Марк Блау Грандмастер

Можно ли считать историю наукой?

Еще на студенческой скамье нас приучили к тому, что «в каждой естественной науке заключено столько истины, сколько в ней есть математики». По простоте душевной, мы еще не представляли тогда, как разнообразен мир, и что человеческие знания о нем не менее разнообразны. Поэтому за образец настоящей науки мы почитали королеву-физику.

OlegDoroshin, Shutterstock.com

Мир, представления о котором сложились у нас на основе чтения хороших учебников физики, был прелесть как логичен и предсказуем! Все проблемы, возникающие у экспериментаторов, разрешались чаще всего на острие карандаша созданием хорошей теории.

Хотя уже при изучении химии столкнулись мы с тем, что эта несомненная естественная наука не помещается в коробочку наших упрощенных представлений о мире.

Дальше — больше. Столкновение с реальностью постепенно размывало четкие критерии научности или ненаучности.

Так получилось, что едва ли не сразу по окончании учебы жизнь столкнула меня с симпатичными ребятами-геологами. Не с прибористами-геофизиками, а именно с геологами, романтичными героями романтичной эпохи 1960-х годов, к тому времени уже канувшей в прошлое. И мои прямолинейные, заточенные под математические формулы мозги буквально закипели. Потому что методы, которыми — и очень успешно — пользовались геологи, были абсолютно ненаучны с моей «кочки зрения». В том, как любовно раскладывали они свои камушки, было что-то от ботаники с ее собиранием гербариев. А анализ полевых данных очень сильно напоминал пляски шаманов. Но в результате этого — pardon — камлания у ребят возникало твердое убеждение, что и где находится под землей. Самое удивительное, что они почти никогда не ошибались. Наука, однако!

Другой пример. Мой родственник, талантливый математик, работает в крупном медицинском научном центре, нацеленном на борьбу с раком. Работает достаточно давно, чтобы привыкнуть к совсем не формальной логике медиков и биологов, которая, однако, дает замечательные результаты. Вполне воспроизводимые, неоднократно повторяемые и вовсю применяемые на практике!

Но вернемся к истории. Существует ли здесь метод, делающий историю наукой? И если он существует, то в чем этот метод заключается?

Первоначально история у древних греков числилась по разряду искусств. Типа, историки рассказывали истории.

Тот человек, которого позже стали величать «отцом истории», знал много историй и рассказывал их мастерски. Звали этого человека Геродотом, и жил он в 5 веке до н.э. в малоазийском городке Галикарнас. Галикарнас был известен тем, что здесь находилось одно из семи чудес света древнего мира, мавзолей, гробница царя Мавсола. Нынче от этой гробницы не осталось даже следа. Город, правда, стоит на том же месте, но называется он теперь не Галикарнас, а Бодрум, и известен как турецкий курорт.

Тому, что Геродот знал много историй, была своя причина. В молодости его изгнали из Галикарнаса за «антигосударственную деятельность», то есть за то, что он был противником местного правителя-тирана. Изгнание в те славные годы почти всегда означало странствия. И Геродот объездил значительную часть известного тогда грекам мира. Он побывал на восточных его границах, в Вавилоне и в Ассирии. Долго жил и на южных пределах греческой ойкумены, в Египте. Геродот исхитрился побывать даже в местах совсем нецивилизованных с точки зрения древнего грека, на севере, в Причерноморье и в Скифии.

В своих странствиях Геродот говорил со многими людьми и записывал их рассказы. А о чем больше всего говорили тогда в греческом мире? Конечно, о пришельцах с востока, персах, которые внезапно вторглись в неплохо обжитый эллинский мир и стали отрывать от него лакомые куски. Родной город Геродота в ходе продолжавшейся почти полвека греко-персидской войны стал главным городом одной из областей-сатрапий нарождающейся персидской империи.

Записанные в странствиях рассказы и свои впечатления Геродот представил в виде большого и очень подробного труда. В этом труде были изложены все собранные автором сведения, даже самые невероятные слухи. Помните, что с подачи старика Хоттабыча говорил Волька Костыльков на экзамене по географии?

«Индия очень богатая страна, и богата она золотом, которое там не копают из земли, как в других странах, а неустанно, день и ночь, добывают особые, золотоносные муравьи, каждый из которых величиной почти с собаку. Они роют себе жилища под землею и трижды в сутки выносят оттуда на поверхность золотой песок и самородки и складывают в большие кучи. Но горе тем индийцам, которые без должной сноровки попытаются похитить это золото! Муравьи пускаются за ними в погоню и, настигнув, убивают на месте».

Так вот, это — из «Истории» Геродота.

Геродот впервые скрупулезно расположил все рассказанные им истории так, что каждая последующая происходила после предыдущей. Тем самым Геродот неожиданно открыл главный метод истории, который, собственно, и делает ее наукой, привязку происшедших событий к оси времени.

Сегодня это не кажется великим открытием. «А как же иначе?» — скажем мы. Так вот, до Геродота было как раз иначе. Рассказчики вываливали все, что знали, в произвольном порядке. Так, по ассоциативному принципу, построен сборник арабских сказок «Тысяча и одна ночь» и гораздо более древний сборник индийских басен «Хитопадеша».

Рассказ же по принципу «Это было после того» устанавливает совсем другую, причинную, взаимосвязь между событиями. Хотя, конечно, надо помнить о принципе «вслед за не означает вследствие». Но все же хронологическое расположение событий довольно четко выявляет их причины и следствия. И возникают мысли о том, что исторические события, вероятно, творятся не по велению богов или героев, а по каким-то вполне объективным законам. Хотя, строго говоря, история не отвечает на вопрос «как?», так же как на вопрос «почему?». Со времен Геродота главный вопрос для любого историка, если он считает себя ученым — «когда?»

