Игорь Вадимов Грандмастер

Как изобретали акваланги? Подводные жилища и глубоководные погружения

До изобретения акваланга водолазами были люди особого склада. Спокойные, даже немного флегматичные, очень здоровые и весьма сильные физически. Попробуй — походи по дну, одновременно выполняя необходимую работу, когда на тебе многокилограммовый костюм, тяжеленные ботинки, утяжеленные специально, чтобы не всплыть.

Sergey Dubrov Shutterstock.com

Да и на плечи давит груз воды. И морально, и физически.

А после того как был изобретен акваланг, в подводный мир безмолвия начали заходить и простые люди. Просто любопытные. Акаваланги стали распространяться среди населения, появились инструкторы и курсы, на которых за десяток занятий можно было обучиться первичным навыкам…

В отличие от медленно ходящих по дну водолазов, аквалангисты парили в толще воды, как птицы. Еще сам Жак-Ив Кусто написал о совершенно необычайных ощущениях, о радости от парения, полученной им при первом испытании акваланга в море.

Люди уподобились Икару. И, подобно Икару, стали узнавать все новые «нельзя» погружений с аквалангом.

Задолго до изобретения акваланга люди, работавшие под водой, узнали, что на глубине свыше 20 метров дыхание чистым кислородом невозможно — кислород становится ядом при таком давлении. А если слишком быстро подниматься с глубины на поверхность — возможны баротравмы, или декомпрессионная болезнь. Распространение аквалангов познакомило с баротравмами и декомпрессионной болезнью широкие массы энтузиастов подводного плавания.

Еще одна беда и водолазов и аквалангистов — переохлаждение. Водолазы эпохи «до акваланга» надевали шерстяные свитера и теплые брюки, а поверх всего этого — непромокаемый резиновый костюм водолаза — и все же переохлаждение было проблемой и для них. Аквалангисты тоже вынуждены покупать гидрокостюмы — если хотят плавать глубоко и долго, оставаясь при этом живыми.

При плавании на глубине переохлаждение подкрадывается незаметно даже к самым-самым тренированным «почти моржам». Даже если над водой тропики, под водой на глубине пары десятков метров вода значительно холоднее «парного молока» на поверхности, и аквалангист без костюма легко переохлаждается. Ведь никто не скажет, что вода 19 градусов — вода «комнатной температуры».

Спускаться глубже 40 метров на простом сжатом воздухе — значит подвергнуться риску кислородного отравления. Начинаются судороги по всему телу, аквалангист может просто выронить загубник акваланга изо рта — и задохнуться.

Пытаясь нырнуть поглубже, аквалангисты открыли азотное опьянение — на глубине свыше 40 метров азот вызывает иногда эйфорию (аквалангист великодушно предлагает загубник своего аппарата проплывающей мимо рыбке), а иногда угнетение сознания, галлюцинации, апатию… Если пострадавшему прямо там, поняв, что он отравлен, напарник не окажет помощь — он не вынырнет.

Для ныряния «по-настоящему глубоко» стали выдумывать смеси для дыхания. Количество кислорода в них тем меньше, чем на большую глубину необходимо нырнуть. А после нескольких минут на большой глубине аквалангист всплывает несколько часов, задерживаясь на контрольных глубинах и даже меняя акваланги на другие с полными баллонами. Для рекордных глубин вместо опасного азота стали добавлять гелий.

В 60−70-е годы было много шума вокруг подводных жилищ. Подводные дома ставили на больших глубинах, и из них подводники могли нырять еще глубже, а потом возвращаться в свое подводное жилище. После нескольких недель под водой с возможностью выходить в воду и работать там без длительной декомпрессии акванавты помещались в специальную барокамеру, где их потом несколько дней приучали к нормальному атмосферному давлению. Но во всяком случае так эта декомпрессия проводилась после долгой работы под водой, а не после нескольких минут работы — без использования подводных домов.

В конце 80-х годов прошлого столетия было много шума по поводу открытия учеными нового вида акваланга. Если залить в легкие человека обогащенную кислородом соленую воду (или другой жидкий специальный состав, который можно насытить кислородом) и наладить процесс обогащения «выдыхаемой» жидкости, то теоретически вполне возможно создать новые типы дыхательных приборов для сверхбольших глубин. При этом вроде бы решаются проблемы декомпрессии, а также всевозможных отравлений и опьянений — ведь вода несжимаема, и кислород, растворенный в ней, не надо нагнетать под сверхвысоким давлением.

Такой костюм даже был продемонстрирован американцами в каком-то Голливудском подводном фантастическом триллере. Дальше этого работы по созданию принципиально нового костюма для глубоководных погружений, кажется, не пошли. Хотя я до сих пор помню фотографию, которая тогда потрясла — в большом химическом стакане в специальной, обогащенной кислородом жидкости утоплена за хвостик крыса. Груз, привязанный к хвосту, держит ее под «водой», но она вполне себе жива и смотрит по сторонам. Дышит жидкостью.

Правда, поскольку в широкую продажу такие костюмы так и не поступили, приходится сделать вывод — не так-то просто оказалось использовать эту идею для сверхглубокого ныряния.

Обновлено 8.10.2017
Статья размещена на сайте 22.06.2013

Комментарии (2):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети: