Сергей Курий Грандмастер

Как потомок талмудистов стал советским детским писателем? Памяти С. Я. Маршака

Чтобы понять, какое наследие оставил после себя Самуил Яковлевич Маршак, достаточно привести небольшой коллаж из строчек его произведений. Итак, поехали…

Olaf Speier Shutterstock.com

«Рассеянный с улицы Бассейной»,
«Мистер Твистер — бывший министр, владелец заводов, газет, пароходов»,
«Приходи к нам, тётя лошадь, нашу детку покачать»,
«Кто стучится в дверь ко мне»,
«Усатый-полосатый», «Мастер-ломастер»,
«Травка зеленеет, солнышко блестит»,
«Гори-гори ясно»,
«Что ни делает дурак, всё он делает не так»,
«Ищут пожарные, ищет милиция»,
«Шалтай-Болтай сидел на стене»,
«Дом, который построил Джек»,
«Будь самой горькой из моих потерь, но только не последней каплей горя»,
«Любовь и бедность навсегда меня поймали в сети»,
«А мне костёр не страшен, пускай со мной умрёт моя святая тайна — мой вересковый мёд»,
«…Картину, корзину, картонку и маленькую собачонку».

Уф! Думаю, этого вполне достаточно. Недаром Корней Чуковский (сам известный «многостаночник») как-то сказал, что знает не одного, а пять Маршаков: поэта для детей, поэта для взрослых, переводчика, сатирика и драматурга.

Но уж коль я задался целью писать о сказках, придётся для этой статьи Маршака «сузить». Я отложу в сторону не только замечательные переводы, но и большую часть детских произведений.
Основной рассказ пойдёт только о двух сказках. Зато каких! Это, конечно, «Кошкин дом» и «Двенадцать месяцев».

Но начать придётся издалека…

Как и Чуковский, Маршак в юности даже не подозревал, что ему придётся стать классиком детской литературы да ещё и в новой стране под названием Советский Союз.
Родился Самуил Яковлевич в Воронеже 22 октября 1887 года в семье потомков известного еврея-талмудиста XVII века Аарона Самуила бен Израиля Койдановера. По сути, необычная фамилия «Маршак» — это сокращенное имя-звание его предка: «М» — морэ (учитель), «Р» — раввин, «Ш» — Шмуэль (Самуил), «К» — Кайдановер (от местечка Койданов).
О еврейской сути Маршака нынче пишут достаточно часто и много — и о его юношеском сборнике стихов «Сиониды», и о паломничестве в Святую Землю. Всё это, конечно, интересно, но темы моей статьи касается мало. Ни сионизма, ни талмудизма в сказках Маршака нет. Зато там видна горячая любовь к русскому фольклору и умение с ним обращаться.

Пишут, что эту любовь Самуилу привил критик и искусствовед — Владимир Стасов. Заметив талантливого мальчика, пишущего неплохие стихи, Стасов взял его под свою опеку и даже помог перевестись в Петербургскую гимназию.

Вторым «крёстным отцом» Маршака стал Максим Горький. Теперь уже он хлопочет о переводе Самуила в гимназию города Ялта, где у писателя была дача. После 1906 года, когда «пролетарский» писатель стал «неблагонадёжным», Маршак уезжает учиться в английский университет. Именно там начинается его горячая любовь к потешному английскому фольклору («Робин Бобин…» и т. д.). Там начинают делаться первые переводы Шекспира, Бернса, Блейка. И там же Маршак впервые сталкивается с английским подобием скаутов.

С. Маршак, из письма М. Горькому 09.03.1927.:
«В 1913 году я познакомился с очень любопытной школой в южном Уэльсе. Дети жили там почти круглый год в палатках, легко одевались, вели спартанский образ жизни, участвовали в постройке школьного дома. Я прожил с ними около года — и это было счастливейшим временем моей жизни».

