Марк Блау Грандмастер

Как появился жанр фельетона?

Почему советские газеты начинали читать с последней страницы? Потому что на других страницах читать было нечего. На первой печатали всякую тягомотину про то, как в братской обстановке Леонид Ильич Брежнев побеседовал с Ясиром Махмудовичем Арафатом, на второй — вести с полей или из забоев, а на третьей — снова тягомотину про международную жизнь и американский империализм с карикатурой Кукрыниксов или Бориса Ефимова.

grafnata Shutterstock.com

И только на четвертой, последней, странице можно было прочесть что-нибудь интересненькое: ЦСКА — «Динамо» (Тбилиси) 2:1, программа телепередач, «Заметки фенолога»… А иногда — фельетон.

Хотя советские писатели свои писания, бывало, высокопарно величали «грозным мечом Партии», советским фельетонистам следовало бы сравнивать свои творения с палаческим топором. В лучшем случае, с подлым стилетом убийцы. Жертва-то ни ответить, ни оправдаться не могла. Даже в суде.

Фельетон в «Крокодиле», «Известиях» или, не приведи господь, в «Правде» всегда означал конец чьей-то судьбы, а иногда и начало сезона посадок. Поэтому как ни хорохорились фельетонисты центральных газет и журналов, все же их, с позволения сказать, слава сильно пованивала. Да и вопрос еще, нужна ли такая слава? Имя Василия Ардаматского, автора около двух десятков книг про советских разведчиков, нынче было бы благополучно забыто, не напиши он антисемитский фельетон в «Крокодиле» в 1953 году.

Впрочем, особенность жанра по самому факту своего рождения — быть подколодным и низким. Слово «фельетон» появилось во французском языке в 1800 году, и ввел его знаменитый французский журналист, хозяин газеты «Journal des Débats» Луи-Франсуа Бертен (1766−1841). Газета «Journal des Débats» возникла в революционном 1794 году как печатный отчет о дебатах, проходивших в Национальном собрании. Отсюда и название. Кстати, именно таково происхождение названия газеты «Известия», которая появилась в феврале 1917 года. Первоначально она называлась «Известия Петроградского совета рабочих депутатов», а после — «Известия Советов депутатов трудящихся СССР».

Но уже в начале 19-го века «Journal des Débats» стала коммерческим предприятием и, естественно, принялась бороться за читателя. Дебаты и депутаты уже мало кого интересовали. Публику привлекали интересные факты и сплетни. В 1803 году Бертен изменил формат газетного листа и нижнюю отрезную его часть («подвал») стал заполнять «развлекухой». От французского слова «feuilleton», то есть «обрывок, отрывок», и произошло их название. Весь материал, который шел в приложения, тоже стал называться «фельетоном».

Получилось очень удобно. Сверху — серьезная тема. Устал от «высоколобого» чтения? Отдохни! Посмотри в нижней части страницы «объявление неизвестной дамы, под названием: „Вот как я увеличила свой бюст на шесть дюймов“ — и прочие интересные штучки». Приблизительно так приобщался к интеллигентному чтению герой И. Ильфа и Е. Петрова Васисуалий Лоханкин.

Впрочем, оказалось, что и для «подвала» нужно уметь писать. И заслуга Бертена заключалась в том, что для написания этой ерунды он стал привлекать серьезных литераторов. Так возник жанр фельетона. Фельетонисты стали писать острые критические заметки небольшого формата о текущей жизни. Писали не только о политике, но и о культуре, театре, морали и праве. Естественно, чтобы и читателя «зацепить», и под суд за «клеветнические измышления» не попасть, вырабатывался определенный язык: бойкий, задиристый и, вместе с тем, завуалированный. Этакая фига в кармане. Известность газеты «Journal des Débats» во многом определялась тем, что для нее писали и Виктор Гюго, и Александр Дюма-отец, и ныне изрядно позабытый, но тогда очень известный Эжен Сю.

Жанр фельетона вырос и окреп, и в 1830-х годах родился его побочный сынок: роман-фельетон. В «подвале» серьезной газеты стали печатать увлекательный роман с продолжением. В каждом номере — глава. Тем самым читателя (да и писателя тоже) привязывали к своей газете надолго.

И снова оказалось, что романы для развлечения публики тоже нужно уметь писать. И фабула должна быть интересной, и действие необходимо развивать стремительно, и формат следовало соблюдать: один номер — одна глава. При этом каждую главу должно было заканчивать небольшой, но загадкой, чтобы заинтересованный читатель купил и следующий номер газеты, с продолжением. И уж конечно, писать следовало быстро. Никаких «кризисов жанра»!

Романами-фельетонами баловался даже великий О. де Бальзак. Но самый известный литератор этого жанра, конечно, Александр Дюма-отец. «Три мушкетера» и «Граф Монте-Кристо» печатались как романы-фельетоны. Уже помянутый Эжен Сю два своих самых знаменитых романа, «Парижские тайны» и «Вечный жид», написал как романы-фельетоны. В той же форме опубликовал свой роман «Сцены из жизни богемы» Анри Мюрже. На основе этого романа позже было написано либретто оперы Дж. Пуччини «Богема».

