобные претензии братьев не смущали и на них они возражали коротко: «Сам факт их (сказок — С.К.) народного существования уже достаточен для того, чтобы доказать их ценность».

Гораздо более серьёзными братьям казались обвинения сказок в безнравственности. Тут стоит вспомнить одну историю, предшествующую выпуску первого сборника и связанную с однофамильцем братьев — Альбертом Людвигом Гриммом. Этот Гримм ещё в 1809 году выпустил свой сборник сказок — как положено, литературно обработанных и очищенных для детского восприятия. Сборник оказался довольно успешным, поэтому братья в предисловии к своей книге решили откреститься от однофамильца — назвали его сборник неудачным, а его сказки — совершенно не такими аутентичными, как их. Альберт обиделся и, в свою очередь, раскритиковал книгу братьев, обвинив их как раз в чрезмерной аутентичности.

А. Л. Гримм:
«…для литературной фиксации сказок нужен идеальный рассказчик, а не первая попавшаяся нянька, а если такового нет, то место его должен занять поэт…

…Каждый раз, как я видел эту книгу (сборник братьев Гримм — С.К.) в детских руках — это всегда вызывало во мне внутренний протест. Не пускаясь в подробности, хочу указать хотя бы на „Рапунцель“; отцы и педагоги найдут здесь, как и во многих других местах, достаточно причин не называть эти сказки детскими».

Поначалу братья пытались оправдаться.

Вильгельм Гримм, предисловие ко 2-му тому сказок (1805):
«Своим сборником мы не только хотим оказать услугу истории поэзии, мы намерены сделать так, чтобы сама поэзия, живущая в книге, воздействовала на читателя — радовала, кого она может радовать, кроме того, чтобы она превратилась в настоящую воспитательную книгу. Против последнего некоторые возражали, говоря, что в ней то одно, то другое вступает в противоречие с этой целью, не подходит или является неприличным для детей — например, когда речь идет о некоторых обстоятельствах или отношениях, а то и о черте — и поэтому родители не хотели им давать эту книгу в руки. Может быть, в отдельных случаях такая озабоченность обоснованна, но ведь очень легко выбрать для чтения другую сказку; в целом же эта озабоченность излишняя.

…При правильном чтении ничего плохого из нее вычитать нельзя; а наоборот, она становится, по удачному выражению, «свидетельством нашего сердца». Дети без страха указывают на звезды пальцем, а некоторые считают, по народному поверью, что они этим оскорбляют ангелов".

Но потом им пришлось кое в чём уступить.
Об этом — уже Оценить

Обновлено 16.03.2016
Статья размещена на сайте 20.03.2013

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Рита Дьяченко Рита Дьяченко Читатель 27 марта 2013 в 17:40 отредактирован 27 мая 2018 в 20:31

    очень интересно!Вы проделали огромную работу. Столько фактов,цитат!
    Захотелось самой открыть и почитать о них подробней!

  • Елена Клокова Читатель 26 марта 2013 в 15:19 отредактирован 27 мая 2018 в 20:31

    Сергей Курий, здравствуйте, учитывая, что я автор проекта об Альберте Людвиге Гримме (как переводчик,писатель и исследователь его творчества),я написала две статьи примерно на ту же тему - о братьях Гримм и об Альберте Людвиге, но с акцентом на последнем. Эти статьи вышли в журнале Библ дело и Библиотека в школе. Мне глубоко симпатична Ваша статья, но не со всеми утверждениями я согласна. Если интересно, посмотрите мой сайт www.algrimm.ru
    С уважением Елена Клокова

  • Софья Чехурова Читатель 26 марта 2013 в 14:49 отредактирован 26 марта 2013 в 14:49

    Отличная статья! Тянет на какую-нибудь научную работу даже, столько цитат и реальных фактов. ШЖ явно не хватает таких ярких и конкретных статей, в отличие от засилия пустословья и переливания из пустого в порожнее!
    Извините, накопилось

    А по теме: я, действительно, не знала, что те самые, знакомые с детства, Братья Гримм - не авторы вовсе. Кстати, когда я перечитывала эти сказки лет в 20 (случайно наткнулась на книгу), поразилась большому количеству разных жестокостей. Почти в каждой сказке - то на кол посадили, то кожу содрали, то еще что-нибудь! В детстве это мимо ушей пропускалось, а теперь удивляешься, как это дети и детям читают!!!

    Спасибо автору!

    • Софья Чехурова,

      Спасибо за отзыв!

      Насчёт жестокостей - будет подробнее в следующей статье.
      От себя добавлю, что многие переводчики смягчали кой-какие вещи. Да и детям в основном читают детские пересказы. Допустим, у Шарля Перро - в полном варианте - тоже не всё гладко.