Игорь Вадимов Грандмастер

Роберт Джордан. Какое «Колесо» знаменито в мире литературы?

Много лет назад я разговаривал с девушкой, уехавшей из России в Америку в двухлетнем возрасте. Она с трудом и с сильным акцентом говорила по-русски. Беседа текла весьма вяло, но ни она, ни я не могли ее прервать и разойтись, так как были привязаны к месту, а просто сидеть рядом и молчать было еще хуже.

Ingka D. Jiw, Shutterstock.com

Уже совсем от нечего делать я спросил, что она читает. В ответ получил удивленный взгляд. Дело происходило в конце 90-х годов: мы еще читали книги, а передовая Америка уже переехала на кино и аудиокниги. В крайнем случае — на чтение с экрана компьютера.

Но все изменилось, когда был упомянут Роберт Джордан. Я немедленно получил в ответ залп экспрессии: «O, yes, yes! Robert Jordan! Robert Jordan! „Weel of Time“!!» — и далее последовал невероятно эмоциональный монолог в несколько минут длиной. Девушка слушала аудиокниги Роберта Джордана — цикл «Колесо Времени».

Я не слушаю аудиокниг, предпочитая читать. Но, освоив много лет назад первую книгу цикла, я купил себе всю серию «Колесо Времени» Роберта Джордана, очень сожалея, что автор умер, не завершив реализацию своей идеи.

Говорят, в Америке общество писателей собрало все его материалы по недостающему роману цикла и проводило конкурс — кому дописать за него эпопею. Итог мне неизвестен, но ужасно интересно — допишут ли, а если допишут, то когда.

После Р. Р. Толкиена Джордан для меня второй из фантастов, который для создания цикла романов сотворил свой мир. При этом в отличие от остальных фантастов этот мир фэнтези — в настоящем. Ведь большинство авторов фантастических книг описывали гипотетическое будущее нашего мира. Азимов, Бредбери, Кларк… — наш мир, только «100 (200−300−1000−100000) лет тому вперед».

Самые лучшие из авторов не просто писали отдельные романы со сценами или событиями «из будущего», а создавали последовательные сериалы из повестей.

Азимов с его переплетением различных серий романов, создавший вначале картину близкого будущего, на ее базе — картину будущего не слишком близкого, а уже на ее базе — картину мира много тысячелетий спустя…

Станислав Лем с его сериалом о пилоте Пирксе, многие прочие… Они писали о воображаемом будущем, вытекающем из реального нашего нынешнего настоящего.

Вкратце цикл романов Джордана — о борьбе добра и зла, о воплощении некоего бессмертного персонажа, называемого «Драконом Возрожденным», человека, призванного спасти мир в борьбе со злом, которого раз за разом это зло «побеждает», точнее, убивает — но победить не может, ибо каждый раз много времени спустя после своей смерти он снова возрождается и продолжает свой бой.

Автор рассказывает о жизни, борьбе и судьбе очередного воплощения «Дракона Возрожденного», простого пастуха овец, мальчишки из глухой деревни в самом глухом углу маленького королевства.

Более подробно рассказывать нет смысла — слишком объемистый материал, слишком сильно меняются внешне (оставаясь прежними внутри) главные герои, но смысл всего цикла романов по большей части — все тот же, как у многих до него — борьба хорошего с плохим, злого с добрым.

Лично мне особенно понравилось, что главные герои по мере развития сюжета оставались внутренне теми же самыми, какими были в самом начале романа, несмотря на то, что их общественное положение успевало резко измениться.

Овечий пастух, надевая на голову корону короля королей, ощущал себя все тем же самым пастухом.

Подмастерье кузнеца, ставший правителем огромного края и генералом — по-прежнему ощущал себя кузнецом, а прославленный военачальник, командир «элитного отряда», по-прежнему считал себя простым парнем из деревни.

Очень интересно то, что автор отметил некоторую относительность наших понятий о добре и зле.

Ведь что можно говорить о людях, которые из чистого любопытства и желания дать народу еще больше добра разрушили свой мир, погибли сами и убили большинство своих сограждан, зародили многотысячелетний хаос, войны, болезни и смерть…

А что можно сказать о великом лекаре, которая в желании больше знать и больше уметь перешла грань добра и зла — и через многие века жизни стала использовать свои знания для изощренных пыток. В чем очень преуспела, крайне извратив свои знания и навыки. Долгое время, века и века, она менялась шажок за шажком, превращаясь из великого врача в одну из ближайших подручных местного дьявола.

Действительно, со временем мы все меняемся. А вместе с нами меняется и наше представление о добре и зле. Иногда что-то, казавшееся нам в детстве определенно плохим, в зрелом возрасте предстает под другим углом и признается нами уже чем-то необходимым.

Кто знает, в какую строну изменились бы мы сами — живи мы не просто долго, а очень, непредставимо долго.

Обновлено 16.06.2013
Статья размещена на сайте 3.06.2013

Комментарии (7):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Сергей Дмитриев Сергей Дмитриев Мастер 17 июня 2013 в 18:07 отредактирован 17 июня 2013 в 18:08

    "И вывод ясен: // не надо фантази." (по С)

    Кто-то не любит Кобзона, а я не люблю эти фантази.
    "Не понимаю, как можно заниматься такой ерундистикой?" (ВВМ)

    Реалии жизни подбрасывают на жернова такие "фантази", что и не снились мудрецам фантастики.

    Но я терпимо отношусь к фанатам фантази, как к верующим.

    Оценка статьи: 3

    • Сергей Дмитриев, у всех свои предпочтения. Я, например, не терплю выступлений Веллера по радио. За нетерпимость.
      Но у каждого - своя кочка зрения. И каждый имеет право на свою кочку зрения.

      Оценка статьи: 5

  • Интересный цикл. Интересный мир. Но возник вопрос кто у кого списывал?
    Начало цикла очень сильно перекликается с Властелином колец, а Шончан и Дамани мне показалось один в один с Правилами волшебника

    • Дмитрий Дарк, что значит "кто у кого списывал"? Вы что, допускаете, что Р.Р. Толкиен мог позаимствовать идеи у Р.Джордана? А тот факт, что "Хоббит" был опубликован в 1937 г., а написание "Властелина колец" завершено в 1948 г., в то время как Р. Джордан в том же году лишь появился на свет, Ваи ничего не говорит?

    • Дмитрий Дарк, мне кажется, что начало цикла с Хоббитоном стыкуется только в патриархальности.
      А укрощающие ошейники в "Правилах Волшебника" и у Джордана - да, похожи. Но во всем остальном оба романа сильно различны.

      Оценка статьи: 5

      • Игорь Вадимов, а ещё орками и Назгулами
        Но вообще произведение Джордана более мощное, эпичное, закрученное, а главное как я слышал он самый дотошный из авторов в плане проработки миров.
        Раньше не было книг чтоб нормально читать серию, а сейчас с появлением интернета проблема лишь в свободном времени