Роман-фельетон уцелел и после Первой мировой войны. В 1922 году на страницах пражской газеты «Лидове новины» в качестве романа-фельетона была опубликована фантастическая антиутопия К. Чапека «Фабрика абсолюта». Но нынче этот жанр вымер за отсутствием газет, желающих печатать романы, а также за отсутствием читателей, желающих их прилежно читать.

Вымер, так и не оставив потомства? Пожалуй что нет. В свое время роман-фельетон родился как бы в результате скрещения беспородного щенка, газетного фельетона с могучей сукой, романом. Результат, против ожиданий, получился совсем неплохим. И вот однажды этот жизнерадостный кобелек, пробегая мимо телестудии, потерся об телекамеру. В результате мы получили то, что получили: неиссякающий прайд сериалов.

Можно долго рассуждать о качестве этих щенков, но одно несомненно. Статью и манерами они похожи и на папашу, и на бабушку с дедушкой.

Обновлено 2.10.2017
Статья размещена на сайте 4.05.2013

Комментарии (12):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Написано отлично, но обобщение советских фельетонистов как каких-то моральных уродов - неверно. Кого органы хотели прижучить им для этого фельетоны не нужны были. На самом деле всё было по другому, иногда журналисты были последней надеждой простых людей добиться правды.
    Издержки конечно были, как и сейчас. Ну что поделаешь, 4 власть.

    Оценка статьи: 5

  • Сдается мне, что комментаторы, да и автор местами, читали только ведомственные и городские газеты, максимум с четырьмя полосами и формата А3. Потому такие скепсис и настрой.
    Конечно, всю тему можно элементарно свести к фельетону, забыв упомянуть другие газетные жанры. "Случайно" забыть о том, как газета помогала простым людям, об уважении к журналистам, о десятках прекрасных очеркистов советского времени.
    Сейчас очень легко все "валить на рыжего", он не будет сопротивляться. К тому же данная аудитория большей частью молода и никогда не работала в газетах. Она легко поверит в красиво написанное сочинение Марка Блау. Но породит законный вопрос: Как много и что вы читали в описываемое время.
    Я до сих пор помню десятки названий статей и многих авторов. Интересно, что иногда приходится ссылаться на них как давно пройденное.
    О газете, как таковой, могу писать долго, но уверен, многие не знают, что интересными могли быть 2 и 3 полосы.

  • Статья навеяла ностальгию. Помнится, для меня в местной городской газете тоже самой интересной была последняя страница: что в кино идёт и кто умер

    Оценка статьи: 5

  • К. Ю. Старохамская К. Ю. Старохамская Грандмастер 6 мая 2013 в 11:37 отредактирован 6 мая 2013 в 14:02

    Антисемитская кампания началась не в 53 году.

    «Борьба с космополитизмом» — идеологическая кампания, проводившаяся в СССР в 1948—1953 годах.читать дальше →



    Так что это случилось не в 53, в 53-м оно уже закончилось.

    • Сергей Васильев Сергей Васильев Читатель 6 мая 2013 в 11:58 отредактирован 6 мая 2013 в 14:02

      К. Ю. Старохамская, может быть она началась и раньше. Тогда совсем не понятно, какое отношение к этому имеет В. Ардаматский? И тем более увязка этого фельетона с "Делом врачей", когда начался виорой акт антисемитизма.
      А в этом фельетоне Ардаматского, антисемитизм нужно увидеть очень сильно напрягаясь. Кроме фамилии некоторых героев, нет ни какого упоминания национальности. Читал ли автор этот фельетон? messie-anatol.livejournal.com/39137.html

  • Вот автор пишет: "Имя Василия Ардаматского, написавшего около двух десятков книг про советских разведчиков, нынче было бы благополучно забыто, не напиши он фельетон в «Крокодиле», с которого в 1953 году началась в Советском Союзе антисемитская кампания. "
    А ведь он лукавит, или по незнанию (что мало вероятно), или сознательно.


    Широкая пропагандистская, антисемитская кампания развернулась после публикации сообщения ТАСС -"Арест группы-врачей вредителей" в январе 1953 года, когда еще был жив Сталин. И в этом сообщении и в передачах по радио открыто указывалось на евреев.
    А в феврале, в Правде был опубликован фельетон, где евреи изображались в виде мошенников . И после этого предопределяющего фельетона, такие фельетоны посыпались как из рога изобилия. Так что В. Ардаматский не единичен и не первый.
    В апреле 1953 года все арестованные были освобождены и восстановлены на работе.
    А "дело врачей" началось с доноса. Известно и имя доносчика.

  • Комментарий скрыт
  • Название статьи настраивает на советскую прессу. Но этому посвящена только преамбула. Дальше речь идет о другом. Это интересно, но не в рамках заявленной темы, а жаль...

  • ну вот как бы да..согласна с Михаилом Кондратьевым.. если выразится коротко, то название не соответствует содержанию статьи.. изложено, как обычно, прелестно - подобные факты из под Вашего пера всегда читаю с большим удовольствием..

  • Преамбула с некоторым душком. А суть про фельетоны написана интересно. Не оцениваю только за пинок мёртвого льва.