В руках у музы истории Клио — свиток с записями. И недаром. Ибо «отец истории» оставил своим последователям еще одну заповедь: писать обо всем, что узнал, и писать честно. Можно, конечно, прокомментировать написанное: «вызывает сомнение», но самое главное — напиши о том, что узнал без прикрас и славословий. И историки упрямо придерживались этого правила, если, конечно, хотели считаться учеными, а не мифотворцами.

Обновлено 25.04.2016
Статья размещена на сайте 26.07.2013

Комментарии (16):

Чтобы оставить комментарий зарегистрируйтесь или войдите на сайт

Войти через социальные сети:

  • Комментарий скрыт
    • Настя Шишкина, Вы за греков, или за персов? Кто из них хороший, а кто плохой?

      В войне Алой и Белой розы кто был прав? Ланкастеры, или Йорки? Или вовсе Плантагенеты?

      В Гражданской войне США между Севером и Югом - кто был хорошим, а кто - плохим?

      Оценка статьи: 4

      • Игорь Вадимов,
        - Персы
        - Старки
        - Дядя Том

        Оценка статьи: 5

        • Максим Блау, так кто все-таки был хорошим?
          ...дядю Тома - не предлагать, Христа - тоже. Выбирать надо из участников "процесса".
          Ответ "да" на вопрос "кто хорош, а кто плох"... Давно не оригинально.

          Оценка статьи: 4

          • Максим Блау Максим Блау Профессионал 30 июля 2013 в 15:10 отредактирован 30 июля 2013 в 15:11

            Игорь Вадимов, ИМХО история отвечает на на вопрос "что было?" а на вопрос "что важно?" и каждое поколение переосмысливает его (вопрос) и ее (историю) за ново. Поэтому история такая же наука как маркетинг и медия - закономерности вывести можно, а вот абсолютные величина нет. Единственно что +/- не изминялось в Истории (пока что) это биология/физиология главного героя. Представте через пятсот лет когда будут показвать исторические драмы про 20-ый век, актеров будут одевать в джинсы и цилиндр. Для нас это важные нюансы, так же как различие скажем в устройстве забрал на шлемах или фасон рукавов. А для людей будующего - неважные детали.
            Поэтому в Гражданской войне хорошим был даже не дядя Том, а его Хижина. А в Алой и Белой розе у Старков было больше прав на корону чем у Грейджоев.
            Кстати если задуматся даже в вашем вопросе есть подобная ошибка-архаизм. Гражданскую войну в Англии за престолонаследие в конце 15-ого века "Войной Роз" начали называть сильно позже, если не ошибаюсь чуть ли не Вальтер Скот, с подачи Шекспира. Белая Роза не была официальным гербом Йорка. Т.е это литературный термин попавший в книги истории. Описующий стал описуемым.

            Оценка статьи: 5

            • Игорь Вадимов Игорь Вадимов Грандмастер 30 июля 2013 в 15:26 отредактирован 30 июля 2013 в 15:27

              Я благодарен за ответ. Вы считаете, что история - все же говорит, "что было". Рад.

              Дело в том, что в начале этой ветки дискуссии было утверждение "История, конечно, считается наукой, а не баснословием. Это наука о хороших (победивших) и плохих (проигравших) правителях. Другая подобная же наука называется богословием."

              В рамках этой гипотезы и были заданы вопросы. Судя по Вашему ответу Вы - тоже не согласны, что хороши лишь победители, а проигравшие обречены на то, чтобы быть плохими.

              Оценка статьи: 4

  • У меня есть статья в ШЖ по этому поводу. Это не наука, а то что договорились считать истиной историки.
    "Наука ли история?", выпуск 01.03.13
    Не буду поминать Фоменко и Суворова всуе.

    Оценка статьи: 4

  • Комментарий удален
    • Марина Разумовская, а в чем важность казни какого то подстрекателя из глухой провинции, чтоб ее описал какой то историк? Такие казни проводились сотнями, если не тысячами по всей империи каждый год.
      А по поводу "ни один" это не так. У Флавия присутствует даже несколько описаний распятия бунтарей. Не говоря об пресловутом "Свидетельстве Флавия" Иудейские древности. Книга XVIII 3.3 о котором большинство историков правда придерживаются единого мнения что это более подзняя вставка.

      Оценка статьи: 5

  • На истории в 11 классе учительница обещала 5 за четверть тому, кто сделает доклад о событиях путча (а времени тогда прошло всего ничего) - никто не смог, хотя пятерку хотелось. На счет второй мировой войны есть много споров, хотя все уже подчистили советские историки... А про древних греков вообще что угодно можно писать - никто ничего не докажет. Какие факты? Гуманитарные науки они такие.. гуманитарные

    Оценка статьи: 5

    • Татьяна Смирнова, как раз по поводу античной истории споров меньше чем по поводу современной.
      Дело в том что античная история практически закончена. Т.е человек может за несколько лет изучить практически все доступные документы этой эпохи и систематезировать их. А всю документацию второй мировой изучить невозможно - максимум переписку дивизионного уровня. Все что выше - все кирдык. Уже на уровне армий начинаются разочтения. А что говорить о понимании общей картины.
      А с путчем она схитрила. Чтоб что то стало историей процессы должны завершится. До этого это журналистика, аналитика.

      Оценка статьи: 5