Время возвращения Маршака в Россию — это ещё и время начала Первой мировой войны. Маршак работает в газетах, но не забывает и свой «скаутский» опыт, участвуя в устройстве детей-беженцев.

В переломный 1917 год отец Маршака (по профессии химик-мыловар) вместе с семьёй переезжает на новое место работы — в Екатеринодар (вскоре он станет Краснодаром). Интересно, что во время Гражданской войны Самуилу Яковлевичу доводилось работать в деникинской газете «Звезда Юга», пока город не отбили красные.
Впрочем, никаких антисоветских грешков за Маршаком обнаружено не было (напротив, он укрывал какую-то революционную беглянку), поэтому особых трений с новой властью не возникло. Напротив, Маршаку тотчас поручили ответственное задание. Именно оно в корне изменило его писательскую судьбу…

Трагические события Гражданской войны привели к появлению на улицах российских городов огромного количества беспризорных детей. И надо сказать, что советская власть сразу подошла к решению этой проблемы довольно серьёзно. Так как Маршак уже имел опыт работы с детьми, его назначили заведующим секцией детдомов и колоний Краснодарского отдела народного образования.

Но Самуил Яковлевич понимал, что несчастным детям нужны не только кров и пайки, но и духовная пища. Поэтому в 1920 году при содействии завотдела народного образования М. Алексинского он вместе с другими творческими людьми организует детский театр — наверное, один из первых в стране. Вскоре он разрастётся в целый «Детский городок» со своей школой, детсадом, библиотекой, мастерскими и кружками, где дети могли снова вернуться в полноценную социальную жизнь.

Если есть театр — должны быть пьесы. Сначала для постановок перерабатываются сказки известных писателей. Но постепенно возникает и оригинальный репертуар. Его создавали два работника «Городка»: Маршак и Елизавета Ивановна Васильева.

Надо сказать, что Елизавета Ивановна была довольно известной личностью для «серебряного века» поэзии. Именно она в своё время была главным лицом известнейшей литературной мистификации, скрываясь под маской поэтессы Черубины де Габриак. Именно в таинственную и обольстительную Черубину «заочно» влюблялись многие известные поэты, и именно за её честь М. Волошин бился на дуэли с Н. Гумилёвым.

Сотрудничество Васильевой с Маршаком в театре было настолько плотным, что некоторые пьесы были написаны ими совместно. По этому поводу работники «Детского Городка» даже сочинили шуточные частушки:

Пишет пьесы нам Маршак
Вместе с Черубиной.
В старину играли так
Лишь на пианино.

Нет резонов никаких
Им писать совместно,
Кто неграмотный из них —
Это неизвестно…

«Детский городок» стал настоящим событием для молодого советского государства. В 1922 году на него обращает внимание сам нарком просвещения А. Луначарский. Он говорит, что Краснодарский детский театр — это явление всероссийского масштаба, и тут же отзывает Маршака и Васильеву в Петроград.

Сначала Самуил Яковлевич работает в ТЮЗе (1922−24), затем в детском журнале «Новый Робинзон» (1924−25), и наконец, руководит редакцией Ленинградского Детгиза. Так, постепенно и неожиданно для самого себя Маршак становится флагманом русской детской литературы, которая была создана в СССР практически «с нуля».

Детской сказке вообще и Маршаку в частности пришлось пережить в конце 1920 — начале 1930-х годов настоящую битву с педологами и РАППовцами, которые пытались убрать из детской книжки выдумку и фантазию, вытравить веселье и развлекательность. Впрочем, об этом я подробно писал в статье про Чуковского.

Битва была окончательно выиграна в 1934 году, когда Маршак при поддержке Горького выступил на 1-м съезде союза писателей с докладом о детской литературе.

Маршак вообще оказался везунчиком. Он избегнул репрессий даже в 1937 году, когда был разгромлено его детище — Ленинградское отделение Детгиза. По легенде его спас лично сам Сталин, вычеркнув имя писателя из подсунутого «чёрного списка» со словами «Почему враг? Прекрасный детский писатель».

Так сценарист театра для беспризорников превратился в ведущую фигуру советской детской литературы. И одним из первых самостоятельных произведений, где развернулся его талант сказочника стала пьеса «Кошкин Дом».

Но о ней — в следующий раз

Обновлено 18.09.2017
Статья размещена на сайте 1.07.2013

Комментарии (44):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Всем спасибо за дополнения и исправления.

  • Хорошая статья! Только, про Алексея Горького уважаемый автор явно описался. Наверное, все-таки, Максим Горький!

    • Марианна Власова Марианна Власова Бывший главный редактор 7 июля 2013 в 19:21

      Сергей Супрун, спасибо, исправили.

      Друзья, на нашем сайте установлена система "Orphus". Чтобы отправить сообщение об ошибке или опечатке, нужно выделить мышкой слово в статье и нажать Ctrl + Enter. (В правой колонке вы всегда найдете эту подсказку.)

  • Хорошая, добрая и интересная статья! Прочитала с удовольствием. Я люблю стихи "Абхазские розы" Самуила Маршака. Они были опубликованы в журнале "Огонек", 1949, № 43.
    О ней поют поэты всех веков.
    Нет в мире ничего нежней и краше,
    Чем этот сверток алых лепестков,
    Раскрывшийся благоуханной чашей.

    Как он прекрасен, холоден и чист, -
    Глубокий кубок, полный аромата.
    Как дружен с ним простой и скромный лист,
    Темно-зеленый, по краям зубчатый.

    За лепесток заходит лепесток,
    И все они своей пурпурной тканью
    Струят неиссякающий поток
    Душистого и свежего дыханья.

    Я это чудо видел на окне
    Одной абхазской деревенской школы.
    И тридцать рук в дорогу дали мне
    По красной розе, влажной и тяжелой,

    Охапку роз на север я увез,
    Цветы Кавказа - в Ленинград далекий.
    И пусть опали тридцать красных роз, -
    На память мне остались эти строки.

    Оценка статьи: 5

  • Статья интересная! Произведения С. Маршака любимы детворой и сейчас. Но "Травка зеленеет, солнышко блестит..." написал Плещеев.

    • Наталья Турсаметова, "Ежели вы вежливы и к совести не глухи..." ; "Человек сказал Днепру..." можно было добавить в список цитируемых строк СМ.

      Оценка статьи: 5

  • Конечно, в сталинские репрессии были редкие исключения, когда кому-то удавалось избежать ареста, высылки и даже смерти. Ну вычеркнул Сталин раз его имя из расстрельного списка, но как Маршаку удалось избежать послевоенных гонений на евреев, а также преследования за сотрудничество с белогвардейской газетой и сочинение антибольшевистких стишков? Вот это удивительно!

    Там у вас "красные" в кавычки взято. По-моему, не надо. И "тотчас" пишется слитно. Статья читается с интересом.

    • Валерий Хачатуров Мастер 7 июля 2013 в 08:01 отредактирован 7 июля 2013 в 08:01

      Стихи Маршака (под псевдонимом доктор Фрикен) тех лет, думается, имеют право остаться в русской поэзии.

      На собрании комиссаров
      пылкий Троцкий бил в набат,
      призывая коммунаров
      отстоять свой Петроград.

      Не обделен вниманием и Ленин

      «Петроград, пустой и нищий,
      позабыл свой прежний хмель,
      превращается в кладбище
      нашей славы колыбель.
      Шлет депеши ежедневно
      петроградский мне совдеп,
      просит ласково и гневно:
      хлеб нам нужен, нужен хлеб.
      Пусть Юденич с бандой финской
      город вымерший возьмут,
      правда, жаль дворец Кшесинской –
      был он первый мой приют.
      Пусть возьмут наш Питер с моря
      иностранцы – я готов
      уступить его не споря,
      меньше будет лишних ртов.
      Я избавлюсь от обузы,
      от забот и от затрат.
      Пусть британцы и французы
      кормят красный Петроград».

  • По следам Самуила Маршака в белогвардейском Екатеринодаре прошел краснодарский исследователь Игорь Куценко. Оказывается, любимый советской детворой поэт в годы Гражданской войны был «белогвардейцем» и выступал со стихами антибольшевистской направленности.

  • Марк Блау Марк Блау Грандмастер 7 июля 2013 в 06:11 отредактирован 7 июля 2013 в 06:20

    Следует исправить. "Учитель" - "море" ("морЭ"). "Маре" ("марЭ") - это "горький".
    Мне, когда я был студентом, один приятель под большим секретом, не давая в руки, показал сборник стихов молодого Маршака "Сиониды". Маршак - сионист? Это было откровением!

    Оценка статьи: 5

  • Бренда Ядлина Бренда Ядлина Читатель 7 июля 2013 в 02:42 отредактирован 7 июля 2013 в 15:09

    Переводы Бернса я до сих пор помню наизусть.Мы с мамой очень их любили.
    "Кто честной бедности своей стыдится и всё прочее
    Тот самый жалкий из людей,стыдливый раб и прочее..."
    А кошкин дом я слушала по радио лет в 7 и очень сочувствовала котятам.
    "владелец заводов, газет, пароходов», -это уже
    народное.Только теперь эти владельцы едут к нам не из Америки,а обратным путём-от нас в Америку.
    И уже оттуда критикуют всё советское.

    Оценка статьи-5

    Оценка статьи: 5

    • Бренда Ядлина, а согласитесь: строки выше всяких похвал!
      А Вы обратили внимание - как много рассказано о Мистере Твистере в паре строк? Диалог с дочкой! "Мой друг, у тебя удивительный вкус..." Мистер лаконичен и сдержан...
      Видно, что слов даром не тратит.

      А в гостинице он хладнокровно "уселся на стул воскликнул: "О БОже!" и снова уснул" - человек, явно привыкший к трудностям, не паникует и не закатывает истерик. (Вот во что не верится - что из-за соседства чернокожих сбежал из отеля).

      Но! Товарищи дорогие, ведь в целом - поэма - социальный позор для Советского Союза. Судите сами: в гигантском миллионном городе Ленинграде не нашлось свободного номера даже для очень богатого человека. На пятнадцатом году Советской власти! Знаете, это мне напоминает как в "Дяде Степе" старушка стирала на льдине белье. В Москве!!!!! В опять же советское время!)

      • Ирина Маркович,

        Вы о Мистере Твистере серьёзно?

        • Сергей Курий, а конечно!
          Ведь он явно помотался по миру, повидал людей ("Поедем в Неаполь! Поедем в Багдад!") Так что же - он в жизни чернокожего не видал?! Или таковых в Советском Союзе было больше, чем в родимой Америке? (ах, да - в кинофильме "Цирк"!) Или не знал, что в Советской стране к ним отношение иное, скажем так, чем у него? Что ж он - газет не читал? Ага, щас...

  • Я как сейчас вижу обложку журнала "Крокодил" к юбилею (70лет?) "Маршак Советского Союза", на которой на всю обложку дружеский шарж на СМ с золотыми погонами на плечах.

    СМ в лучшем смысле "повёлся" на русский язык, раннее знание английского "обеспечило" ему классные переводы с английского на русский. Наверное, это его перевод Бернса мы азартно горланили:?

    "Пробираясь до калитки, //полем вдоль межи, //Дженни вымокла до нитки // вечером во ржи.
    И концовка помнится - И какая нам забота,// если у межи // целовался с кем-то кто-то // вечером во ржи."

    Мало пишется о личной жизни СМ, были ли дети и пр.?

    Оценка статьи: 5

    • Сергей Курий Сергей Курий Грандмастер 7 июля 2013 в 19:58 отредактирован 7 июля 2013 в 19:59

      Сергей Дмитриев,

      Споры насчёт точности переводов - наверное, вечная тема. Известна очень язвительная эпиграмма:

      "При всём при том,
      При всём при том,
      При всём при том,
      При этом
      Маршак остался Маршаком,
      А Роберт Бёрнс - поэтом."

      Многие обвиняют, что он сильно пригладил Бернса.
      Но, так или иначе, именно благодаря Маршаку у нас горячо любят Бернса, Стивенсона и прочих. Читать его переводы - зачастую просто наслаждение.

      • Сергей Курий, а автор кто язвительной эпиграммы? Мне она не показалась язвительной, похожа на дружеский шарж.

        Оценка статьи: 5

        • Валерий Хачатуров Мастер 8 июля 2013 в 00:08 отредактирован 8 июля 2013 в 00:12

          Сергей Дмитриев, Эту эпиграмму на Маршака написал Сергей Александрович Васильев 1911—1975) — советский писатель и поэт, считавший, что Маршак исказил Роберта Бернса.
          Кстати, половина вышеупомянутой эпиграммы взята как раз из перевода Маршаком Бернса.

          Кто честной бедности своей
          Стыдится и все прочее,
          Тот самый жалкий из людей,
          Трусливый раб и прочее.

          При всем при том,
          При всем при том,
          Пускай бедны мы с вами,
          Богатство -
          Штамп на золотом,
          А золотой -
          Мы сами!

          Мы хлеб едим и воду пьем,
          Мы укрываемся тряпьем
          И все такое прочее,
          А между тем дурак и плут
          Одеты в шелк и вина пьют
          И все такое прочее.

          При всем при том,
          При всем при том,
          Судите не по платью.
          Кто честным кормится трудом,
          Таких зову я знатью,

          Вот этот шут - природный лорд.
          Ему должны мы кланяться.
          Но пусть он чопорен и горд,
          Бревно бревном останется!

          При всем при том,
          При всем при том,
          Хоть весь он в позументах, -
          Бревно останется бревном
          И в орденах, и в лентах!

          Король лакея своего
          Назначит генералом,
          Но он не может никого
          Назначить честным малым.

          При всем при том,
          При всем при том,
          Награды, лесть
          И прочее
          Не заменяют
          Ум и честь
          И все такое прочее!

          Настанет день и час пробьет,
          Когда уму и чести
          На всей земле придет черед
          Стоять на первом месте.

          При всем при том,
          При всем при том,
          Могу вам предсказать я,
          Что будет день,
          Когда кругом
          Все люди станут братья!

          Это стихотворение и послужило основой для эпиграммы
          Васильева. На дружеский шарж она явно не тянет.

          • Сергей Дмитриев Сергей Дмитриев Мастер 8 июля 2013 в 00:20 отредактирован 8 июля 2013 в 00:22

            Валерий Хачатуров, основа сразу видна. Особой язвы я так и не вижу: Маршак остался переводчиком поэзии, а поэт поэтом.
            Такое упёртое мнение сложилось сразу.

            Мне нравится эпиграмма "Я Евгений..." Евтушенко отпирается от авторства, но очень забавно и смИшно.

            Оценка статьи: 5

            • Сергей Дмитриев, Лично мне ближе позиция Александра Твардовского, который сказал: «Маршак сделал Бернса русским, оставив его шотландцем», Шотландцы — очень упрямый народ с удивительно стойким, сохранившим себя несколько столетий без изменения национальным характером. И тот факт, что за переводы из Роберта Бёрнса Маршак был удостоен звания почётного гражданина Шотландии говорит о многом.

              • Валерий Хачатуров, и мне не дальше: мне нравятся и Галич и Довлатов каким-то рафинированным русским языком и ёмким содержанием. Многие отмечали образцовое произношение по-русски прибалта Г.Отса. Это как бы параллель с языком.

                В переплетение культур можно добавить симпатии англичан, вкл. Королеву, к русскому Шерлоку Холмсу в подаче В.Ливанова.

                Оценка статьи: 5

                • Сергей Дмитриев, Эпиграмма слабенькая. Если отбросить из нее строчки Маршака, то, что останется от Васильева? Так что приходиться делать вывод: Маршак остался Маршаком, а Васильев – Васильевым...

                  • Валерий Хачатуров, вот это ближе к консенсусу. Был ещё поэт Павел Васильев, у него немало хороших стихов.

                    Оценка статьи: 5

                    • Валерий Хачатуров Мастер 8 июля 2013 в 16:41 отредактирован 8 июля 2013 в 16:44

                      Сергей Дмитриев, Зачем вспоминать Павла, если речь идет о Сергее? Поговорим все же о Сергее. Жил-был поэт Сергей Васильев. По случаю кампании по борьбе с космополитизмом он сочинил поэму "Без кого на Руси жить хорошо". В этой поэме в роли тех, без кого было бы хорошо, выступали в основном евреи( Ахматова тоже попала в их число).
                      Я очень сомневаюсь, что автор подобной поэмы, написал свою эпиграмму, уважая потомка талмудистов.

                      • Валерий Хачатуров, О.К.! Попробую найти поэму "Без кого...", благо теперь всё можно найти, "не отходя от кассы".

                        Оценка статьи: 5

                        • Сергей Дмитриев,
                          Ну, раз уж пошла такая гульба, припомнился памфлет ещё об "обойме" детиздата:

                          А входил в обойму кто?
                          Лев Кассиль, Маршак, Барто.
                          Шел в издательство косяк:
                          А. Барто, Кассиль, Маршак.
                          Создавали этот стиль —
                          А. Барто, Маршак, Кассиль.

                          • Сергей Курий, Только не надо замалчивать, что памфлет «обойма» появился во время борьбы с "безродными космополитами"

                            • Валерий Хачатуров,
                              Дык, понятно же...

                              • Сергей Курий, Вы вспомнили одни стихи.
                                Позвольте вспомнить стихи Давида Самойлова.

                                Что значит наше поколенье?
                                Война нас ополовинила.
                                Повергло время на колени,
                                Из нас Победу выбило.

                                А все ж дружили, и служили,
                                И жить мечтали наново.
                                И все мечтали. А дожили
                                До Стасика Куняева.

                                Не знали мы, что чернь сильнее
                                И возрастет стократ еще.
                                И тихо мы лежим, синея,
                                На филиале Кладбища.

                                Когда устанут от худого
                                И возжелают лучшего,
                                Взойдет созвездие Глазкова,
                                Кульчицкого и Слуцкого.

      • Сергей Курий, Позвольте сказать несколько слов о переводах.

        Например, "На севере диком..." для русской поэзии - это Лермонтов, несмотря на то, что "из Гейне". Это же стихотворение переводили и Тютчев и Фет. Они старались в пользу Гейне, а Лермонтов взял и сделал стихотворение своим.

        Лев Гумилев, сын Анны Ахматовой был арестован. Убитая горем мать пишет стихотворение «Подражание армянскому»

        Я приснюсь тебе черной овцою
        На нетвердых сухих ногах.
        Подойду, заблею, завою:
        "Сладко ль ужинал, падишах?

        Ты вселенную держишь, как бусу,
        Вышней волей аллаха храним.
        И пришелся ль сынок мой по вкусу
        И тебе, и деткам твоим?"


        Как утверждают специалисты, в армянской поэзии нет подобного стихотворения.
        Близко по смыслу четверостишие Ованеса Туманяна:

        Мне во сне одной овцой
        Задан был вопрос такой:
        "Бог, дитя твое храни,
        Как на вкус был агнец мой?"