Михаил Берсенев Грандмастер

Оборона Аджимушкая в 1942 году. Почему защитники гарнизона не ели крысиные хвосты и лапки?

16 мая 1942 года началась одна из самых известных и длительных «подземных» войн в истории человечества. В Крыму, под Керчью, бойцы РККА ушли в каменоломни и вопреки всем прогнозам создали там, под землей, действительно боеспособную армию.

Под землей М. Берсенев, личный архив

Армию, которая досаждала гитлеровцам боевыми вылазками так эффективно, что немцы взбесились: в нарушение всех международных конвенций защитников каменоломен Аджимушкая начали травить боевыми газами, основным элементом которых был хлор. С немецкой пунктуальностью ставили таймер на 8 часов непрерывной подачи газа и впускали через естественную вентиляцию подземелья убийственную смесь.

Гитлеровцы знали технические характеристики наших средств защиты от газовых атак, в частности, противогаза советского производства, который способен был выдержать максимум 8 часов атаки. Вот фашисты и нагнетали не минутой меньше газ под землю, где умирали советские бойцы, женщины, дети.

Находясь в каменоломнях Аджимушкая сейчас, турист ощущает, что на миг попал в преисподнюю. Как же там жили и воевали люди?! Чудно, но наши в 1942-м окопались здесь надолго. Фрицы пытались защитников выкурить, прогнать, но воины РККА из специально обустроенных узких бойниц «косили» живую силу неприятеля со свастиками на шинелях.

Гарнизон Аджимушкая под командованием Павла Ягунова, таким образом, оказался подобен больной занозе в теле: он не позволял немцам перебросить военные части из-под Керчи на помощь регулярной армии, осаждающей Севастополь. Возможно, город русской Славы Севастополь не выдержал бы столь долго, если бы не гарнизон Аджимушкая. Немцы яростно пытались прорваться в темноту каменоломен, но находили чаще всего одно — свою смерть. И тогда фашисты, как я уже упомянул, решили удушить подземных жителей газом.

Гарнизон Аджимушкая насчитывал до 10 000 советских человек. Но когда зашипел убивающий газ… Как написал в своем дневнике один из командиров обороны, после первой газовой атаки в живых осталось примерно 3 500 человек. Массовое истребление людей боевыми газами было далеко не последним испытанием в ряду тех жутких тягот, что пришлось пережить защитникам Аджимушкая. Как воевали бойцы и примкнувшее к ним мирное население в тех нечеловеческих условиях?

Мрак

Когда в наши дни спускаешься в каменоломни Аджимушкая по тропе вниз, под землю, дорожку туристу освещают фонари электрические, но и они не способны развеять здешний непроглядный мрак. Приходится идти с фонарями и светить себе под ноги и еще на потолок, ибо высота его достигала максимально 162 см. Только ребенок мог топать здесь, полностью выпрямившись. Кромешная тьма!

Наши бойцы в 1942-м году, не имея фонарей, придумали резать автомобильные шины на тонкие лоскуты и поджигать их. Те горели, коптили потолок, забивали гарью легкие, слизистые носа, бронхов, но давали хоть какой-то свет. Еще русские светлые головы придумали делать в гильзе большого снаряда отверстие, в которое вставляли фитиль, и заливали в полость гильзы отработанное машинное масло. Получалось что-то вроде лампадки. Так добывался свет.

Когда не было подручных средств, чтобы извлечь огонь, то придумали просто натягивать между различными частями каменоломен телефонный провод. Перебирая по нему руками, бойцы РККА и гражданские в кромешной темноте передвигались из одного помещения в другое. Например, из «казарм» в так называемый «штаб». Данные названия условны, потому что комнат как таковых под землей не имелось.

Жажда

Недаром один из колодцев, из которого бойцы подземного гарнизона пытались черпать воду для своих нужд, называли Колодцем Жизни. Защитники Аджимушкая выходили наверх за ведром воды, как на охоту, группами. Одна шла с пустыми ведрами, другая группа черпала воду из колодца, им тут же кидали пустые ведра бойцы первой. Третья группа прикрывала тыл огнем, так как колодцы хорошо простреливались немцами на открытом месте и людские потери наших солдат при заборе воды были катастрофические. Ведро воды приравнивали к ведру солдатской крови.

Потом бойцы начали во мраке подземелья пытаться рыть-долбить свои подземные колодцы. Приходилось работать в условиях хронического недостатка воздуха, в копоти факелов, лопатами, кирками, таскать породу руками, долбить камень, выпиливать его. Адский труд, но вода была нужна как воздух. Раненому бойцу полагалось по норме всего две столовые ложки воды в сутки, те же, кто мог передвигаться самостоятельно, должны были добывать себе жидкость сами. Кто-то искал места, где со стен капала вода, и подставлял под это место перевернутые каски, фляги.

Специально создавались бригады из наиболее крепких бойцов с хорошей дыхалкой. Дело в том, что под землей в некоторых местах камень имеет губчатую структуру и там сочится вода. Если проковырять небольшой ход в камне и всунуть туда трубочку (скажем, изоляцию от кабеля) и при этом сильно втянуть воздух и влагу в себя, то в рот попадало несколько капелек. Глотать нельзя! Все собиралось в рот и тщательно отплевывалось. Один боец-добытчик влаги мог за сутки набрать до 800 мл мутной жидкости таким вот способом.

Голод

Фашисты напрочь перекрыли все пути передачи продовольствия сверху, с земли. Когда-то население близлежащих деревень спускало защитникам нехитрую еду через потайные ходы. Иногда удавалось передать под землю целую кобылу. Ее забивали, потрошили, отделяли копыта, сдирали кожу. Мясо варили, и люди на какое-то время наедались. Отходы закапывали, но вскоре их откапывали и переваривали заново. С червями, с тухлятиной, с гнилью…

Фашисты выискивали проходы и лазы, что соединяли подземелье и поверхность земли, и закладывали туда авиационные бомбы. Взрывы сотрясали все вокруг, люди в каменоломнях напрочь глохли, но — выживали. Голод же «косил» всех. Бойцы стали есть крыс, варили голенища сапог. Сложилась своя система поедания грызунов. Считалось, что нельзя у крысы есть лапки и хвост, их сразу отрубали и выкидывали, потому что крыса лапками бегала по разложившимся телам и отбросам. А хвостом, соответственно, все это подметала. Так что ели только тушку.

Раны и болезни

Турист сейчас может видеть в Аджимушкае проржавевший операционный стол, на котором тогда делали сложнейшие оперативные вмешательства. Ампутации конечностей, вскрытие брюшной полости, операции на раненом позвоночнике и прочее. Все это чаще всего делалось без наркоза. В основном, не было ничего обезболивающего! В каменоломнях сохранился огромный запас сахара (тут его хранили еще до войны), и теперь солдаты научились гнать из него самогон. Пациенту давали перед обширной операцией стакан самогона и — резать… Иногда удавалось раздобыть цигарку, папироску для мнимого успокоения.

После посещения мемориала Аджимушкай под Керчью остается ощущение ужаса от способности людей творить Зло, но и накатывает волна гордости, что другие люди защищали нас с вами в далеком 1942 году во мраке подземелья. Честь и Слава всему гарнизону Аджимушкая под командованием Павла Ягунова!

Обновлено 17.05.2013
Статья размещена на сайте 27.04.2013

Комментарии (19):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: